Ментальный раскол постсоветского пространства

6

Между обществами стран бывшего СССР усугубляются различия. Об этом свидетельствуют результаты опроса, опубликованные проектом “Барометр Восточное партнерство”. Данный опрос проводится дважды в год в Украине, Азербайджане, Беларуси, Армении, Грузии, Молдове и России. В каждой стране местные исследовательские центры опросили около тысячи респондентов в течение мая и июня.

Результаты опроса указывают на рост различий между проевропейской группой (Украина, Молдова и Грузия) и странами с авторитарным стилем управления (Россия, Беларусь, Азербайджан). Речь идет не только о разнице в восприятии ЕС, но и, в частности, о различии в удовлетворенности уровнем демократии. Так, в Молдове меньше респондентов считают, что демократия в их стране работает правильно, – так думает 16% опрошенных. В Украине таких – 22%, в Грузии – 30%. Одновременно “беларусской демократией” удовлетворены 48% респондентов, российской – 54%, а азербайджанской – 56%. При этом в Беларуси этот показатель, по сравнению с данными 2013 года, вырос на 11%, а в России – на 19%.

Подобная разница наблюдается и в уровне удовлетворенности жизнью, экономической ситуацией в стране, а также в уверенности, что государство движется в правильном направлении. Положительно эти показатели оценивают существенно больше респондентов с авторитарных стран. Характерно также их рост по сравнению с осенью прошлого года. Так, удовольствие россиян экономической ситуацией выросла на 17 процентов, хотя существенного роста экономики РФ не наблюдалось.

Ценностная пропасть

Российский политолог Андрей Окара видит раскол в ценностном измерении. “Фактически, это разница не между европейскими и евразийскими ценностями, а между ценностями открытого и закрытого общества”, – отметил эксперт в интервью Deutsche Welle. В России навязывается определенная модель ценностей плюс ненависть к открытому обществу, однако подается это в виде противопоставления между традиционными ценностями и деградацией “гейропы”, объясняет он.

С ним соглашается и украинский публицист Микола Рябчук. По его мнению, главное отличие заключается в политической культуре. Страны, подписавшие соглашения об ассоциации, “имеют основания отождествлять себя в той или иной мере с западным миром, чего россияне, конечно, никогда не имели”. “Они наоборот позиционировали себя противниками. Беларусь – это особый случай, я думаю, что она временно находится под таким мощным влиянием России”, – считает Рябчук.

Пропаганда против демократии

Руководитель белорусского Центра европейской трансформации Андрей Егоров разницу в оценках “состояния демократии” связывает не с ментальными различиями, а с ощущением стабильности. “Отвечая о демократии, люди скорее говорят о чувстве политической стабильности. Кроме того, в более демократических странах медиа открыто критикуют существующую систему. И поэтому люди могут критически оценить происходящее. Чего нет в авторитарных странах”, – отмечает Егоров.

По мнению Миколы Рябчука, пропаганда в России ложится на благодатную почву, которая лелеялась десятилетиями. “Если люди хотят быть обманутыми, они и будут одурачены. Не потому, что они совсем не имеют доступа к информации, а потому, что большинству это нравится. Это фроммовское бегство от свободы. Все переводится на дуче, диктатора, фюрера, который всех ведет и за все отвечает”, – отмечает Рябчук.

По словам Окара, с помощью пропаганды создается “оборонное” сознание. “Все должны сплотиться вокруг вождя и следовать своей, российской модели демократии, а не разлагающим западным ценностям, которые все ложные”, – объясняет политолог. Как следствие, в России реализуется попытка самоизолирования от всего мира и создания автаркийной экономики, которая бы основывалась на самообеспечении, отмечает Окара. “Осуществляется попытка перейти с квизамодернизационного на квазимобилизационный тип развития. Причем это никакая не разница в не развитии, это деградация”, – добавляет эксперт. Политолог также прогнозирует “украинский синдром” в российском обществе, подобный “афганскому” или “вьетнамскому”. “Однако он станет возможным не скоро, а тогда, когда не будет Владимира Путина, и следующий правитель будет рассказывать, каким ужасным был Путин, что он толкнул страну в войну с братской Украиной”, – заключает Окара.

От постсоветского пространства к “русскому миру”

Андрей Егоров обращает внимание на длительный тренд в общественном мнении Беларуси, а именно: на значительное уменьшение ностальгии по Советскому Союзу. “Если брать 20 лет, то сегодня такие настроения находятся на критически низком уровне. Это намного ниже, чем, например, в России, где советская ностальгия все еще имеет очень большое значение”. По словам Егорова, медиа-контекст в Беларуси на сегодня формируется российскими СМИ – несмотря на то, что беларусские медиа выдерживают достаточно нейтральную позицию. “Мы находимся на качелях общественного мнения относительно геополитического выбора. В 2008-2010 годах мы видели быстрый рост проевропейских настроений. Сейчас они резко снижаются, поскольку информационный контекст в отношении Европейского Союза является негативным”, – отмечает беларусский эксперт.

По мнению Рябчука, движения Украины, Грузии и Молдовы в сторону Европы одна российская пропаганда уже не способна помешать, хотя некоторые и подвергается ее влиянию. “Поэтому Россия еще и наемников и войска вводит, оказывает экономическое давление. В принципе, Россия проигрывает цивилизационно. Другое дело, что нам это тоже довольно больно”, – констатирует украинский эксперт.


Няма запісаў для адлюстравання