Решение многих из них зависит от государства, однако, отмечают эксперты, качественной молодежной политики в Беларуси нет.

Молодежь хочет жить в городах

По определению ООН, молодежью принято считать людей в возрасте от 15 до 24 лет, в Беларуси к категории «молодежь» относят людей в возрасте от 14 до 31 года. На 1 января в Беларуси проживало 2 млн. 185,2 тыс. молодых человек. Это практически каждый четвертый житель страны.

Наиболее многочисленная возрастная группа среди молодежи — 25-30 лет. На начало текущего года в эту группу входило 940 тыс. человек, или 43% от общей численности. Молодежь в возрасте 20-24 года составляет 30,7%, 18-19 лет — 9,6%, 14-17 лет — 16,7%.

Белорусскую молодежь смело можно называть городской. По данным Белстата, в городской местности проживает 83,2%, в сельской местности — 16,8%. 

Получается, в регионах молодежь не видит для себя перспектив, и это достаточно тревожный факт.

При этом белорусская урбанизация имеет свои особенности. Если в Восточной Европе и Центральной Азии миграция идет из сельских районов в города как таковые, то Беларуси свойственно переселение не только из деревень, поселков, но и явное устремление даже из крупных областных городов переехать именно в столицу.

Но для тех, кто делает карьеру в Минске, проблемой номер один является жилье, отмечает руководитель Братства организаторов студенческого самоуправления (БОСС) при «Студенческой фабрике мысли» Александр Луцевич.

Впрочем, эта же проблема возникает у всей городской молодежи, как только она пытается отделиться от родителей.

«Можно, конечно, рассуждать на тему «понаехали в Минск», однако очевидно, что люди хотят жить там, где больше возможностей. Кроме того, именно люди, приехавшие из регионов, часто добиваются больших успехов», — сказал Луцевич.

Что волнует молодых?

Кроме жилья, в список самых важных проблем, которые волнуют молодых белорусов, согласно данным соцопросов, входят получение образования, трудоустройство, служба в армии и трудности молодой семьи.

Именно эти вопросы стали тематическими приоритетами проекта концепции молодежной политики «Либерального клуба», который участвовал в работе над документом по молодежной политике под эгидой аналитического центра «Стратегия».

Как рассказал Naviny.by административный директор «Либерального клуба» Никита Беляев, члены экспертного сообщества в области образования предлагают дать учебным заведениям больше автономии в разработке собственных учебных программ и принятии управленческих решений, стимулировать открытую конкуренцию за студентов и финансирование между вузами всех форм собственности.

Для повышения включенности Беларуси в международное образовательное пространство авторы считают необходимым присоединиться к Болонскому процессу и существенно увеличить число программ обмена с зарубежными университетами.

Почему пассивна белорусская молодежь?

Однако остается вопросом, нужны ли молодежи эти изменения. Есть мнение, что за исключением немногочисленных активистов, большинство молодых людей проявляют свою гражданскую позицию лишь в социальных сетях.

Молодежная активность зависит от сферы применения, отметил Никита Беляев. Например, желание заниматься бизнесом у молодежи есть, и ее представители здесь довольно активны. При этом в сфере гражданского общества большой активности среди молодежи не наблюдается.

«Гражданская активность молодежи не в рамках БРСМ в стране не очень поощряется, — поясняет Никита Беляев. — Например, в университетах для использования различных санкций против студентов есть много возможностей, ограничивающих их активность в направлении, не заданном администрацией. Уровень закручивания гаек во многом зависит от того, насколько либерально руководство».

Но и пассивность молодых белорусов уже не так выгодна государству, как раньше.

«В казне становится все меньше денег, — говорит Никита Беляев, — и риторика представителей власти меняется. От главы государства можно услышать, что бюджет не может оплачивать всё, чувствуется недовольство пассивностью белорусов. Именно патерналистская позиция государства привела к тому, что среди молодежи распространена установка «нам должны». Все хотят льготных кредитов, иметь хорошую работу, но очень многие не готовы реально трудиться. Это результат политики государства и большая проблема».

«Хорошо быть молодым, просто лучше не бывает»

В странах Западной Европы конкуренция среди молодежи сильнее, считает Никита Беляев.

«В странах ЕС безработица среди молодежи более значительна. У нас для молодежи созданы простые условия для начала роста как профессионала, однако профессиональный потолок очень низкий», — отметил эксперт.

Молодым людям в Беларуси развиваться сложнее, чем их одногодкам в Европе, считает руководитель БОСС Александр Луцевич.

«В отличие от белорусской, — сказал он, — европейская молодежь освобождена от стереотипов, которые навязывают ей четкую схему построения жизни. Отучился в школе, поступил в университет, пошел работать. В странах ЕС принято учиться в университетах достаточно долго, делая перерывы. За время учебы студенты ездят по миру как волонтеры, участвуют в программах обмена, много общаются со сверстниками из разных стран. При этом еще и работают. У нас же принято, что родители до конца своих дней помогают детям».

БОСС предлагает студентам различные варианты участия в международных проектах и семинарах, но к использованию такой возможности молодые люди часто оказываются неподготовленными:

«Многие боятся ездить на встречи студентов за рубеж. Им кажется, что их приглашают чуть ли не в секту. Родители студентов опасаются, что дети станут жертвами торговли людьми. На мой взгляд, это связано с тем, что людям не прививается с детства, что развитие может происходить разными способами, что часть его — это путешествия и общение со сверстниками из разных стран. Наша молодежь привыкла к тотальному контролю», — отметил Александр Луцевич.

Разница в мировоззрении, отношение к свободе человека является препятствием для того, чтобы наши молодые люди стали европейцами, считает эксперт.

Он привел несколько примеров, которые показывают, насколько у нашего государства иной подход к молодой личности.

Например, большинство студентов-парней живут под давлением перспективы оказаться на срочной службе после окончания вуза: «Безусловно, это раздражающий момент. Если ты активный человек, который за время учебы приобрел связи, может быть, работал, служба в армии затормозит профессиональное развитие, так как знания и связи могут уйти за год службы».

Институт распределения, сказал Александр Луцевич, является демонстрацией того, как за счет выпускников вузов решают проблемы рынка труда Беларуси:

«Было бы замечательно, если бы соблюдался в этом вопросе принцип добровольности. Тогда действительно распределение являлось бы предоставлением первого рабочего места, то есть социальной мерой поддержки молодежи».

Однако у нас есть ряд ограничений, которые нивелируют ценность института распределения. Первое — это то, что в большинстве случаев, даже если выпускник сам нашел работу, его распределят только в организацию с государственной формой собственности. Второе — государство не заинтересовывает выпускников ехать в регионы, в сельскую местность, где не хватает тех или иных специалистов, а навязывает молодежи рабочие места с маленькой зарплатой в неперспективных населенных пунктах.

Таким образом, власти демонстрируют белорусской молодежи, что главным в Беларуси являются не интересы личности, а интересы государства, отметил Александр Луцевич.