Когда раскачивался Майдан, мы ждали, что киевские власти сумеют разобраться с беспорядками. Когда раздались первые звуки снайперских выстрелов, и в воздухе запахло коктейлями Молотова, мы стали ждать выборов нового лидера, который, возможно, вытащит страну из ямы, в которую она стремительно проваливалась. Выборы прошли давно. Результат – гражданская война и гуманитарная катастрофа на востоке окончательно разобщённой Украины. Андрей Иванович, чего нам ждать теперь? 

Для того чтобы понять, что ждать, необходимо понять адекватность политики, которую проводит правительство Порошенко и Яценюка, куда идёт Рада, и вообще – состояние политического класса и населения Украины – это раз. С другой стороны, необходимо разобраться в том, что хотят от Украины внешние игроки.

Сейчас страна находится в тяжёлом внутреннем кризисе, и она, к сожалению, открыта для любого внешнего вмешательства.

Сначала давайте поговорим о внешних игроках – это проще. В данном случае Россия, конечно, ведёт открытую стратегию, это открытый код. Она бы хотела, чтобы Украина оставалась добрым и лояльным соседом. Естественно, в понимании России Украина, желательно, должна оставаться нейтральным государством и, желательно, богатым. Товарооборот между Украиной и Россией большой, и в рынке украинском Россия заинтересована. Чем Украина богаче, тем больше интереса у российского капитала к этому рынку. Наконец, России необходимо, чтобы она обеспечивала бесперебойный российский транзит на европейские рынки.

То, что было перечислено выше – это общеполитические позиции. Однако есть и четвёртая позиция, которая касается того, что каждый третий житель Украины является этническим русским. Этот вопрос очень важен для политической жизни самой России, ведь если притесняют кого-то из соотечественников за рубежом, то в России это вызывает большие претензии к властям – дескать, своих не могут защитить, решить проблему!

Именно о «защите своих» и шла речь в Крыму?

Да, этот, четвёртый момент и стал стимулом для крымской трагедии. Со всеми правительствами, со всеми президентами, даже с Ющенко, Москва умудрялась договариваться: не трогайте, не мучайте, не гоняйте российское меньшинство. Однако первое, что демонстративно сделала последняя власть, которая пришла после Майдана – отменила закон о языках, который и так-то был половинчатый, но хоть как-то проблему решал – и тем самым продемонстрировала, что надеяться не на что.            

И когда это прекрасно понял и Крым, где семьдесят процентов с лишним населения – чисто русского, так как это чисто русский регион – то люди там поднялись, и Москва им не отказала. Кстати, в Крыму сложилась вообще очень любопытная ситуация. Путин не настаивал ни на чём, и первое предложение восставшего Крыма, когда они захватили здание парламента, было о том, чтобы провести референдум в один день с президентскими выборами. Вопрос был исключительно в федеративности. А уже когда Киев жёстко отреагировал, тогда и встал вопрос об отделении. Москва, как раз- таки, в этом случае ни на чём не настаивала, прекрасно осознавая все риски и тот факт, что мир этого – аннексии Крыма – не признает, что Россию назовут агрессором и т. д. К сожалению, не видна была внутренняя украинская агрессия, её собственных граждан, которые имели российские корни.            

Позиция России ясна. А каковы намерения и логика Евросоюза?

Позиция Евросоюза более размыта, она, конечно, находится в рамках американской стратегии. В реальности мы ведь понимаем, что если в XVII или XX веке мы говорили о политике Мадрида, Парижа, Берлина, Рима, Лондона – это были тяжёлые политики, велась непростая борьба, дипломатические выяснения, то сейчас об этом мы не говорим, так как на деле министром иностранных дел в Европе являются американцы. Конечно, интересы и политика Европы при этом просматриваются. Начать с того, что один из членов, подписавших договор о европейской ассоциации, находится в состоянии войны – это ужасно. Кроме того, Европа опасается за транзит, хотя и в меньшей степени, потому что у неё есть возможности частично эту проблему решить.

Главное, что есть понимание контроля. Долгие годы велись дискуссии – Европа с Россией говорили о том, что контролировать Россию невозможно. Хоть русские и постоянно такие плохие, но, видимо, срабатывает инстинкт: всё-таки, ядерная держава, и диктату Россия не поддаётся.

А вот контролировать Россию через Украину – можно. Обычно спрашивают: как так получается? Украина ворует газ, что хочет, то и делает, а Европа всегда её поддерживает. Объясняю, как: для Европы было бы идеально, если бы Россия подавала свой газ на границе «Россия-Украина» и забывала бы о нём. Однако Россия так поступать не хочет, потому что прекрасно понимает, что в этом случае это будет похоже на примитивный обмен во времена капитана Кука: приплыли, положили на берег зеркальце, а в обмен забрали все ценности. В этом случае будет дико маленькая цена. Поэтому Россия хочет торговать сама на европейских рынках, а её туда стараются не пустить. Украина же здесь выступает в роли хулигана. Получается такая примитивная, в духе Средневековья, политика.

Отсюда проистекают и все попытки Евросоюза всеми силами блокировать строительство трубопровода «Южный поток». Мол, пусть Украина находится в Ассоциации, но в то же время будет жить за счёт России. Вот почему Евросоюз порой занимает такую затянутую позицию. Главная проблема его – Россия.

И к решению этой проблемы можно подобраться, используя Украину.

Да. Украина, к сожалению, не понимает, что является просто инструментом в чужой игре. Самые дальновидные интересы в этой ситуации, конечно, у американцев. Глобальный их план – превратить Россию в этакую полуколонию, сырьевой придаток Евросоюза. На равных с Москвой разговаривать они не хотят, но при этом стремятся загнать Россию в угол Евразии, чтобы она не рыпалась, и кромсать потихоньку.

Точно такое же мнение о политике американцев и в Москве, где считают, что санкции – это повод, что Украина – не настоящая причина для введения санкций. Дескать, сегодня решили проблему с востоком Украины, а завтра отдайте Крым, потом Калининград, Курилы, разделите Сибирь – и так до бесконечности. Видимо, теперь об этом догадались и американцы, особенно сейчас, когда огромная ядерная многонациональная сверхдержава оказалась выключена из международного процесса.

И полыхнуло: Ирак, Палестина, Афганистан и даже Нагорный Карабах, а опереться, разделить ответственность, получается, не с кем. Москву загнали в угол, хотя она, вообще-то, в этой ситуации и нужна, как союзник. Ситуацию с Сирией ведь решали «на двоих» – решили, а теперь решать больше не с кем. Так что эта пауза, которая сейчас длится, она не просто так возникла.

Вернёмся к Киеву. Там не понимают, что они – оружие в большой геополитической игре, более того, считают, что весь мир смотрит на них как на маяк, светоч новой жизни. Здесь необходимо подчеркнуть, что то, что сейчас происходит между Россией и Украиной – это, конечно, продолжение развала Советского Союза. Союз развалили, всё, что от него осталось, съели, растащили, разворовали, так что теперь надо делить Россию. Вот почему в Киеве ведётся такая жёсткая антироссийская пропаганда – не просто против государства российского, а в целом против русского народа. Я читал, например, совершенно грязные вещи про русских женщин. Идея пропаганды: русские, как таковые не нужны. Ресурсы нужны, деньги нужны, территория нужна, а русские – не нужны. Надо делить. Но делить – не производить же. Кстати, это не только украинская проблема, это и белорусская проблема тоже, да и Казахстан то и дело недоволен. В общем, все решили, что их обманули при разделе, а значит, нужно ещё раз Россию поделить.

На Украине сейчас, действительно, полагают, что они – центр Вселенной, что весь мир за них готов воевать. Похожая ситуация была в Грузии в 2008 г. Кризис украинской государственности, к тому же, совпал с кризисом экономики. Та, старая, постсоветская экономика превратилась в олигархический капитализм, а он высасывает соки из государства и из постсоветской экономики. Он ничего не добавляет, так как инвестировать в олигархические схемы очень опасно. Так получилось на Донбассе: высосали оттуда всё, что можно, из заводов, из шахт, и ничего там не сделали для модернизации производств. Когда Россия сейчас вернулась в Крым, она тоже была обескуражена: ничегошеньки не сделано за двадцать с лишним лет, асфальта, можно сказать, свежего не положено. Добавилось только несколько гостиниц, хозяевами которых являются представители киевской элиты, да дачи с личными пляжами и причалами для яхт на побережье. Вот и всё.

Так и здесь: олигархический капитализм высосал Украину, и эта экономика стала ему не нужна. Почему украинская армия так зверски громит заводы? Потому что уже не нужны эти заводы. Они ведь понимают, что эти заводы выпускают продукцию, которая покупалась только в России, чтобы заводы функционировали, необходим дешёвый газ, который, опять-таки, надо просить у России. Поэтому на Украине решили, что, разрушив старую экономику и подписав ассоциацию с Европой, они получат огромные деньги, всё им дадут, и начнётся новая жизнь. А для того чтобы всё дали, надо повоевать немного с общим врагом – Россией.

Эта примитивная логика захватила и население, которое мечется и надеется, что Европа ему в данном случае поможет. И хотя мы знаем, что такое Европа, объяснять в этом случае бесполезно. Это как с девушкой: если она хочет замуж, то никакие заверения в том, что этот избранник – совсем не тот, кто ей нужен, не помогут. Пока сама не попробует, не поймёт. Так и с Украиной. Данная ситуация, однако, осложняется: во-первых, нет уже того государства, которое было, во-вторых, Украина сейчас, в лучшем случае, является протекторатом США и ЕС. Она уже не самостоятельное государство, и все её шаги на международной арене предпринимаются только по согласованию с Вашингтоном и Брюсселем.

Что будет дальше?

Что дальше ждёт государство? Даже если будет победа, т. е. будет взят Донецк и Луганск, проблема востока Украины никуда не денется. Деньги инвестировать, естественно, никто не будет, поэтому это будет такая огромная зияющая рана с бедствием, застойной безработицей и, кроме всего прочего, в состоянии борьбы с Киевом, ненависть к которому там – неимоверная. Прибавьте к этому тот факт, что идёт война, убивают мирных граждан, громят здания, в том числе жилые, мужчины хоронят детей, жён, матерей, отцов и сами погибают не только на поле боя, но и просто в собственных домах и на улицах– всё это ужасно, и, конечно, люди будут мстить. Это – бесконечная Северная Ирландия, которая будет изнутри разрушать украинское государство.

Но в Киеве этого не понимают. Они думают, что насилием, составлением списков они изменят положение. В таком случае, надо уничтожить половину Донбасса – миллионы людей. Понятно, что их объявят российскими диверсантами и террористами. Никогда политический класс Украины не признает, что собственной многолетней политикой унижения национального меньшинства спровоцировал эту гражданскую войну. Будут истово искать внешнего врага.

Многие российские эксперты пишут, что экономическая ситуация будет ухудшаться, значит, последует новый социальный взрыв.

Я так не думаю. Во-первых, урожай за лето народится, и его всё равно соберут. Во-вторых, украинское население – исключительно выносливо в отношении экономических передряг. У каждого украинца обычно есть родственники в деревне, а в таких условиях кусочек земли, вишнёвый садочек, пара поросят – и семья выживает. Поэтому, пусть даже в два раза поднялись цены на оплату жилья, и курс гривны нестабилен, они будут держаться до последнего, тем более, что бывали времена и похуже. К тому же, люди запуганы, идёт война.

Однако беда в том, что исключение из Рады некоторых фракций, расправа с политическими противниками, фильтрация медиа-пространства – всё это ведёт страну к жёсткому диктаторскому режиму, построенному на этническом национализме. Это очень опасно: люди будут невменяемы, мы и так их уже видели на фронте в Донецской и Луганской областях. Они видят перед собой миссию – уничтожение России и Донбасс в данном случае воспринимается, только как первый этап. Надо понимать, что в формирующейся сейчас идеологии современного украинского государства места России нет. Поэтому такое ликование было, когда произошла трагедия в Одессе: «Мы их наказали!» Так что если они будут идти к Уралу и нашими детьми печки топить, то это будет восприниматься совершенно нормально и естественно.

Таким образом, наши многолетние попытки поддерживать это государство, дотациями, газом и прочим, идут прахом. При этом впервые за 70 лет наши границы оказались в небезопасности, их обстреливают, обстреливают наши города, деревни, погибают наши люди. Надо просто задать себе вопрос: как получилось, что после такой страшной войны, которая была 70 лет назад, наши границы вновь оказались под ударом?..

Что с этим делать, понять трудно.

В прошлой нашей беседе (см. «ПТ» №19 – прим. ред.) Вы говорили о том, что России следует как можно дольше удерживаться на острие лезвия и ни в коем случае не ввязываться в войну. Насколько в свете последних событий, по-Вашему, велика вероятность того, что Россия всё же вступит в войну?

Сейчас эта вероятность меньше, чем была тогда, объясню, почему. Произошёл некоторый откат по проблеме сбитого малазийского «Боинга». Киев ведь так и не назначил международное расследование, а Россия так и не увидела, кроме обвинений, никаких реальных доказательств своей к этому причастности, кроме фальшивок. У меня такое ощущение, что в США знают, кто сбил этот «Боинг», более того, у меня ощущение, что в Вашингтоне знают, куда пропал первый «Боинг». И почему-то оба самолёта ведь принадлежали одной и той же компании! И второй «Боинг» днепропетровские диспетчера почему-то привели именно на то место, где его могут сбить. Справа и слева – тысячи километров, тогда как юг – всего каких-то пятьдесят километров в обхвате. Это же всё равно, что с размаху попасть остриём булавки в ушко швейной иглы, лежащей на столе! В общем, самолёт явно подводили под удар. Поскольку ответа на эти вопросы мы так и не получили, ситуация успокоилась.

Нужно, однако, понимать, что в случае взятия украинской армией Донецка и Луганска (интервью дано в середине августа 2014 г. – А.С.), что весьма вероятно, под следующий удар попадает Крым. Мы будем связаны и не сможем использовать ядерное оружие, а украинцы, как будет считаться, будут отвоёвывать своё. В этом случае ситуация будет очень тяжёлой, и уклониться от войны будет очень сложно.

Поделиться: