22 октября Федерация профсоюзом назначила исполняющим обязанности председателя ФПБ Михаила Орду, бывшего функционера БРСМ, бывшего палаточника, который никакого отношения не имеет к профсоюзам. Тем самым, убежден председатель БКДП Александр Ярошук, ФПБ окончательно и бесповоротно засвидетельствовала свою деградацию.

Кадровые перестановки в ФПБ, которая насчитывает более 4 миллионов членов, в интервью Беларускай праўдзе комментирует Александр Ярошук.

-Избранием, или назначением, Орды на должность председателя ФПБ засвидетельствовала полную и окончательную деградацию как общественной организации. Для тех, кто назначал Орду исполняющим обязанности (председателя избирает съезд), ситуация гораздо унизительнее, чем на выборах Козика. После президентских выборов 2001 года организация переживала острый кризис, подвергалась мощному давлению со стороны администрации президента – тогда даже прекратили перечисление профсоюзных взносов через бухгалтерию. Многие, кто голосовал за Козика, могли оправдаться: мы спасали организацию.

Теперь эти аргументы не работают – спасать никого не надо. Они осознают, как их опустили. Им приводят человека, которого никогда в жизни в глаза не видели, и покорно назначают его. Открывается самая позорная страница в истории ФПБ. В том и состоял замысел Лукашенко – окончательно унизить, заставить до конца испить чашу позора.

Мои слова применимы и к ФПБ, и к Орде – в частности: идти в профсоюзы, не имея никакого представления о профсоюзах, значит, показать полную несамостоятельность и исключительную покорность. Как он будет смотреть в глаза руководителям отраслевых профсоюзов, активу – ведь ФПБ насчитывает более 4 миллионов человек, будучи полным профаном.

Я не питаю никаких иллюзий, что политика ФПБ изменится. Возможно, несколько поменяется риторика, стиль руководства не будет столь провокационным. Но все изначально заточено под выполнение главнейшей задачи – защиту власти от трудящихся.

-Почему за год до президентской кампании и до съезда ФПБ Козику пришлось уйти?

-Козик нарывался на освобождение своим разнузданным поведением и злоупотреблениями последние лет 8-9. С самого начала он ставил перед собой приоритет – имущество и управление. Именно эта сфера являлась источником постоянных слухов, приходом многочисленных комиссий в ФПБ, в том числе и из государственных органов. Все факты злоупотреблений вначале приводили к недовольству, а затем – к негодованию руководителя государства, работодателя.

Однако Козика все время защищали люди из Москвы, близко знакомые с Лукашенко: Козик мчался туда, падал на колени и просил защиты. Козика всегда выручало верноподданичество, он выполнял весьма щекотливые поручения – например, возглавлял комиссию по торгово-экономическому сотрудничеству с режимом Саддама Хусейна. Такие поручения давали только самым верным людям.

Однако в самой Федерации расцвело кумовство, семейственность. Лукашенко несколько раз собирался выгнать Козика. Ведь именно Козик полностью провалил международное позиционирование. Он на ровном месте испортил отношения со всеми руководителями профсоюзов стран СНГ, в том числе и с председателем Всероссийской федерации профсоюзов Михаилом Шмаковым, чем вызвал сильное негодование беларусских властей.

Поэтому замена Козика – вынужденная: не думаю, что его трогали бы за год до съезда без веской причины. Следом за Козик подал в отставку и его сын, работавший первым проректором Международного института трудовых и социальных отношений (МИТСО), следует ожидать, что многие приближенные лица и родственники тоже потеряют свои посты.

Однако не думаю, что власти будут принимать по Козику некие радикальные решения: любое уголовное дело бумерангом ударит по самой власти.

ФПБ логически шла к полной деградации и достигла ее, назначив новым руководителем Федерации Михаила Орду.