Лавров подчеркнул, что эта цель декларируется публично: “Заявляется, что санкции надо сделать такими, чтобы они разрушали экономику и поднимали народные протесты… Запад однозначно показывает, что они не хотят заставить изменить политику, а хотят добиться смены режима”. (Цитата по ТАСС.)

Лавров напомнил: “Когда раньше применялись санкции, тогда я еще работал в Нью-Йорке, шла ли речь о Северной Корее, Иране, других странах, делалось это таким образом, чтобы они не наносили ущерба, били только по элите и не наносили вреда социальной сфере, экономике”.

Запад пошел ва-банк, хотел “взять Россию на понт”, объявил также глава внешней политики РФ. “Задолго до украинского кризиса висело в воздухе ощущение, что наши отношения с Западом приближаются к моменту истины, – рассказал он. – Откладывать до бесконечности проблемы на потом не получается… Либо мы идем к партнерству, либо “бить горшки”. Увы, наши партнеры вольно или невольно выбрали второй путь… Наши партнеры на Украине пошли ва-банк, наступили на собственные демократические принципы, поддержали экстремистов. Как говорят хулиганы, хотели “взять нас на понт”, заставить нас проглотить унижения”.

При этом министр заявил, что Россия не отказывается от контактов с Европой: “Никто не собирается “стрелять себе в ногу”, отказываться от сотрудничества с Европой. Но все понимают, что “business as usual” уже невозможен”.

Также, как передает РИА “Новости”, Лавров сообщил, что никакой изоляции России в мире не наблюдается: “Подавляющее большинство государств, мы с ними продолжаем диалог,… никакой изоляции нет”.

США и Евросоюз в несколько этапов ввели санкции в отношении официальных лиц и компаний из России, обосновав их присоединением Крыма к РФ и вооруженным конфликтом на юго-востоке Украины, в ходе которого, по убеждению Запада, РФ оказывает военную помощь сепаратистам. Россия многократно отвергала эти обвинения.

Накануне вице-президент США Джо Байден заявил, что санкции против РФ могут быть усилены. При этом источники в администрации США признали, что пока политического эффекта на руководство России принятые меры не оказали.

В своем выступлении глава МИД затронул и ряд других тем.

Лавров объяснил, почему США воюют с исламистами в обход Совбеза ООН

США не хотят идти в СБ ООН за мандатом против “Исламского государства”, чтобы не “фиксировать статус (президента Сирии Башара) Асада”, разъяснил Лавров.

“Сейчас, когда сколотили коалицию против “Исламского государства”, я спрашивал у (госсекретаря США) Керри, почему не обратиться в связи с этим в СБ ООН. На что он ответил: “Ну, если идти в Совбез, надо как-то фиксировать статус режима Асада”, – цитирует Лаврова ТАСС.

Министр отметил, что госсекретарь США дал понять, что Асад является фактором, привлекающим террористов. “Это абсолютно извращенная логика”, – сказал глава МИД РФ.

“Конечно, Сирия – это суверенная страна, участница ООН, это неправильно”, – добавил он. Складывается впечатление, что операция США против “Исламского государства” может служить прикрытием для более далеко идущих задач по смене режима, отметил министр.

Глава МИД напомнил: “Американцы говорили и говорят даже с талибами, когда им надо, США весьма прагматичны. Почему же подход к Сирии остается до предела заидеологизированным?.. Возможно потому, что это не столько операция против “Исламского государства”, сколько подготовка операции по смене режима”.

Необходимо новое соглашение о самоограничениях и взаимозависимости

Ведущим государствам мира необходимо вновь договориться о принципах международных отношений на основе взаимозависимости, заявил Лавров, выступая на заседании Совета по внешней и обороной политике.

“То, что сказал президент Путин, выступая на Валдайском форуме, о необходимости нового издания взаимозависимости, является весьма актуальным, – указал российский министр. – Необходимо, чтобы ведущие государства сели за стол и договорились о том, как базовые, законные интересы всех основных игроков могут быть отражены в новом издании – не знаю, как это будет называться, но работать надо на основе Устава ООН – как будут осуществляться разумные самоограничения, как будет осуществляться управление рисками, причем в контексте демократических международных отношений”.

Поделиться: