"Вопросы геополитики стали для Европейского союза более важными, нежели вопросы прав человека"

3
Как сообщалось ранее, 31 октября на сайте Официального журнала ЕС опубликован обновленный санкционный список, из которого исключены 24 лица.

Среди них – бывшие представители избирательных комиссий, парламентарии, ректоры вузов, судьи (в том числе до сих пор работающие), крупные бизнесмены и журналисты государственных СМИ. Кроме того, из-под санкций выведены семь компаний, принадлежащих бизнесменам Владимиру Пефтиеву, Юрию Чижу и Анатолию Тернавскому.

Комментируя БелаПАН решение Совета ЕС, председатель Объединенной гражданской партии (ОГП) Анатолий Лебедько подчеркнул, что он был и остается “убежденным сторонником” не только санкционного списка, составленного европейскими чиновниками, но списка, который должны составить “белорусские правозащитники, представители общественных объединений и политических структур”.

“Список санкций в отношении чиновников и предприятий не может зависеть от внешней или внутриполитической конъюнктуры, он должен быть рефлексией на то, что реально происходит внутри страны”, – убежден Лебедько.

Брюссель, по его мнению, “находится между Сциллой и Харибдой”: с одной стороны на еврочиновников “оказывают давление белорусские власти, выступающие за полную отмену санкций, а с другой – большинство правозащитных организаций и политических субъектов Беларуси, заявляющие, что причины, которые привели к появлению этого списка, не исчезли”.

“Поэтому сокращение санкционного списка является своего рода мягким компромиссом, – считает лидер ОГП. – Список до сих пор существует, что является признанием проблем, которые остаются в Беларуси, в частности наличие политзаключенных и отсутствие свободных и честных выборов. Вместе с тем Беларусь не столько действием, сколько заявлениями руководства страны сделала кивок в сторону Брюсселя, чтобы этот список был сокращен”.

В то же время определенная “случайность при выборе людей, которых исключили из санкционного списка”, указывает на то, что ЕС только “намекает на возможность компромисса”, считает председатель Партии БНФ Алексей Янукевич. В целом он отозвался о сокращении этого списка как о “разумном шаге”, своего рода “сигнале белорусским властям о готовности ЕС к диалогу”.

Тем не менее, по словам Янукевича, исключение из списка ряда “пропагандистов и госслужащих”, возможно, “было несколько ошибочным сигналом”, поскольку это может показать им, что “в давлении на демократическую оппозицию и независимую общественность нет ничего страшного для них”. “Важно, чтобы сокращение списка было частью стратегического плана ЕС, – подчеркнул политик. – Ведь если действия Евросоюза больше ритуальные, а не реальные, и происходит диалог ради диалога, то это просто пустая трата времени”.

Заместитель председателя Либерально-демократической партии Беларуси Олег Гайдукевич сокращение черного списка ЕС одобряет, но выступает “за полную отмену санкций”.

“То, что ЕС исключил ряд компаний и людей из списка санкций, является положительным шагом, – сказал он. – Вместе с тем еще с момента появления этого списка мы говорили, что такая мера никак не приблизит Беларусь к демократии, уже не говоря о том, что санкции никак не будут способствовать налаживанию взаимоотношений между Беларусью и ЕС”.

Либерал-демократы, по словам Олега Гайдукевича, выступают за установление тесных связей Беларуси с Евросоюзом. Чтобы это произошло,  придерживаться “пошаговой стратегии налаживания взаимоотношений” должны обе стороны, считает политик. Так, по его мнению, Беларуси стоило бы провести “демократизацию выборов путем перехода на партийную систему”, а также амнистировать всех политзаключенных. “Мы давно говорили, что политзаключенных нужно выпустить на свободу, амнистировать, чтобы они занимались свои делом, поскольку нет никакой пользы для страны от того, что они сидят”, – отметил зампредседателя ЛДП.

ЕС, в свою очередь, “совершает ошибку, полностью не отменяя санкции в отношении ряда лиц и организаций в Беларуси”, потому что “санкции не способствуют диалогу”, полагает Гайдукевич. По его мнению, у европейских чиновников для этого есть все основания, поскольку Беларусь “многое сделала за последние два года, особенно во время ситуации в Украине, показав пример правильного, нейтрального поведения, направленного на загашение конфликта”. “Мы показали всему миру, что мы – площадка для мирных переговоров по любым вопросам”, – заявил Олег Гайдукевич.

Евросоюз должен был исключить кого-то из санкционного списка, но логику выбора понять сложно. Такое мнение высказал БелаПАН политолог Валерий Карбалевич, комментируя решение Совета ЕС об исключении из черного списка
24 белорусских граждан и 7 предприятий, которое было принято 30 октября и опубликовано в Официальном журнале ЕС 31 октября.

“Поскольку ЕС сам не объясняет логику своих решений, то можно строить только догадки. Догадки эти очень субъективны, – отметил Карбалевич. – Понятно, что люди перестали занимать те должности, на которых осуществляли действия, признанные репрессиями. Их из списка выводят. Хотя это странно, потому что это же люди совершали нарушения, а не должности”.

По словам политолога, понять логику решения об исключении из санкционного списка некоторых белорусских компаний сложно. “Но тут надо знать досконально реальную принадлежность компаний. Может быть, там поменялись акционеры. Возможно, и еще какая-то другая логика в этом решении есть”, – сказал Карбалевич.

В любом случае, подчеркивает он, ЕС должен был исключить кого-то из списка в связи с нынешним трендом на потепление отношений. “Поэтому искали, кого исключить. Но по какому принципу они это делали, мне до конца не понятно, – сказал Карбалевич. – Сложилась такая ситуация, когда, с одной стороны, ЕС не мог отменить санкции или даже ввести мораторий, как это было в 2008-2010 годах, потому что Беларусь не освободила политзаключенных. С другой стороны, ЕС должен был как-то отблагодарить за геополитическую позицию Беларуси в отношении украинского кризиса, за миротворческие усилия. Вопросы геополитики стали более важными, чем вопросы прав человека”.

По словам Карбалевича, ЕС принял компромиссное решение и подал Минску сигнал, что готов проявить гибкость.

В свою очередь экономист Ярослав Романчук отметил, что “идут переговоры, торги, надо каким-то образом имитировать переговорный процесс, каждая сторона имеет некие позиции для торга”. “Вот европейцы сделали шаг, сейчас белорусы должны сделать что-то такое, чтобы убедить европейскую сторону, что нужно и дальше в этом направлении двигаться”, – сказал он.

При этом Романчук также говорит, что сложно понять логику принятия решения об исключении из списка тех или иных компаний.

Напомним, что из списка исключены три компании бизнесмена Юрия Чижа, санкции в отношении которого продолжают действовать. В то же время из списка исключен бизнесмен Виктор Пефтиев и подконтрольное ему ЧУП “БТ Телекоммуникации”, но продолжают действовать санкции в отношении ряда других подконтрольных ему компаний, в том числе в отношении “Белтехэкспорта”.

“Понятно, почему не исключили “Белтехэкспорт”, – отмечает Романчук. – Это оружие, особая статья. Оружие, особенно в контексте Украины, и в контексте даже России – это особая вещь, которая, я думаю, особо рассматривается даже не на политическом, а на военно-политическом уровне”.

Что касается Чижа и Пефтиева, отмечает Романчук, то исключены те компании, которые, с точки зрения ЕС, не связаны с вопросами оружия. “Переговоры от имени белорусских представителей ведут серьезные адвокатские европейские структуры. И это предмет торга, как в суде, доказать, что вот эта компания не связана с этим и так далее. Потом еще и политики в этом участвуют, лоббисты, которые имеют какие-то свои интересы. Это сложный процесс”.


Няма запісаў для адлюстравання