Как Владимир Путин и другие лидеры Содружества обсуждали проблемы в отсутствие президента всея Украины

0

СНГ собрался в Минске для обсуждения вопросов рутинных, названия их будут трудно произносимы, а ответы – заранее подготовлены в 15 итоговых соглашениях.

Между тем всех журналистов интересовали вопросы прежде всего, можно сказать, бытовые: кто приедет, а кого не будет, а кто вместо кого? Точно так же был хорошо известен ответ на вопрос, будет ли президент Украины Петр Порошенко: нет, не будет. Хотя, по данным “Ъ”, вопрос этот обсуждался с украинской стороной почти до самого начала саммита, и решающим в выборе посла Украины в Белоруссии в качестве представителя Украины на саммите стал аргумент, который Петр Порошенко высказывал и раньше: а почему СНГ не помогал и не помогает Украине во время кризиса на юго-востоке? (Подобные претензии существуют, видимо, и у юго-востока.)

Участие посла в работе саммита плечом к плечу с главами государств не предусмотрено протоколом, и вопрос этот решался главами государств стран СНГ методом их опроса.

Они не стали спорить, посол как посол: в конце концов к кому-то они должны обращаться, когда на закрытом заседании начнут обсуждать “судьбоноску” (как выразился в разговоре со мной один из участников переговоров за полчаса до их начала).

При этом, конечно, Украина не заинтересована в выходе из СНГ: слишком много экономических преференций члены СНГ имеют по отношению друг к другу.

И должность заместителя главы исполкома СНГ интересует украинскую сторону, и она готова за эту должность бороться. Правда, перевыборы в уставе СНГ не предусмотрены, но есть то, что гораздо хуже,- ротация (она предстоит в следующем году).

Большинство участников встречи съезжались в Минск накануне. В какой-то момент появилась информация, что не приедет президент Азербайджана Ильхам Алиев, и принимающая сторона, к которой поступили эти сведения, крайне забеспокоилась: без Ильхама Алиева СНГ, конечно, неполон.

Встревожился и российский МИД: ведь ничто не предвещало. Но тревога оказалась напрасной: позавчера самолет Ильхама Алиева благополучно приземлился в столице Белоруссии. Таким образом, собрались так или иначе все.

Заседание в узком составе открыл Александр Лукашенко, который заявил, что изложит “свою тошку зрения” на развивающиеся события.

Главным развивающимся событием оказались, как и следовало ожидать, процессы на Украине.

– Недопустимо, когда у нас, в центре Европы (Александр Лукашенко не без оснований считает центром Европы именно Минск, а не Брюссель, например,- для этого достаточно согласиться, что окраиной Европы является Урал.- А. К.) ведутся боевые действия. Надо не просто найти точки соприкосновения, надо прекратить кровопролитие. Куда уже дальше, когда война идет на территории члена СНГ!.. А вопросы Украина решает не то в Берлине, не то в Милане! И чего тогда к нам обращаться по другим вопросам – по экономическим там!.. Надо тогда решать их в Берлине и Милане! Благодарю за внимание.

По сути, не выбирая выражений, Александр Лукашенко предложил исключить Украину из СНГ, если она по-прежнему будет рваться в Европу. Он и так, кажется, был раздражен тем, что за одним круглым столом с ним сидит посол этой страны, совсем уж неровня ему самому, президенту. Как потом оказалось, это приняли близко к сердцу и некоторые другие президенты.

Впрочем, ни слова о событиях на Украине не сказал президент Азербайджана Ильхам Алиев:

– Конечно,- заявил он,- нас тревожит то, что происходит недалеко от наших границ… То есть ситуация на Ближнем Востоке.

Предпочли промолчать на эту тему и президент Армении Серж Саргсян, и президент Киргизии Алмазбек Атамбаев, и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Президент Молдавии Николай Тимофти заметил только, что его тревожит ситуация на Украине (вряд ли кто-то сейчас в радиусе тысяч десяти километров от Киева равнодушен к ней). Зато он заявил, что ассоциированное членство с Евросоюзом, которое оформила Молдавия, уже негативно сказывается на ее экономическом положении: Россия лишает Молдавию льгот, связанных с преимуществами зоны свободной торговли.

– Мы никогда не были противниками сближения с ЕС и сами хотим сближаться! – произнес Владимир Путин.- Но проблема в том, что партнеры не хотят полноформатно обсуждать все имеющиеся риски! И если бы мы это делали своевременно, не было бы и никаких проблем!

Тут он в высшей степени неожиданно привел Украину как положительный пример позитивного трехстороннего сотрудничества: России, ЕС и собственно Украи
ны:

– Удалось же отложить реализацию экономической части ассоциации до конца 2015 года! Ну а где была Молдова?! – посмотрел господин Путин на господина Тимофти.

Тот машинально пожал плечами.

И потом, когда выступал президент Таджикистана Эмомали Рахмон, президент России наклонился к президенту Молдавии и некоторое время что-то жарко ему втолковывал: видимо, про то, что еще не поздно договориться с ЕС и с Россией насчет того, чтобы отложить ту же самую экономическую часть ассоциации. Господин Тимофти заинтересованно кивал.

Между тем самым бескомпромиссным следует признать выступление президента Узбекистана Ислама Каримова.

– Нас беспокоят,- заявил он,- угрозы потерявших над собой контроль политиканов, возомнивших себя хозяевами жизни (если где-то в мире говорят про хозяев жизни, то, со стопроцентной долей вероятности, – про президента США господина Обаму.- А. К.).

Ислам Каримов сказал, что за несколько дней до саммита главной новостью вдруг стало известие о том, что в нем примет участие Петр Порошенко (это само по себе было, конечно, обидно: про участие или неучастие Петра Порошенко говорят все, а то, что приедет Ислам Каримов,- дело, стало быть, само собой разумеющееся).

– Однако потом,- продолжил господин Каримов,- стало известно, что его планы изменились! Так вот, с таким решением трудно согласиться! Даже в отдаленных кишлаках прекрасно осведомлены, что случилось на Украине, и все ждут, когда это неестественное противостояние закончится!

Ислам Каримов дал понять, что Петр Порошенко должен был в первую очередь поделиться своими соображениями с коллегами по СНГ, чьи народы ждут решения в самых отдаленных кишлаках гораздо заинтересованнее, чем любые другие народы – в самых близких.

– А кто из нас встречался с господином Порошенко? – горько спросил Ислам Каримов.

Все посмотрели на Владимира Путина.

– Только единицы! При этом он много встречается со многими лидерами западных стран, не буду говорить каких. (Оживление в зале.)

Ислам Каримов распалялся все больше:

– Товарищ… Господин Порошенко раздваивается, наверное?! И не может дать отчет себе, должна быть Украина в составе СНГ или нет?!

Тут что-то попробовал вдруг вставить молчавший до сих пор посол Украины в Белоруссии Михаил Ежель.

– Можно помолчать или нет? – оборвал его господин Каримов.

Но странным образом пафос его речи после этого вдруг сбился, и он неразборчиво закончил:

– При этом Украина до сих пор в составе СНГ!..

Так что прерванное замечание посла, хотел он сам этого или нет, достигло цели.

Между тем господин посол тоже выступил (не по алфавиту, как президенты, а последним – как посол) и произнес обыкновенные для дипломата его уровня слова: про то, что должен идти процесс имплементации плана Петра Порошенко и инициатив Владимира Путина (не наоборот), что “на Донбассе орудуют сепаратисты” и что необходимо содействовать режиму прекращения огня.

Судя по кислому виду коллег за столом, с каким они слушали посла, вряд ли они его даже слышали.

Когда выступили все, Александр Лукашенко попросил исполком СНГ “расшифровать некоторые дипломатические формулировки некоторых глав государств и зафиксировать их, потому что это будет хоть какое-то продвижение”.

Очевидно, дипломатическим он называл свое и Ислама Каримова возмущение тем, что Киев никак не может выбрать, с кем он, и пытается сохранить за собой тепленькое по экономическим причинам местечко в СНГ.

Судя по всему, речь и в самом деле может идти о лишении Украины этого местечка. А последней точкой в таком решении станет, как ни странно, то, что за стол к ним вчера подсадили какого-то посла.

Впрочем, сами же согласились.

После недлинного ланча состоялись краткие эмоциональные проводы Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС). Ему на смену уже пришел сначала Таможенный союз, а теперь, с 1 января 2015 года, приходит Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

– Интеграционный комитет,- произнес Владимир Путин без лишней сентиментальности,- провел необходимые (похоронные.- А. К.) мероприятия.

Ничто, поклялся он над могилой ЕврАзЭС во Дворце Независимости Александра Лукашенко, из богатого наследия ЕврАзЭС не будет утеряно.

– Межпарламентская ассамблея ЕврАзЭС,- сообщил глава ЕврАзЭС Таир Мансуров,- также прекращает свое существование. Судьи суда ЕврАзЭС освобождаются от должности…

Нота оказалась неожиданно пронзитель
ной. Я представил себе, сколько же людей, задействованных в этой обширной бессмысленной организации, лишатся теперь работы.

Впрочем, я утешил себя мыслью о том, что они ведь наверняка обретут ее в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС).

А еще, неудобно даже как-то говорить, есть и высший Евразийский экономический совет (ему даже и аббревиатуру не смогли подобрать, чтобы окончательно, видно, не спутаться) и его заседание тоже состоялось вчера.

– На утрату,- вздохнул между тем Нурсултан Назарбаев в рамках проводов ЕврАзЭС,- ставятся 64 соглашения.

Вот и они канули в Лету.

При этом присутствующие все-таки, кажется, начали постепенно терять понимание того, что именно они хоронят и что потом обретают.

Так, через две минуты Нурсултан Назарбаев уже жаловался:

– Если мы (Россия и Казахстан.- А. К.) прекратим платить взносы в ЕврАзЭС, станет вопрос о существовании этой организации.

Но едва я с недоумением подумал о том, что ведь ее и так уже считай что нет, как Нурсултан Назарбаев добавил:

– Вот и Кыргызстан одной ногой в ЕврАзЭС.

А ведь если мы присутствовали на похоронах ЕврАзЭС, то Кыргызстан, выходит, и сам одной ногой в могиле.

Они начали путать ЕврАзЭС, ЕАЭС и еще высший ЕвраЭС, но уже и сами не обращали на это внимания. Главное, что они двигались вперед. Тем временем состоялось и заседание высшего Евразийского экономического совета, где был подписан договор о присоединении Армении к договору о ЕАЭС.

Президент Киргизии отметил особую роль своей страны в том, что все эти люди вообще оперируют этими терминами здесь, в Минске, и сейчас, в это время:

– Первая атомная бомба была, как известно, создана на территории Кыргызстана,- отметил он.- И поэтому на СССР не было атомного нападения, и он остался жив (очевидно, он в этом уверен, потому что в Киргизской ССР в то время были богатые залежи урана.- А. К.).

Президент Армении Серж Саргсян рассказал о том, что “ЕАЭС – крупнейшее экономическое объединение в мире”, и никого уже не смущало, что этого союза пока что не существует даже на бумаге.

А я слышал, как журналист уже диктует на ленту своего информагентства: “По решению глав России, Белоруссии, Казахстана… прекратил свое существование Европейский экономический союз…”

И это тоже уже никого не смущало, в том числе и на том конце провода.

Президент Киргизии вдруг начал бороться за то, чтобы в Высшей Евразийской комиссии были равным количеством голосов представлены все страны – а еще несколько минут назад, казалось, просился в ЕАЭС, только бы взяли.

Он уже понял, что здесь, в этом гостеприимном месте, не отказывают никому – только бы попросились.


Няма запісаў для адлюстравання