12 октября 2013 года в семье Андрея Кончаловского и Юлии Высоцкой случилась трагедия. На юге Франции автомобиль, за рулем которого находился режиссер, попал в аварию. В результате катастрофы их 14-летняя дочь Маша, которая не была пристегнута ремнем безопасности, получила серьезную черепно-мозговую травму. На вертолете девочку экстренно доставили в госпиталь Марселя, где несколько месяцев боролись за ее жизнь, поместив в состояние поверхностной комы.

С тех пор супруги не комментировали произошедшее, изредка делая заявления, чтобы прекратить спекуляции СМИ и оградить дочь от излишнего внимания. В мае 2014 года на официальной страничке 77-летнего режиссера в «Фейсбуке» появилось заявление, что «Маша постепенно, но неуклонно выходит из тяжелейшей травмы»,  и призыв игнорировать чужие домыслы. 

На откровенное интервью 41-летняя актриса решилась лишь сейчас, рассказав о состоянии дочери, супруга и своем собственном журналу Tatler. 

По словам Юлии, определить нынешнее состояние Маши сегодня сложно:

— Ни один врач не ответит, в сознании ли она. Состояние комы неоднозначно и у всех протекает по-разному. Бывают моменты, когда она со мной, бывает, что я ничего не понимаю. Вот, вроде бы, происходит что-то такое, чему мы очень радуемся. Ждем повторения, а его нет. Зато случается что-нибудь другое. Все идет… медленно. Нам с самого начала говорили, что восстановление будет очень и очень долгим. И это бесконечная работа — и Маши, и наша… Трудно понять, есть ли свет в конце тоннеля. Я постоянно работаю над собой, чтобы его разглядеть. И убедить всех, что он есть. Никуда и никогда нельзя транслировать уныние! Все в радиусе пяти километров от Машиной комнаты должно быть наполнено энергией созидания.

О местонахождении дочери Высоцкая предпочла умолчать:

— Мне бы хотелось сохранить это в тайне. Поймите, я волнуюсь, что у людей, которые нас окружают, начнут любыми средствами выуживать информацию. Зачем провоцировать их на проявление низменных инстинктов?

Также Высоцкая призналась, что не винит в произошедшем супруга, который в момент аварии находился за рулем автомобиля:

— Я не имею права отвечать за мужа, судить о его чувстве вины. Думаю, я с ним гораздо откровеннее, чем он со мной. Наверное, такова женская природа — словами определить свое состояние, и вроде бы становится легче. Его мужская личностная природа не такая. Он закрытый человек, даже от самого себя. Но он много работает, безумно много. Спит по три-четыре часа. Один проект за другим. Три сценария одновременно. Бесконечно читает лекции студентам. Он всегда был трудоголиком. Сегодня его интересуют культурология, человек, Чехов и так далее. Если бы не работа, ему бы, конечно, было тяжелее. Виню ли его я? Он уникальный человек. Не думаю, что его мудрость приобретенная. Он даже не мудрый человек, а именно что мудрая душа. Я его хорошо слышу и понимаю. Он на меня сильно влияет. Будь рядом другой мужчина, возможно, я бы вела себя иначе. Здесь же нет места бессмысленным упрекам и поиску чувства вины. 

Актриса рассказала, почему резко оборвала связь с многочисленной аудиторией, перестав вести социальные сети, излучавшие позитив и ощущение абсолютного счастья, а хэштэги #сегоднялучшийденьмоейжизни, #такнебывает, #аэтавсекайфует исчезли из ленты ее подписчиков:

— Тогда мне искренне казалось, что здоровая, веселая, нормальная семья — это хорошо. Я готова была этим делиться. Снималась в соответствующей рекламе — производителям соков хотелось семейного ореола. Но теперь, думаю, тема семьи закрыта навсегда — независимо от света в конце тоннеля, про который я все равно знаю, что он есть, — заявила Высоцкая. — Не надо вести «Инстаграм». Не надо рассказывать, как тебе хорошо. Я пропустила момент, когда надо было перестать отдавать радость. Лучше было оставить ее себе. Я потеряла грань, где свои, а где нет. Всеобщая доступность… В медийном пространстве ее надо фильтровать. Но для этого надо быть очень опытным человеком. Мой опыт дался мне серьезной ценой.

Сегодня круг общения Высоцкой состоит лишь из нескольких самых близких друзей. С большинством прежних она, по собственному признанию, так и не смогла восстановить связь после печальных событий. В совершенно неожиданном свете Высоцкая увидела Никиту Михалкова. Режиссер проявил особое внимание к трагедии семьи и окружил родителей Маши поддержкой и заботой.

— Никогда не видела, чтобы они с братом так относились к детям — им всегда было не до них. А сейчас Никита Сергеевич приезжает к Маше, садится возле ее кровати, целует ее, щекочет усами. Для мужа он, наверное, ищет какие-то слова, меня просто обнимает хорошенько. 

Несмотря на то что жизнь Высоцкой разделилась на периоды «до» и «после», в ней остается место работе, собственным проектам, ресторанному бизнесу, бикрам-йоге и собаке по кличке Крюг. Высоцкая по-прежнему просыпается в шесть утра, совершает пробежку и отвозит сына Петю в школу. По словам актрисы, ей пришлось сделать много выводов, хорошенько поразмыслить над тем, как она раньше себя вела и что говорила другим людям:

— Все, что со мной произошло, кажется мне сегодня ответом судьбы на мои фразы и поступки. Я постоянно ловлю себя на мысли: «Не нужно было этого говорить, не нужно было этого делать». И еще эта вот знаменитая чеховская фраза: «Надо жить…» Три года назад Андрей Сергеевич попросил артистов на камеру сказать, что они думают о Чехове, о своих ролях. Есть запись, где я почему-то дрожащим голосом произношу: «Когда я слышу в конце пьесы, что надо жить, я думаю: надо жить». Счастливее меня в тот момент человека не было. Это ведь необъяснимо. Вернее, это говорит только о том, что… Один мой близкий друг недавно общался с космонавтом. И космонавт ему поведал, что там, наверху, «точно кто-то есть». С одной стороны, это настораживает. С другой — дает надежду. Надо жить… 

Фото с сайта hellomagazine.com. Юлия Высоцкая и Андрей Кончаловский на кинофестивале в Венеции (2014 год)

 
 

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»