По факту исчезновения пенсионерки Брестский межрайонный отдел Следственного комитета Республики Беларусь возбудил уголовное дело. Впоследствии оно было передано для дальнейшего расследования в следственное управление УСК РБ по Брестской области. Имелись все основания считать, что женщины нет в живых. Под подозрение в совершении преступления попал ее сын, который незадолго до этого отбывал 3-летнее наказание в местах лишения свободы.

С того дня, как Василий Зуев вернулся из колонии, и до исчезновения его престарелой матери прошло всего несколько месяцев. Никто не знает, что происходило всё это время в доме на Киевской. Бывшая жена, которая расторгла брак по причине пьянства мужа, прекратила с ним всякие контакты. Близких родственников у Зуевых не было. Жильцы дома общались только с соседями и с работниками территориального центра социального обслуживания, посещавшими бабушку Евгению по долгу службы. Впоследствии, давая показания в суде, они все отмечали, что после возвращения сына из мест лишения свободы бабушка — инвалид 1-й группы по зрению и с рядом сопутствующих заболеваний – сильно сдала, похудела. Сын был очень раздражительным, грубым и постоянно кричал на мать. Один из соседей как-то заметил на лице старушки кровоподтеки и вызвал скорую помощь. Медики оказали помощь пострадавшей и сделали вывод, что показаний к госпитализации нет.

В социальной службе также обратили внимание на бедственное положение подопечной, которая явно нуждалась в постоянном уходе. К сожалению, трагедия произошла до того, как они успели что-либо предпринять…

23 сентября почтальон принесла Зуевой на дом пенсию. Как обычно, несколько раз постучала в окно, но ей никто не ответил. Затем из дома вышел сын пенсионерки, который пояснил, что мать ушла в магазин, и предъявил ее паспорт. Почтальон возразила, что деньги может отдать только лично получателю. В ответ раздались крики Зуева и угрозы, что он все сожжет и дом сожжет тоже. К этому моменту свою угрозу он уже частично привел в исполнение. Со двора дома со стороны гаража доносился едкий специфический запах костра.

Месяцем раньше на ул. Киевскую наведались сотрудники территориального центра социального обслуживания, чтобы выяснить, в каких условиях живет старушка. В доме они обнаружили полную антисанитарию, хлам и грязь. Зуева сидела, укутанная, на диване. Ее сын на замечание отреагировал своеобразно: дескать, мать «притворяется», она может обходиться без посторонней помощи. Что касается его, то он за матерью ухаживать не собирается, равно как и заниматься ее помещением в интернат. После этого сотрудники центра разослали письма для реагирования в МЧС, в центр гигиены и в поликлинику № 4, где Зуева состояла на обслуживании.

При повторном посещении комиссии, на сей раз с участием сотрудника милиции, Василий Зуев в дом никого не пустил. Через открытую дверь было видно, что из дома пропала большая часть вещей. Хозяин сказал, что вещи сжег, но причину не назвал. По его словам, мать куда-то ушла и он не знает, куда. Он даже ввернул в разговор что-то про инопланетян. После этого сотрудник милиции вызвал оперативную группу и бывшую жену Зуева.

Соседи рассказали, что несколько дней подряд в разное время во дворе дома Зуев жег костер. Его пламя было настолько сильным, что работники расположенного по соседству ОАО «Брестское пчеловодство» сделали виновнику замечание. Мужчина при этом выглядел несколько испуганным, но заверил, что все будет нормально.

Осмотр места происшествия сотрудниками Следственного комитета принес неожиданные результаты. Эксперты отметили, что при сжигании попавших в пламя мебели, старых матрацев, одеял, банок с краской, полимерных материалов создается эффект крематория, в котором сгорает все. При снятии верхнего слоя почвы был обнаружен фрагмент лучевой кости. Генетическая экспертиза сделала заключение, что женщина, которой она принадлежала, может являться биологической матерью Зуева.

По заключению высококвалифицированных специалистов в области психиатрии, на момент инкриминируемого деяния 52-летний мужчина находился в состоянии невменяемости. Он страдает хроническим психическим расстройством и представляет опасность для окружающих. По приговору суда Московского района Бреста Зуев освобожден от уголовной ответственности и направлен на принудительное лечение в психиатрической больнице со строгим наблюдением. Недавно приговор вступил в законную силу.