Совет Европы интересен Минску только с точки зрения имиджа

3

Кроме представителей ЕС и США, на минувшей неделе здесь побывал спецдокладчик Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) по Беларуси Андреа Ригони. Он много говорил о том, что Беларуси и Совету Европы настало время наладить сотрудничество. Однако эксперты сомневаются, что Минску удастся хотя бы вернуть давно отобранный статус специального приглашенного.

Ригони уже работал докладчиком ПАСЕ по Беларуси с февраля 2007 года по ноябрь 2009-го, а весной 2014 года вновь был назначен на эту должность. Белорусские оппозиционеры критиковали его за излишнюю, по их мнению, лояльность к властям страны.

История же взаимоотношений Беларуси с Советом Европы и его Парламентской ассамблеей непроста. В 1993 году белорусский парламент получил в ПАСЕ статус специального приглашенного, но был его лишен спустя четыре года — после признанного недемократичным референдума-1996.

В 2009 году на волне потепления отношений с Западом Беларусь была близка к тому, чтобы вернуть этот статус. Однако тогда в итоговую резолюцию ПАСЕ по Беларуси все же был внесен пункт о том, что возвращение статуса возможно только при решении проблемы применения смертной казни.

После разгона мирной демонстрации протеста в Минске 19 декабря 2010 года и вызванного репрессиями острого конфликта между Беларусью и Западом вопрос о возвращении статуса спецприглашенного временно потерял актуальность. Однако сейчас, в связи с очередным потеплением отношений, вполне вероятно, что Беларусь рассчитывает статус вернуть.

По мнению экспертов, официальный Минск не прочь вернуть именно статус специального приглашенного, который, в отличие от полноценного членства в Совете Европы, ни к чему не обязывает, но дает все же некое международное признание белорусского парламента.

«Чувствовать себя в меньшей степени изгоями»

В нынешней ситуации возвращение Палате представителей статуса специального приглашенного не исключено, считает директор Центра европейской трансформации (Минск) Андрей Егоров.

«Но для белорусов это мало что решает, — подчеркнул политолог в интервью БелаПАН. — Для белорусских граждан необходимо полноценное членство страны в Совете Европы, которое позволяет получить доступ к международным инструментам защиты, в том числе и суду по правам человека».

В то же время возвращение статуса позволило бы белорусским властям «чувствовать себя в меньшей степени изгоями, чем это есть сейчас», отмечает собеседник. По его словам, статус специального приглашенного «по сути Беларуси мало что дает». «Но, мне кажется, политическая конъюнктура такова, что Минск хотел бы сейчас вернуть этот статус», — добавил политолог.

При этом предоставление площадки для переговоров по Украине «не является ключевым моментом в восстановлении отношений Беларуси с Западом», уверен политолог.

«Там есть своя внутренняя логика. Сейчас украинская ситуация, конечно, влияет на политику ЕС в том смысле, что они тоже заинтересованы, чтобы Беларусь была более независимой и суверенитет Беларуси укреплялся, — сказал Андрей Егоров. — Это другого рода заинтересованность — недопущение поглощения этой территории Россией целиком. Поэтому они пытаются укреплять какие-то инструменты независимости Беларуси».

Однако, подчеркивает Егоров, никуда не делась прошлая история отношений и те обстоятельства, которые препятствовали более плотному сотрудничеству Беларуси с европейскими структурами.

«И они никуда не уйдут от логики этих отношений. Куда денутся предыдущие резолюции, которые были приняты? Просто так возвращать статус специального приглашенного или просто так снять санкции ЕС с Беларуси невозможно, — уверен Егоров. — Но в Минске, думаю, есть четкое понимание и своей роли в миротворческом процессе, и как прагматически это можно использовать».

Совет Европы интересен Минску только с точки зрения имиджа

Политзаключенных приберегут на «после выборов»?

На всех переговорах, которые идут сегодня, говорит Егоров, Минску совершенно четко указывают, что существует проблема политзаключенных, смертной казни и без движения в этом направлении ничего нельзя сделать.

В то же время сам по себе статус специального приглашенного Минску не настолько нужен, чтобы ради него власти пошли на какие-то преобразования в стране, убежден собеседник.

«Другое дело, если будет более плотное сотрудничество с ЕС, тогда Минску нужно выпустить политзаключенных. И здесь, возможно, они это сделают. Но когда и при каких условиях, это как раз не ясно, потому что сейчас пока они эксплуатируют желание ЕС строить отношения вопреки ситуации», — полагает Егоров.

При этом он отмечает, что вряд ли в год выборов Минск решит ввести мораторий на смертную казнь, чего требует резолюция ПАСЕ о возвращении статуса специального приглашенного для Беларуси.

«Если бы была согласованная политика Евросоюза и Совета Европы и они бы рассматривали некий путь Беларуси по более плотной интеграции с Европой, тогда сначала возобновлялся бы статус спецприглашенного, потом это дает возможность подавать заявку на членство в Совете Европы, а параллельно разворачивался бы процесс восстановления и углубления отношений с ЕС, — тогда мог бы быть и мораторий, и все остальное», — рассуждает Егоров.

Но он сомневается, что политика европейских структур сейчас увязывается в некий единый пакет требований к Беларуси:

«Тут просто сепаратные такие линии разворачивающихся отношений отдельно с ЕС и отдельно с Советом Европы. Ничто во внешнем мире сейчас не вынуждает Беларусь вводить мораторий на смертную казнь».

С политзаключенными другой вопрос, подчеркивает Егоров. «Беларусь хочет денег от ЕС. И это желание денег будет давить на то, чтобы власти, возможно, пошли на освобождение политзаключенных», — сказал политолог.

Но, напоминает он, в нынешнем году Беларусь ожидают президентские выборы, и власти не знают, чего ожидать после.

«Они готовы на жесткие меры в отношении любых уличных выступлений, которые могут быть. И понимают, что подавление этих выступлений вызовет гневную реакцию ЕС», — сказал Егоров.

С точки зрения властей, рассуждает политолог, логично «переждать выборы, подавить эти выступления, переждать некий новый период охлаждения отношений с ЕС, но не ждать традиционно двухлетнего периода для восстановления отношений. А просто после выборов развернуть эту ситуацию, выпустить политзаключенных и начать новый романтический период. Может, в этом состоит хитрый ход белорусских властей».

Мораторий сугубо ради имиджа Минск не особо прельщает

Со своей стороны, скептически оценивает шансы возвращения Беларуси статуса специального приглашенного в ПАСЕ аналитик BISS (Вильнюс) Андрей Елисеев.

«С момента принятия предыдущей резолюции ничего не изменилось, требования остаются те же», — подчеркнул он.

Без отмены смертной казни или хотя бы введения моратория на ее применение возвращение статуса невозможно, подчеркнул собеседник БелаПАН.

«Жизнь человека — одна из основополагающих ценностей Совета Европы, — говорит Елисеев. — Отмена смертной казни — это минимальный шаг для возвращения статуса. Мне кажется невероятным, чтобы без этого Беларуси вернули статус специального гостя ПАСЕ».

А судя по публичным заявлениям белорусских официальных лиц, отмечает эксперт, никакого стремления к мораторию на смертную казнь нет. Хотя мораторий не является полной отменой смертной казни, белорусские власти совершенно не спешат сделать даже этот шаг. У них для этого нет действительно серьезной мотивации, отмечает Елисеев.

«Рационально больших выгод от ПАСЕ для белорусских властей нет, даже от получения статуса, — говорит политолог. — Ну, сидела бы там делегация, слушала выступления, иногда бы могла высказаться по какому-то вопросу, но не принимала бы участия в голосовании».

Да, это имиджевый вопрос, соглашается собеседник, но, подчеркивает он, статус специального приглашенного в ПАСЕ не сильно исправит имидж Беларуси.

«А каких-то выгод существенных это не предоставляет властям на европейской и международной арене. Поэтому и большого интереса со стороны белорусских властей нет», — резюмировал Елисеев.

Встреча Владимира Макея с Андреа Ригони в Минске. Фото с сайта naviny.by

Поделиться ссылкой: