Они совершили ошибку, не одобрив мою кандидатуру.

Если бы согласились с предложением, то я не написал бы следующего текста, потому что чиновник районного уровня не имеет в Беларуси права публично воображать себя равным президенту. Я такое право имею, а заподозрить меня в том, что я хочу стать президентом, не позволит Конституция, которая прямо говорит: «Не там тебя, Игорь, мама с папой родили».

К маме с папой у меня претензий нет. Зато к Конституции есть, но не потому, что она не дает родившемуся за пределами БССР советскому ребенку шанса стать президентом Беларуси. Не нравится мне другое: как ее поменяли в 2004 году. Теперь Лукашенко может избираться до смерти. Так уже надоел, честное слово. Даже не хочется рассуждать о том, плох он или хорош в своей должности. Мыльная опера какая-то. Правда, как показывают СМИ и социальные сети, этот сериал по-прежнему охотно смотрят и комментируют. Видимо, вкус у местной публики невзыскательный. Ну да ладно.

Итак, если бы я был президентом, то сегодня бы выступил с программной речью, в которой сказал бы следующее…

Пока я президент, Беларусь не станет частью России и не будет занимать очередь на членство в ЕС.

Пока я президент, Беларусь не будет играть на противоречиях между Россией и Евросоюзом. Напротив, мы заинтересованы в том, чтобы Россия и Евросоюз были стратегическими союзниками. Это важно как с экономической точки зрения, так с точки зрения обеспечения безопасности. Украинский кризис со всей ясностью подтверждает справедливость такого подхода.

Пока я президент, Беларусь будет держать курс на интеграцию в рамках Евразийского экономического союза. Уверен: успешная работа этого союза не только повысит материальное благополучие граждан Беларуси, Казахстана, России (и других государств, которые выразят желание вступить в ЕЭС), но и станет прологом к новым взаимоотношениям с Европейским союзом.

Европейский проект должен быть дополнен проектом Евразийским. Континентальная Европа и Россия, которая «продлевает» Европу до Тихого океана, могут и должны так наладить сотрудничество в экономической, политической, научной и военной сферах, чтобы Европа от Лиссабона до Владивостока ассоциировалась с новым полюсом силы на планете. Разумеется, это случится не через год, не через два, но чтобы такая Европа появилась, ее строительство необходимо начинать уже сегодня, несмотря на имеющий место конфликт интересов двух сторон.

Сейчас в Европе разлад: в Украине льется кровь. Причиной трагических событий, кроме всего прочего, стало и геополитическое противоборство между ЕС и Россией.

Кто останется в выигрыше от этого разлада? ЕС? Нет. Украина? Нет. Россия? Нет. В Европе никто не выигрывает от войны. Зато американцы потирают руки: чем больше проблем в Европе и возле ее границ, тем меньше у Европы шансов восстать против глобального доминирования США.

Поймите меня правильно: я не впадаю в антиамериканскую истерику, как это делают многие российские СМИ, заражая своей истерикой граждан. Я лишь говорю о том, что гегемония США опасна, миру нужен второй центр силы. Европа от Лиссабона до Владивостока, как мне кажется, и есть тот самый центр.

Беларусь – небольшое европейское государство, мы не в состоянии влиять на мировые процессы, но Европа «загорелась» в Украине, соседнем с нами государстве, там живут наши братья – и не важно, какой они национальности! – потому мы не можем делать вид, как будто беда, пришедшая на украинскую землю, нас не касается. Именно поэтому я говорю о необходимости консолидации усилий ЕС и России по прекращению военных действий на Юго-Востоке Украины. И чтобы эта война была последней войной в Европе, нам необходим проект «большой» Европы от Лиссабона до Владивостока.

С сожалением вынужден констатировать, что украинский кризис вызвал не только антиамериканскую, но и антироссийскую истерику. И кто в ней задет тон? Наши соседи: Литва и Польша. Некоторые горячие головы в этих странах призывают НАТО усилить свое военное присутствие на границах с Союзным государством Беларуси и России посредством поставки вооружения. Если начнутся подвижки в этом направлении, что я как президент буду вынужден сделать? Дать согласие на проведение учений наших и российских войск недалеко от Гродно, чтобы и в Польше, и в Литве услышали, как мы относимся к их затее.

По моему мнению, проблема как руководства Польши, так и руководства Литвы – в том, что они, во-первых, живут прошлым и верят Жириновскому
и ему подобным, что Россия не сегодня-завтра двинет войска на запад, и, во-вторых, за спасением от вымышленной угрозы обращаются к США. Таким образом, они выступают против усиления единой Европы, но за усиление США. Застаревшие обиды не позволяют им встать вровень с проблемами дня сегодняшнего.

Беларусь и меня как президента часто критикуют за нашу «привязанность» к России: мол, так мы удаляемся от Европы. А я скажу обратное: мы больше европейцы, чем та же Литва или Польша, – как раз потому, что выступаем за стратегическое сотрудничество Европейского и Евразийского союзов (пусть последний еще и не оформился окончательно).

Какие ж вы европейцы, спрашиваю я госпожу Грибаускайте и господина Комаровского, если у вас одна надежда – на Соединенные Штаты? А мы верим в силу Европы и говорим, что разберемся у себя на континенте сами, без помощи специалистов разного профиля из Вашингтона. Надеюсь, в скором времени Вильнюс и Варшава найдут в себе силы покончить с антироссийской риторикой. Такой поступок будет в высшей степени благородным и пойдет на пользу всей Европе.

Но чтобы не думали, что я могу только выступать против американского вмешательства в европейские дела и тем самым ласкать слух российской власти, скажу и о том, что мне не нравится в России.

Прежде всего, либеральная и, следовательно, антисоциальная политика. По геополитическим причинам вы восстали против Запада, но в экономике вы вполне себе западные либералы, каких и на самом Западе не часто встретишь: коммерциализация образования и медицины, урезание пенсий, увеличивающийся разрыв между богатыми и бедными.

Сечин просит у правительства на свою «Роснефть» 50 млрд. долларов. Это как понимать? На нефтяные деньги надо строить дороги, детские сады, больницы, создавать новые рабочие места, развивать наукоемкие отрасли и т.д. и т.п., а в случае с «Роснефтью» что предлагается? Уменьшить детские пособия и сэкономленные средства отдать горе-менеджеру Сечину. Абсурд!

И вообще, почему в богатой России без конца ходят разговоры о высокой вероятности социального взрыва? Да потому что богатство находится в закромах олигархов, чьи интересы не совпадают с интересами страны. Выход один: надо раскулачивать. В Украине то же самое: было и есть. Пришло время положить конец порочной практике, когда судьбой стран распоряжаются ахметовы, коломойские, фирташи, вексельберги, ковальчуки, тимченки и прочие олигархи. Чтобы не произошла революции снизу, нужно провести реформу сверху. Национализация и/или административное перераспределение средств. Можем поделиться опытом.

Мы готовы строить Евразийский союз только с такой Россией, из которой олигархи не выводят деньги на Запад, то есть на территорию геополитического противника. Только с такой Россией, которая уделяет должное внимание социальной сфере и не уничтожает науку. Только с такой Россией, которая вкладывается в промышленное и сельскохозяйственное производство в пределах Евразийского экономического союза.

С Россией, где балом правят олигархи, где у людей нет денег на учебу и на визит к доктору, где на газовые и нефтяные деньги строят только офисы и торговые центры, а не заводы, никакого Евразийского союза мы не построим. Но тогда не будет и «большой» Европы от Лиссабона до Владивостока. А жаль.

И вот еще что… Если вы хотите иметь союзников за пределами России и межэтнический мир в самой России, то раз и навсегда выбросьте из головы шовинистскую идею «русского мира». Это такая же гадость, как и американский «экспорт демократии». Лично я, когда слышу словосочетание «русский мир», едва сдерживаю себя, чтобы не выругаться матом.

Виват, Европа! Да здравствует Россия! Слава Украине! Жыве Беларусь!