Звягинцев пугает. И у него получается. Кадр из фильма

Выбор «Левиафана» Андрея Звягинцева в качестве российского соискателя на премию «Оскар» удивил не столько отечественных, сколько зарубежных журналистов, пишущих о кино. Многие из них видели картину во время Каннского кинофестиваля, где «Левиафан» получил приз за лучший сценарий, и уже тогда называли ее не только кинематографическим шедевром, но и фильмом, ярко обличающим российскую коррупцию и слишком очевидные связи Русской православной церкви с авторитарной государственной машиной.

Сцену, где один из героев картины Звягинцева предлагает друзьям пострелять по портретам советских вождей, процитировали, кажется, все мировые СМИ. Такого от российского фильма, снятого в том числе на бюджетные средства, не ожидал никто.

Не менее дерзким выглядит и решение нашего оскаровского комитета, который сейчас – в эпоху жесткого противостояния России и мира – выдвигает на премию Американской киноакадемии именно «Левиафан». Этот жест зарубежные журналисты назвали шокирующим.

Солидарны с ними оказались и российские кинокритики: прорыва «Левиафана» мало кто ожидал, но благодаря смелости выдвиженцев у России есть крепкий шанс попасть в номинацию, а то и выиграть статуэтку. Понятно, что члены комитета в этом году стали своеобразными заложниками ситуации: им нужно было протиснуться практически между Сциллой и Харибдой. С одной стороны, есть огромное желание наконец-то получить «Оскар» (в последний раз российское кино было удостоено этой чести в 1994-м за фильм Никиты Михалкова «Утомленные солнцем»), и в этом смысле «Левиафан» – лучший кандидат. С другой – вопиющий антиклерикальный посыл фильма, очевидный и для тех, кто за него голосовал, оставляет горький осадок. Перевесили профессиональные качества: картина Звягинцева, безусловно, сделана талантливо.

Заметим, что российский прокат фильма был ограничен премьерой на «Кинотавре», где его смогли увидеть лишь представители профессионального сообщества, да кратким (настолько, что о нем не знал практически никто) прокатом в провинции – для соблюдения регламента выдвижения на «Оскар». Так что ожидать активной реакции общества на решение оскаровского комитета вряд ли стоило бы. Тем более что реальность, показанная в ленте Звягинцева, уже мало кого шокирует. Возможно, такова была и логика голосовавших за «Левиафана».

Узнать реальные причины выдвижения на «Оскар» именно «Левиафана» сложно. Оскаровский комитет, несмотря на проведенную три года назад реформу, по-прежнему принимает решения в режиме строжайшей секретности. У него нет ни внятно работающего секретариата, ни открытой документации, где можно было бы найти, например, все рассматриваемые в этом году варианты.

Конец сентября для многих журналистов превращается в «охоту» на председателя комитета, режиссера Владимира Меньшова: кажется, он единственный может ответить на вопросы, когда заседает комитет и какое решение принято. Отвечает Меньшов, правда, не всегда. Узнать российского соискателя на оскаровскую номинацию – дело трудное, но выполнимое, понять критерии, по которым определялся этот соискатель, – задача практически невозможная.

Обозреватель «НГ» попыталась связаться с членами оскаровского комитета, узнать, как они относятся к выбору картины «Левиафан», присутствовали ли они сами на заседании, видели ли вообще фильм. Из открытых источников известно, что в состав оскаровского комитета входит чуть более 20 человек. В их числе – режиссеры Владимир Наумов, Никита Михалков, Владимир Котт, Павел Чухрай, Карен Шахназаров, продюсеры – Леонид Верещагин, Сергей Сельянов, Евгений Гиндилис и другие. Почти до половины из них мы дозвонились.

Председатель комитета Владимир Меньшов отказался от комментариев, так же поступили другие опрошенные. Большая часть из них голосовала за фильм «Левиафан» – лично или по доверенности, но все они предпочли не комментировать свое решение. Кто-то сослался на процедуру тайного голосования, кто-то – на отсутствие у «Левиафана» достойных конкурентов. Были, впрочем, и те, кто признался, что не участвовал в воскресном заседании и не оставлял доверенности, или попросту фильм Звягинцева не видел.

Действительно, в этом году особой конкуренции у «Левиафана» не было, особенно после самоотвода Андрея Кончаловского с фильмом «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына». К тому же попасть в список номинантов, как правило, могут фильмы, уже зарекомендовавшие себя на крупных международных фестивалях. Это – объективные факторы. Субъективные же (то есть мнение авторитетных выборщиков – а это существенно), так и останутся за скобками.

Вот и нынешнее решение, как стало известно в понедельник, не устроило продюсеров фильма «Горько!», второго по числу голосов кандидата на попадание в лонг-лист «Оскара». Продюсеры «Горько!» Илья Бурец и Дмитрий Нелидов считают, что недельный прокат «Левиафана» «в единственном российском кинотеатре был организован специально для участия в оскаровской гонке», и призывают создателей «Левиафана» отозвать свой фильм с соискания «Оскара» в этом году. Ссылаются при этом продюсеры на более чем успешный отечественный прокат своей картины.

Справедливо. Но является ли зрительская любовь мерилом для выдвижения на «Оскар»? И до тех пор, пока российский оскаровский комитет не заработает открыто, его работа и технология принятия решений будут вызывать массу вопросов.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»