И это не те проблемы, когда другого выхода нет и страна должна встать под ружье, чтобы защищать свою свободу и независимость. Это те проблемы, которые в цивилизованном мире решаются мирными средствами, — будь то проблемы торговые, межэтнические, экономические, языковые, дипломатические и даже территориальные. В Кремле не отказываются от мирных средств, но, видимо, считают их детскими играми, а вот настоящий ответ взрослой страны на вызов времени — это ответ военный.

Отсюда и забавная эклектика, когда Кремль смешивает в одном флаконе войну и мир. Война 2008 года в Грузии проходила под вывеской «принуждения к миру». Помощь востоку Украины именуется «гуманитарным конвоем». Куда же в России да без конвоя?

280 грузовиков выехали сегодня из Наро-Фоминска в сторону Украины. По заверениям властей, они везут две тысячи тонн груза, которого ни журналисты, ни представители общественности не видели. Что там загрузили — палатки и одеяла или минометы и гранаты, — неизвестно. Конвой может беспрепятственно въехать в Украину через те участки украинско-российской границы, которые контролируются боевиками.

Сомнения в том, что в грузовиках действительно гуманитарка, достаточно обоснованы. В дороге с машин сняли государственные номера, но в интернете размещены фото и видео грузовиков перед отправлением в путь. На них черные военные номера с кодом 76, под которым ездят автомашины Уральского военного округа, и с кодом 50, который принадлежит Московскому военному округу. Если бы это была колонна МЧС, как уверяют власти, то на грузовиках были бы номера с кодом 18.

Но даже если там в самом деле гражданский груз, а не военный, есть в этом какой-то необыкновенный демонстративный цинизм. Одной рукой Кремль экспортирует на Украину смерть, другой — гуманитарную помощь. Такая извращенная забава — быть разрушителем, а выглядеть спасителем. Понятно, что Украина отказывается от такой помощи. Хотите помочь — перестаньте посылать боевикам оружие, военных инструкторов, грушников и наемников.

Широко объявленная гуманитарная акция имеет и пропагандистский смысл. Она призвана показать необычайную широту русской души, благородную нерасчетливость и снисхождение к врагам. От всего этого оболваненный обыватель зальется горючими слезами жалости к себе, сетуя на нашу вечную непрактичность и слишком доброе отношение к тем, кого расстрелять мало. Это сразу отвлечет его от мысли, что Россия выступает в роли агрессора, и наведет на приятные размышления об особом, трудном и жертвенном историческом пути.

За пределами России фокус с гуманитарной помощью ни на кого впечатления не произвел. Даже если Путин вытащит из рукава голубя, а не пистолет, никто не поверит в искренность его намерений. Прошли те времена.

Осталось только понять, что причитаниями о мире войну не предотвратить. Не надо заглядывать Путину в глаза, чтобы приятно обмануться, как это сделал в 2001 году Буш-младший. Такие самообманы слишком дорого всем обходятся. В том числе и России, которую Путин со своим окружением упорно тащит в пекло большой войны. Эти люди уважают только силу, и только ответная решимость применить ее может остановить надвигающуюся катастрофу.

Александр Подрабинек. Courtesy photo