Минская встреча высокого уровня итогов осязаемых, можно сказать, не принесла, главный их итог — договоренности о новой встрече, считает украинский политолог, глава Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко.

– Собственно говоря, в Киеве никаких особых ожиданий от встречи в Минске не было, – отметил в интервью Службе информации «ЕвроБеларуси» Владимир Фесенко. – И в Киеве отношение к этой встрече, конечно, неоднозначное. Есть немало критиков, которые считают, что не должно быть никаких переговоров с врагом. На мой взгляд, это не очень ответственная позиция, ведь главный субъект военных действий на Донбассе сейчас — это Россия, и этот кризис — не внутренний, как говорит глава российского МИД Лавров, а кризис, который фактически превратился в двустороннее военно-политическое противостояние на Донбассе. Поэтому урегулировать его только военным путем будет крайне сложно. И еще большой вопрос, возможно ли вообще.

– А как же заявление председателя Верховной Рады Александра Турчинова о том, что переговоры — пустое дело и войну с Россией завершит только украинская армия?

– Турчинов делает предвыборные заявления! А если проблему решит армия российская?! Давайте сравним численность армии Украины и армии России, давайте подумаем, что если конфликт перерастет в полноценную войну, сколько продержится Украина? И война будет не только на территории Донбасса — под ударом окажутся Харьков, Сумы, Чернигов и Киев.

Президент Порошенко же ведет себя пока как ответственный политик и пытается использовать все варианты для выхода из этого конфликта. Другое дело, что интересы сторон принципиально различаются. И, конечно же, Украина не может согласиться на варианты выхода из кризиса, которые отвечают российским интересам. Ведь Путин на самом деле хочет не мира, он хочет замораживания конфликта. Вот в чем принципиальная разница в позициях украинской и российской сторон. Соответственно, ожидать, что может быть какой-то быстрый результат в этих переговорах, к сожалению, нет оснований. Поэтому надо, как действительно достаточно точно сказал Порошенко, искать такой вариант, который позволит сохранить лицо всем. Но очевидно, что такого варианта пока нет — надо искать.

Россия, к сожалению, пытается сейчас навязать мир через войну, через усиление конфронтации, через усиление военных действий на Донбассе — ежедневно в зону конфликта попадает все новое и новое российское оружие, попадают не только наемники, но и военнослужащие Российской Федерации. Конфликт все больше превращается в прямое военное противостояние России и Украины, превращается в просто официально не объявленную войну. Поэтому, повторюсь, быстрого мира не будет, но искать варианты деэскалации конфликта — необходимо.

– Как из Киева видится роль или место Беларуси во всей этой ситуации?

– Не буду впадать в какие-то крайности, но считаю, что для Лукашенко нынешние переговоры — весьма большое политическое событие. И видно, что он пытается из этого выжать максимум возможного. Как политик он действует правильно, пытается использовать ситуацию в своих интересах, пытается и себя показать в другом виде миру и играет на конфликте Москвы и Киева. Сыграть роль посредника, превратиться из одиозной провинциальной фигуры постсоветского пространства в фигуру, о которой говорят в других странах, в Европе, в глобальных СМИ, конечно же, лестно для Лукашенко. И для беларусской дипломатии это тоже шанс. Хотя, как известно, рассматривалось и другое место проведения этой встречи, и, как признался сам Лукашенко, не он был ее инициатором, а только откликнулся на просьбу украинского президента.