По российской официальной версии до сих пор на востоке Украины шла гражданская война между украинскими силовиками и народными ополченцами. Украинские власти говорили о войне с террористами и российскими наемниками. Западные лидеры призывали Москву прекратить поставки вооружений и отправку наемников для поддержки «сепаратистов». Одновременно они предостерегали Москву: открытое военное вмешательство на Украине чревато ужесточением санкций.

И вот в четверг, 28 августа, Президент Украины Петр Порошенко заявил о начале открытого вторжения российских войск на территорию Украины. Бронетанковая колонна захватила город Новоазовск и движется в направлении Мариуполя.

Российские правозащитники говорят, что российские солдаты давно уже участвуют в боевых действиях. Не «добровольцы», не наемники или просто бандиты, а военнослужащие регулярной российской армии. Многие из них оказались в трагической ситуации: они участвуют в войне, смысла которой не видят. Не ясен и их статус. Кем считать российских солдат, попавших в плен? Диверсантами, террористами или комбатантами?

Могилы солдат, погибших в боях, в которых они не участвовали

Первым о похоронах военнослужащих Псковской десантной дивизии, погибших на Украине, во всеуслышание заявил депутат Псковского областного собрания, член партии «Яблоко » Лев Шлосберг. Почему он решил это сделать? В интервью DW Лев Шлосберг подчеркивает: «Это важно для общества, знать, что происходит на самом деле. К величайшему сожалению, и гражданские власти России, и министерство обороны России говорят неправду. Сейчас уже собрано достаточно свидетельств того, что российские военнослужащие, действующие военнослужащие целыми подразделениями находятся на территории Украины и участвуют там в боевых действиях под видом якобы вооруженных сил незаконных Донецкой и Луганской республик».

Валентина Мельникова, ответственный секретарь союза комитетов солдатских матерей России на вопрос DW, сколько российских солдат участвует в боях на Украине, отвечает: «По моим оценкам, от 10 до 12 тысяч. Это моя экспертная оценка. А точные цифры может назвать только министр обороны и руководство десантных войск. Это не наемники, не добровольцы, а десантные войска и мотострелковые войска».

Кто они, солдаты необъявленной войны?

Статус российских военнослужащих на территории Украины чрезвычайно щекотлив. Лев Шлосберг указывает: «Эти воинские подразделения сформированы на территории России, они незаконно переходят российско-украинскую границу и участвуют в боевых действиях. Как мы знаем, разрешение Совета Федерации президенту на использование вооруженных сил за пределами России отозвано по просьбе самого Путина. А без такого разрешения ни главнокомандующий, ни министр обороны, ни командир какой-либо части не имеют права отправлять людей для участия в боевых действиях на территории другого государства. То, что сейчас совершается, это уголовное преступление очень большого масштаба».

Страшно и то, что семьи погибших на Украине десантников Псковской дивизии не знали, что людей послали на войну. Всем говорили, что они участвуют в учениях, а учения — это нормальное состояние армии. Лев Шлосберг напоминает, что Псковская десантная дивизия участвовала в боях в разных горячих точках — в Афганистане и в Чечне, но никогда в статусе незаконного вооруженного формирования: «Вот те офицеры, с которыми мне приходилось общаться, они этой ситуацией возмущены. Они считают, что российские власти предали армию, потому что это постыдно посылать регулярные воинские части с техникой снаряжением и оружием под видом партизанских отрядов на территорию другого государства. Отрицать потери, тайно хоронить погибших». На кладбище в Пскове с крестов даже сняли имена погибших и удалили венки от сослуживцев, чтобы замести следы, указывает Лев Шлосберг.

Валентина Мельникова грудью встает на защиту российских солдат, взятых в плен на Украине. Они не партизаны, не диверсанты, не наемники и террористы, возмущается она: «Да почему же они не военнопленные? Они в форме с оружием, с боевой техникой, с ответственным командованием. Существует Женевская конвенция, в которой четко указано, кто комбатант, кто не комбатант. А у наших солдат на Украине все приметы комбатантов».

Перелом в общественном сознании России?

Ну, а как же заверения президента России Путина в том, что российских солдат на Украине нет? А если какие и попали в плен, так они «заблудились». Валентина Мельникова только удивляется наивности западных журналистов и политиков: «Вы знаете, Путин — верховный главнокомандующий с 2000 года. Если он такого плохого мнения о своих десантниках, тогда он должен был эту армию давно распустить. Главнокомандующий, который отказывается от своих солдат — это человек недостойный».

Всем солдатам, которых заставляют подписать контрактные договоры перед отправкой на Украину, Валентина Мельникова советует отказываться, писать рапорты и жалобы прокурору, мол, я готов служить, но не пойду на территорию другого государства, потому что это нарушение закона, потому что я не хочу стать военным преступником. А перелом в общественном сознании произойдет, когда солдатские матери начнут протестовать и забирать своих сыновей из частей. «Вот заберут родители человек двести, и начнется перелом в общественном сознании», говорит Валентина Мельникова, ответственный секретарь союза комитетов солдатских матерей России.