Мать Юрия Захаренко спустя 15 лет признана потерпевшей

10

Руководитель “Белорусского документационного центра” Раиса Михайловская рассказала “Белорусскому партизану”, что означает новый статус Ульяны Захаренко.

 
– Недавно  вы утверждали, что власти отказывают Ульяне Захаренко в признании потерпевшей.
 
– Дело в том, что ответ на жалобу матери Захаренко пришел  из Следственного комитета совсем недавно – 28 августа 2014 года. Из него-то мы и узнали, что, оказывается, еще 14 июля Ульяна Григорьевна Захаренко была признана потерпевшей по делу своего сына.  Но  узнала она об этом только после двух жалоб на следователя Варавко, который не реагировал на ее ходатайство. Если бы из Следственного комитета не сообщили о результате проверки по ее жалобе, ни она, ни мы бы так и не узнали о том, что Варавко вынес  положительное решение.
 
– То есть, мать Захаренко узнала  об этом спустя полтора месяца?
 
– Да. Если бы не пожаловалась, не узнала бы вообще.
 
– Почему вокруг этого, на первый взгляд,  формального решения столько сложностей?
 
– Потому что в  2014 году истекает  15-летний срок давности по делам исчезнувших политиков,   который позволяет  властям прекратить производство по делу  – в связи с истечением срока давности.
 
Когда дело закрывают, потерпевшие и их представители вправе ознакомиться с материалами уголовного дела.  И это – самое главное. Этой возможности ни у родственников, ни у общественности не было 15 лет.  Очень важно знать, как именно велось расследование и какими документами следствие располагало. Но в случае с Захаренко, потерпевшей была признана жена Ольга, которая живет в Германии. Ольга уезжала из Беларуси буквально в паническом страхе и до сих пор считает, что возвращаться в Беларусь даже на короткое время ей опасно. 
 
– Получалось, что с делом Захаренко знакомиться некому? 
 
– Да. Поэтому в мае 2014 года БДЦ и помог Ульяне Григорьевне написать ходатайство о признании ее потерпевшей. Мы опирались на ст.252 УПК, где зафиксированы права потерпевших.  Отказать матери следователь никак не мог. Но… отказал. Очевидно,  кто-то очень не хотел, чтобы с делом Захаренко ознакомилась широкая общественность. Отказ в признании матери  потерпевшей был обжалован.  Ответа на жалобу  до настоящего времени мы не получали.  Поэтому Ульяна Григорьевна и подумала, что ей отказано уже дважды. Однако мы решили не оставлять это дело и  помогли бабушке написать вторую жалобу.  В результате, оказалось, что  еще в июле Ульяна Захаренко признана потерпевшей.  
 
– Получается, следователь, не сумев  после жалобы отказать,   просто не сообщил старушке о принятом решении, полагая, что  сама она не разберется?
 
– Думаю, так и было.  14 июля, жалоба была удовлетворена, но   официальный ответ на нее был получен только после повторного обращения на имя Генерального прокурора РБ.   В ответе №3069 от 20 августа 2014 года,  подписанном начальником главного управления процессуального контроля Центрального аппарата СК  В. А. Алёшкиным,  указано, что каких-либо нарушений в действиях начальника отдела Ю. Варавко  не установлено, в связи с чем оснований для принятия мер реагирования к нему не имеется.   
 
– Расскажите,  есть ли новости по делам остальных исчезнувших?   
 
– Как таковых новостей именно по делам пока нет,  но мы ждем истечения срока давности  по всем трем исчезновениям – 24 сентября  2014  года этот срок заканчивается. Полагаю, мы многое сможем узнать, когда заглянем в дела. Но  пока этого не случилось,  юристами  БДЦ подготовлено и направлено в адрес Следственного комитета РБ ходатайство от имени  потерпевших Ольги  Захаренко и Ирины Красовской о соединении уголовных дел в одно производство. А также  о квалификации действий лиц, причастных к  совершению преступления по ст. 128 УК РБ, поскольку  в отношении Ю. Захаренко, В. Гончара, А. Красовского совершены преступные действия, направленные против безопасности человечества (систематическое осуществление казней без суда, похищение людей, за которыми следует их исчезновение).  Постановлением от 17 июля 2014 года, вынесенным тем же следователем Ю. Варавко,   в  удовлетворении ходатайства  было опять немотивированно отказано.  В качестве причины  указано на отсутствие достаточных на то оснований.
 
– Как действия упомянутого вами следователя  сочетаются с законом?
 
– Как правило, формулировка «отсутствие оснований» расплывчата. Следователь не обосновал, что конкретно имел  в виду. Эту формулировку всегда используют в качестве отписки.
 
А в случае с матерью Юрия Захаренко вообще налицо грубейшее нарушение уголовно-процессуального кодекса, поскольку  в соответствии со статьёй 50 УПК РБ  потерпевший  имеет право  не только знать сущность обвинения, но и вправе получать уведомления о принятии решений, затрагивающих его права и интересы, а также получать копии этих решений.  Это – с юридической стороны. А еще я хотела бы посмотреть на произошедшее с человеческой точки зрения.
 
Дело в том, что даже документ  о признании Ульяны Захаренко потерпевшей  следователь Варавко приехал подписывать странным образом. Явился в сопровождении нескольких человек прямо  в дом,  не представился, напугал старушку,  сунул в руки бумагу и сказал подписать.  Она и подписала. А потом испугалась. Два месяца 90-летняя женщина не спит ночами, думая, что подписала бумаги, лишающие ее внуков квартиры в Минске. Это все, что у семьи осталось от Юрия Захаренко. Это для них сейчас самое ценное. Они не могли распорядиться этой квартирой в течение 15 лет, потому что гражданское дело о признании генерала умершим не закончено. В таком положении власть намеренно держит семью 15 лет. 

– Почему она так решила, что потеряет квартиру?
 
– Старый человек. Квартира для нее – огромная ценность. …Вообще, поговорив с Ульяной Григорьевной, я пришла в ужас: как могли следователи воспользоваться беспомощностью живущей в одиночестве женщины, как могли подписывать, задним числом документы?  Ответ тут может быть один: им нужно было  прикрыть свои должностные нарушения. Это подло. В связи с этим, если позволите,  я бы  хотела  обратиться к следователю Варавко. 
 
Господин Варавко! У Вас есть мать? У тех, с кем вы приехали в деревню Василевичи, есть матери? Сколько им лет? Они имеют отличное здоровье и безупречную память?  Вы не удосужились даже оставить документ пожилой женщине и доступно объяснить, кто вы такие  и какова цель вашего визита? На вашем месте я бы извинилась перед Ульяной Григорьевной. Жестоко вы обошлись с бабушкой, надеюсь, не намеренно.

Поделиться ссылкой:


Мы есть в Telegram!
Подписывайтесь на наш канал «Народная Воля» в Telegram!