Барак Обама за твердость позиции и за диалог с Москвой.

Президент США Барак Обама заявил в воскресенье, что не видит опасности военной конфронтации между НАТО и Россией. Эти слова – своего рода поправка к его речи на Генассамблее ООН, где он в числе угроз международной безопасности назвал Россию второй после лихорадки Эбола и перед террористами «Исламского государства». Американский лидер видит возможности улучшения российско-американских отношений в случае улучшения ситуации в Украине. Буквально в тот же день министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, жестко ответивший Обаме с трибуны ООН, также смягчил тон и высказался в пользу «перезагрузки 2.0» между Россией и США.

В передаче «60 минут» в эфире телеканала CBS Обама отвечал обеспокоенному телеведущему Стиву Крофту. «У нас сейчас очень осложнилась ситуация между НАТО и Россией. Каковы ваши отношения с президентом Путиным? Есть ли между вами личные отношения? Как вы считаете, есть ли какая-либо вероятность военной конфронтации между Россией и Украиной?» – спросил журналист.

«У меня с ним всегда были деловые отношения. Они прямые и твердые», – заявил Обама. Но тут же вновь пожаловался на «российскую агрессию, нарушение территориальной целостности меньшей и более слабой страны». По его словам, «все это противоречит прогрессу в деле создания мирной и процветающей Европы после Второй мировой войны и периода холодной войны». 

В то же время Обама признал благоприятные изменения в ситуации, в частности, достигнутую договоренность между Россией, ЕС и Украиной по газу. «Газ будет продаваться Украине, и они не будут замерзать зимой. Есть возможность политического решения».
Все это Обама связывает с действием принятых по американской инициативе санкций в отношении Москвы. Вашингтон, по его словам, занял твердую позицию, но в то же время оставил возможность для договоренности. «Таковы были всегда мои отношения с Путиным и российским народом, – сказал Обама. – Это великая страна с невероятным талантом и невероятными традициями. Если бы она сконцентрировалась на своих инженерных и математических талантах и развитии своей экономики, то Россия по определению была бы великой страной в этом мире».

Что касается возможности военной конфронтации между НАТО и Россией, то в это Обама не верит: «Нет, я не считаю, что дело идет к возможной военной конфронтации между НАТО и Россией, хотя мы приложили немалые усилия для того, чтобы гарантировать нашим союзникам на границах, таким как, например, Эстония, где я побывал перед саммитом НАТО в Уэльсе, что пятая статья Североатлантического договора означает именно то, что в ней написано». Имеется в виду положение, что вооруженное нападение на одну или несколько стран – членов НАТО рассматривается как нападение на всех и предполагает коллективную защиту. «Если у страны НАТО начинаются проблемы, мы приходим на помощь. Только в таком случае будет военная конфронтация», – заявил Обама. По его словам, в России «это понимают».

Обама разъяснил также сложности военной кампании против «Исламского государства» (ИГ). По его словам, США недооценили силы ИГ и переоценили боеспособность иракской армии. Глава разведывательного сообщества США генерал Клэппер доложил президенту, что недооценил силы боевиков. Вместе с тем Обама считает, что совместными усилиями – США, союзников и иракских сухопутных войск – удастся добиться перелома в обстановке и американская роль в военных действиях будет сокращаться. В Сирии ситуация сложнее, так как там нет сильных союзников, притом формирования умеренной оппозиции зажаты между ИГ и войсками Башара Асада. «Получается, что вы боретесь с врагами Асада?» – спросил журналист. «Я вижу противоречие, но необходимость отстранения Асада это не снимает», – ответил Обама.

Глава МИД РФ Сергей Лавров в тот же день дал интервью российским телеканалам, в которых затронул тему российско-американских отношений. «Я регулярно беседую с госсекретарем США Джоном Керри, есть другие каналы общения. От этих контактов мы не уходим, но не можем заставить американцев с нами дружить или хотя бы слышать нас», — сказал он. По словам Лаврова, «главная проблема в том, что мы абсолютно заинтересованы в нормализации этих отношений, но не мы их разрушали. И теперь требуется то, что американцы, возможно, назовут «перезагрузкой», термином, придуманным при администрации президента США Барака Обамы после серьезного отката наших отношений в последние годы нахождения у власти Джорджа Буша».

«Сегодня уже нынешняя администрация разрушает во многом ею же создававшиеся совместно с нами структуры сотрудничества. Наверное, будет придумано что-то еще: «перезагрузка № 2» или «перезагрузка 2.0», – сказал Лавров.

Резкую тональность Вашингтона в отношении Москвы глава российского внешнеполитического ведомства связывает с внутриполитическими обстоятельствами США, в первую очередь с предвыборной борьбой. «Беда в том (и я честно говорил об этом американским коллегам), что у них потребительский подход. Во время очередного электорального цикла – президентские выборы проходят каждые четыре года, а в промежутке проводятся выборы в Конгресс США, которые тоже весьма влияют на расклад сил в стране, – американцам иногда нужно показаться сильными и успешными, а где-то не получается. Едва ли им можно сейчас чем-то похвастаться на Ближнем Востоке после серии односторонних акций, которые ни к чему хорошему не привели. Еле-еле «склеивается» Ирак, еле-еле выходит из кризиса Афганистан… Ситуация тяжелая, поэтому нужны какие-то успехи. К сожалению, очень часто на обывателя действует такая конфронтационная риторика, когда ищут внешнего врага, которого нашли в лице России», – сказал Лавров.

Фото Reuters