В период с 2010 по 2014 годы доля членов бизнес-союзов в Беларуси в целом оставалась малоизменной, да и сами изменения находились в пределах статистической погрешности. Такие данные приводятся в исследовании “Деятельность бизнес-союзов в результатах опроса белорусских МСП и перспективные направления ее развития”. Оно было проведено Исследовательским центром ИПМ на основе результатов опроса 431 малого и среднего предприятия Республики Беларусь в мае 2014 года. Прокомментировать эти данные Служба информации “ЕвроБеларуси” попросила сопредседателя Республиканской конфедерации предпринимательства, председателя Минского столичного союза предпринимателей и работодателей Владимира Карягина.

 – Почему исследователи не заметили притока новых членов в бизнес-союзы?

– Бизнес-союзы в Беларуси сегодня объединяют самых прогрессивных членов общества, работающих в сфере предпринимательства. Причем речь идет обо всех союзах, объединяющих как представителей малого, так и среднего, и крупного бизнеса.  Но число членов таких объединений не увеличивается, потому что власть по отношению к союзам занимает очень жесткую позицию, ничем не помогает. Сегодня вопрос выживания наших организаций весьма сложный. Например,  всех членских взносов в Минском столичном союзе предпринимателей и работодателей с трудом хватает на аренду помещений и зарплату нескольким профессиональным сотрудникам. Лидеры союза, и я в том числе, мы работаем на общественных началах, тратим свои деньги.  У меня зарплата в минском союзе предпринимателей, как руководителя,  – 1 миллион 700 тысяч рублей. И еще я дополнительно вкладываю в союз, являясь акционером и учредителем ряда предприятий.  Также поступают Виктор Егорович Маргелов (Республиканская конфедерация предпринимательства), также Александр Федотович Калинин (Белорусский Союз предпринимателей). Многие предприниматели даже не понимают, что лидеры бизнес-союзов фактически занимаются самопожертвованием, вступая в конфликт с чиновниками – иногда, откровенными врагами нашей национальной экономики.  Бывает, чиновники поддерживают бизнесменов, которым плевать на нашу страну. Которым лишь бы заработать денег и сбежать отсюда.

Не нравятся наши союзы и криминалу, так как мы выступаем исключительно за легальные, честные методы предпринимательства. 

– Но, наверное, у многих бытует потребительское отношение к союзам. Мол, если я вступлю, что мне за это будет?

– Да. У нас абсолютное большинство, 90 процентов – это люмпен-предпринимательство. У этих людей нет собственности, они работают на арендованной технике и снимаемых помещениях.  То есть эти предприниматели не чувствуют себя частью класса. А вот лучше всего самосознание в Беларуси развито у чиновников.  У них и корпоративная мораль, и закон о госслужбе, и чиновничья солидарность, когда один прикрывает спину другому. У предпринимателей пока этого нет.

Вместе с тем бизнес-союзы являются очагами конструктивного диалога, новаторами. Они активно наводят мосты взаимодействия с гражданским обществом. Причем как в Беларуси, так и за ее пределами.

– Насколько проблемы притока новых членов в бизнес-союзы характерны для структур гражданского общества Беларуси в целом? Есть ли здесь взаимосвязь?

– Прямая. В нашем обществе очень слабая, зачастую, подавленная активность. У нас не героизируется общественных труд, не дается соответствующая оценка людям, которые действительно самоотверженно работают с детьми, с молодежью, в экологической, образовательной и других сферах.  Недавно я вступил в должность президента минского ротари-клуба. У нас в Беларуси всего три клуба и 50 ротарианцев. А на днях я был в Литве, стране, которая в три раза меньше нашей. Там 49 клубов и 1200 ротарианцев.  Через эту призму можно судить об активности людей.

– Что нужно сделать, чтобы изменить ситуацию?

– Надо формировать в стране национальную деловую культуру. Это одна из наших задач. Ведь нельзя построить независимую страну без институтов гражданского общества, без понимания и видения будущего Беларуси.  Для бизнеса важно создать саморегулирующиеся организации, клубную систему белорусского бизнеса. В каждом городе должен быть клуб предпринимателей, объединение предпринимателей. Ведь везде есть интересные, уникальные люди. Вот я приехал в Оршу и встретился здесь с Алексеем Талаеем. Человеку взрывом оторвало руки и ноги. Однако он стал предпринимателем. У него трое детей. Сейчас Талай создает объекты, на которых могут трудиться люди с ограниченными возможностями. Когда он был в США, ему рукоплескали пятитысячные залы.  Но о таких своих представителях белорусский бизнес, в основной массе, также не знает.