Вот и с коррупцией так же. Все что-то придумывают, законы пишут. Но мы не видим домов за миллионы долларов, на скромную чиновничью зарплату построенных? Не знаем, каким образом нажито состояние наших олигархов, которые в своей жизни не родили ни одной свежей идеи? Не понимаем, по какому жребию один сидит в тюрьме за украденный мешок картошки, другой уже и не упомнит, где сколько, чего и зачем нахапал. Но не сидит.

Все видим, понимаем, терпим. И, конечно, неустанно боремся.
Я – со злым «Да, сколько можно!» — одного кровопийцу на руке прихлопну, а десять новых уже на ноге сидят. Тем же методом мужественно сражается Лукашенко …  

Я пишу, что беда стране – эти комары. И оппозиция уже объявила, что пишет антикоррупционный доклад.
Оно, конечно, не повредит. Но и не поможет.

Те же комары, несмотря на многовековую историю борьбы, живут на всех континентах, кроме Антарктиды. Коррупция, думаю, даже там есть. Разница, однако, в масштабах и методах борьбы.

Мы боремся по-дедовски: там прихлопнул, там каким-то хитрым ухищрением отпугнул, они выбрали другую жертву. Но настоящая борьба выглядит совсем не так. Во многих дружественных нам странах, например, для этого задействуют колонны тракторов «Беларусь». Крепят к ним специальные устройства-распылители – и вперед, будто танковую колонну на врага.
А еще целенаправленно ликвидируют лужи-водоемы со стоячей водой, которые являются разносчиками самой разной заразы. А еще антикомариные излучатели устанавливают — не размером со спичечный коробок, а чтобы на гектары территории хватало. Да и много чего еще…

С коррупцией тоже как-то так борются – не одним хлопком, а масштабно. Независимый парламент, независимые СМИ, публичные декларации о доходах чиновников , публичные сведения о их зарплатах, выборность органов власти (то есть сменяемость), и так далее, и тому подобное. Опробованные, действенные, проверенные многими странами методы. Но все понимают, что они категорически невозможны при нынешней белорусской власти.

Мы смирились, притерпелись, настроили жизнь на это всеоправдывающее – «невозможно».
Подруга, которую я навещала, почти не замечает комаров. Только констатирует полную свою беспомощность: «Чего мы только ни перепробовали…»

Лукашенко, как бы грозно усы ни топорщил, тоже давно капитулировал перед коррупцией в собственном окружении. И даже если бы очень захотел, то реально не сможет избавиться от вороватых прохиндеев и придворных кошельков, переваривающих государственные деньги в личные состояния. Ведь коррупцию в закрытых политических системах не останавливает даже угроза смертной казни –  Китай тому доказательство. Но он создал и лично контролирует именно такую систему. Потому что при другом раскладе потеряет и смысл, и цель собственного существования – власть.

А оппозиция, в свою очередь, даже самым громким антикоррупционными разоблачениями народ не возбудит.
То, что у нас в стране воруют, — это ни для кого не откровение. То, что чем ближе к верхам – тем большие масштабы воровства, тоже. Но что дальше? Народ знает три способа протеста. Бунт – и наша власть никого не пощадит, выборы – и результат известен, эмиграция – уже активно практикуется. Тогда какой из вышеперечисленных способов протеста оппозиция должна предложить тем, кто ее поддерживает всеми фибрами души, ума и совести?
Во всех своих сценариях оппоненты власти, какими бы отчаянными борцами с кровопийцами ни выступали, упираются в это слово — «невозможно». Потому даже те, кто относится к ним и с пониманием, и даже с поддержкой, практически выбирает возможное — смириться и выживать.

И это значит, что надо искать четвертый способ. Тот самый мирный трактор «Беларусь», который для комаров – как ледниковый период для динозавров. Думали ли динозавры, что когда-то они исчезнут? Но ведь вымерли …