В то же время, в силу объективных причин, в их отношениях с Беларусью присутствует собственная специфика.

За три с половиной года, прошедших после драматических декабрьских событий декабря 2010-го, Беларусь посетили только два министра иностранных дел стран ЕС, причем оба они представляли балтийские государства — Литву и Латвию.

Глава латвийского внешнеполитического ведомства Эдгарс Ринкевичс приезжал год назад в Витебск, а недавно (24-25 июля) в Минске побывал литовский министр Линас Линкявичюс. Да и их белорусский коллега Владимир Макей за рамками многосторонних мероприятий наносил визиты лишь в Вильнюс и Ригу.

Белорусская АЭС — камень преткновения в отношениях с Литвой

О внимании, которое официальный Минск уделяет отношениям с Литвой, свидетельствует тот факт, что Линкявичюс был принят не только Макеем, но и провел переговоры с премьер-министром Михаилом Мясниковичем.

Основной темой обсуждения на встрече с премьером было экономическое сотрудничество, которое, надо сказать, развивается достаточно успешно.

Так, согласно данным Таможенного комитета Беларуси, если в 2010 году взаимный товарооборот с Литвой составлял почти 800 млн. долларов (1,3% от общего объема) при положительном для Беларуси сальдо порядка 100 млн., то в 2013-м эти показатели выросли до 1 млрд. 700 млн. (2,1%) и 537 млн. долларов соответственно.

Можно предположить, что новый импульс взаимодействию будет дан очередным белорусско-литовским экономическим форумом, проведение которого планируется в Беларуси осенью.

Увеличивается также количество посещающих Литву белорусов. Если в первом квартале нынешнего года балтийскую республику посетило на 17% больше иностранцев, чем за такой же период прошлого, то число приезжающих из Беларуси выросло на 27%. И это при том, что белорусско-литовский договор о малом пограничном движении до сих пор не вступил в силу, а при получении виз и пересечении границы белорусам приходится сталкиваться с многочисленными трудностями.

Проблемы во многом создает сама литовская сторона. Правда, в Вильнюсе обещают исправить ситуацию. В этом случае наиболее серьезным проблемным аспектом в двусторонних отношениях останется Белорусская АЭС, строительство которой началось в Островецком районе, в непосредственной близости от границы с Литвой.

Вильнюс выступает против строительства АЭС, опасаясь негативного влияния на окружающую среду. В свою очередь в Минске утверждают, что все эти опасения не имеют под собой оснований, и Литва лишь отстаивает свои экономические интересы, поскольку вместе с другими соседями намеревается строить собственную АЭС. Пока диалог продвигается с большим трудом.

Торговля с Латвией расцвела в период «серых» поставок нефтепродуктов

В отношениях с Латвией подобных проблем не возникало. Судя по всему, именно это обстоятельство стало определяющим фактором согласия Беларуси ввести в действие соглашение о малом пограничном движении, аналогичное неработающему договору с Литвой.

Зато с Латвией очень существенно сократилась торговля. В 2011 и 2012 годах в списке внешнеэкономических партнеров Беларуси Латвия занимала пятое место со взаимным товарооборотом 3,3 и 3,4 млрд. долларов при более чем трехмиллиардном положительном для Беларуси сальдо.

Как выяснилось, эти колоссальные объемы были достигнуты за счет поставок белорусских нефтепродуктов под видом растворителей и разбавителей. Этот экспорт расцвел пышным цветом благодаря схемам, позволявшим не платить экспортную пошлину. По данным Министерства финансов РФ, в 2011 году объем таких поставок вырос в 125 (!) раз, причем три четверти их пришлись как раз на Латвию.

После того, как в конце 2012 года Россия вынудила белорусские власти свернуть «серые» схемы поставок, приведенные выше параметры товарооборота уменьшились до 680 млн. и 380 млн. долларов соответственно.

Рига и Вильнюс слушают Брюссель, но связями с Минском дорожат

В целом можно утверждать, что, несмотря на все известные политические противоречия, отношения Беларуси с Литвой и Латвией находятся отнюдь не в плохом состоянии. Прежде всего, это — следствие экономической целесообразности.

К тому же, на ситуацию в определенной степени повлияла конкуренция балтийских стран-соседок — и для Литвы, и для Латвии весьма важную роль играет транзит белорусских товаров. Например, в прошлом году их доля в общей загрузке Клайпедского порта (Литва) составила 30,5%.

Понятно, что против решений Брюсселя по Беларуси ни Вильнюс, ни Рига не пойдут. Но логично также ожидать, что они будут использовать любые возможности для укрепления экономического взаимодействия с Минском.

С точки зрения «моральной чистоты» такой подход может (и, скорее всего, будет) вызывать нарекания со стороны части белорусской оппозиции. Дескать, ценности в очередной раз приносятся в жертву экономическим интересам, причем теми, чье стремление встать на цивилизованный путь развития, получило в свое время огромное содействие со стороны объединенной Европы.

Хотелось бы, однако, напомнить, что в этом и заключается отличие стран Балтии от сегодняшней Беларуси — выбор их граждан подкреплялся готовностью идти на серьезные жертвы. Белорусы подобной целеустремленности, увы, пока не демонстрируют. Поэтому требование, чтобы соседи были «большими католиками», чем сам папа, представляется не вполне обоснованным.