В группе риска — все несогласные

Европейский гуманитарный университет (ЕГУ) завершил процесс отбора основного состава, сообщает пресс-служба вуза. «Ввиду отсутствия улучшения ситуации в Беларуси, нам необходимо более прочное присутствие в нашем временном доме — Литве», — заявил ректор университета Анатолий Михайлов.
 
Упрочняет присутствие беларусского вуза на чужбине, видимо, литуанизация и зачистка преподавательского состава от демократических активистов.
 
«ЕвроБеларусь» уже искала вместе с экспертами ответ на то, во что мутирует ЕГУ. Сегодня о подробностях событий в университете и инструментах репрессий рассказывает их непосредственный участник — попавший под волну сокращений преподаватель департамента философии ЕГУ Андрей Роленок:
 
— Да, зачистка в ЕГУ имеет место, но, боюсь, она не последняя. Сейчас под удар попали активисты профсоюза и Сената. Однако в группе риска потенциально находятся все, кто критически мыслит и способен публично артикулировать свое несогласие с авторитарной политикой, проводимой администрацией университета.
 
Ситуация не изменится, если не отстранить топ-менеджмент и не внести в Устав университета правки, расширяющие полномочия Сената как органа академического самоуправления, а также ограничивающие права Управляющего совета, ректора и ректората в принятии управленческих решений без учета позиций Сената, профсоюза, Студенческого представительства и иных стейкхолдеров.
 
Эти правки закрепили бы принципы прозрачности бюджетной и кадровой политики, а также избираемости, ротационности и подотчетности руководителей в академической сфере.
 
Вне закона
 
— Да, запрос проректора Колбаско — это формальный повод. Я бы вообще не упоминал запрос в качестве причины. Запрос пришел, видимо, только тем преподавателям, которые попали в список рекомендованных департаментами (в первую очередь, руководителями департаментов) преподавателей. Многие преподаватели были отсеяны уже на данном уровне и просто не попали в список рекомендованных.
 
Иными словами, инструментом репрессий стало перераспределение преподавательской нагрузки неугодных преподавателей в пользу более лояльных.
 
С учетом того, что подавляющее большинство преподавателей работает (в нарушение литовского трудового законодательства) на годичных договорах об оказании услуг, этого достаточно для незаключения нового трудового договора или даже договора об оказании услуг. 30 сентября мы все останемся вне ЕГУ.
 
В целом же нужно понимать, что такой процедуры, как внутренний отбор или внутренний конкурс, просто нет в литовском законодательстве, регулирующем образовательные процессы.
 
Есть открытый конкурс, на основе которого должны приниматься преподаватели на работу (с обязательным заключением 5-летнего трудового договора), есть возможность нанимать преподавателей-визитеров на срок до 2 лет (с обязательным заключением трудового договора), есть процедура аттестации, допускающая преподавателей к преподаванию (подтверждающая их соответствие минимальным квалификационным требованиям).
 
Хаос
 
— В ЕГУ еще с момента переезда в Литву происходил полный хаос: открытый конкурс не проводился 9 лет по вине администрации, трудовые контракты с преподавателями практически не заключались, а если заключались, то только на 1 год, абсолютное большинство ППС работало на основе циклического (раз в семестр или раз в год) перезаключения сначала авторских, а последние 2 года договоров об оказании услуг. На 2013-14 учебный год пришелся пик нелегитимных реформ, проводимых администрацией в обход Сената, профсоюза и Студенческого представительства.
 
Например, открытый конкурс на замещение 17 преподавательских позиций прошел в нарушение Устава университета и литовского законодательства, что было зафиксировано в решении Государственного контролера по академической этике и процедурам.
Вместо того, чтобы исполнять решения контролера и исправлять ситуацию, администрация решила оспорить это решение в суде. К слову, жалоба контролеру была инициирована активистами Сената и профсоюза, а я как представитель Сената выступал в качестве заявителя.
 
Затопить остров свободы
 
— Вот со всеми нами решили одним махом и расправиться, придумав нелегитимную и незаконную процедуру внутреннего отбора. Уверяю вас, все из репрессированных преподавателей полностью соответствуют квалификационным требованиям, необходимым для допуска к преподаванию (9 предыдущих лет с этим проблем не было).
 
Критика администрации университета и проводимых ею реформ за систематическое нарушение литовского законодательства в сфере высшего образования и трудовых отношений со стороны активистов профсоюза и Сената на протяжении двух последних лет — главная причина репрессий. Силовым ответом на критику и вотум недоверия стали увольнения. Вот оно, истинное лицо «острова свободы»…
 
Что будет дальше?
 
— Беларусская миссия университета будет переформатирована в сторону коммерциализации. Университет станет не публичной, а частной коммерческой институцией. Это будет символическим концом всей дискуссии о границах самоуправления в отдельной взятом беларусском вузе.
 
Администрация придумает еще какие-нибудь конкурсы, внутренние отборы и аттестации, которые не пройдут неуместные преподаватели, даже несмотря на наличие долгосрочных трудовых контрактов. Я хочу подчеркнуть, что нет коллективного соглашения, регулирующего отношения работодателя и работников!
 
Условия труда ухудшатся. Со следующего года большинство преподавателей будет работать на основе трудового договора сроком на 1 год. Для меня это аналог белорусской контрактной системы, а это — форма зависимости от администрации.
 
Со следующего года произойдет интенсификация преподавательской нагрузки, особенно на профессоров. Это отразится на качестве преподавания и науки — оно ухудшится. Нависнет угроза потери финансирования со стороны доноров и, соответственно, увеличится стоимость обучения.
 
Студентов же ждет типичный белорусский (читай — авторитарный) вуз без демократического самоуправления и воспроизводящий практики подчинения, а не критического мышления.
 
О литовцах в администрации
 
— Количество граждан Литвы в администрации ЕГУ всегда было высоким. Особенно, если исходить из того, что официально, с заключением трудового договора, работали именно литовские граждане, а белорусские сотрудники — методисты, координаторы, кураторы, иные сотрудники Академического секретариата — циклически перезаключали договоры об оказании услуг. Это явная дискриминация.
 
Чем это обусловлено? Местом локализации вуза, желанием сэкономить на дополнительных издержках на оформление беларусских административных сотрудников, а также стремлением к централизации управления без ценностного и беларусского вектора. Результат — дегуманизация, уничтожение сообщества и морального измерения.
 
Об искоренении философии и невмешательстве доноров
 
— Происходит системное уничтожение философии. Это откровенный философоцид. Лаврухин, Шпарага, Роленок, Савко, Тетеркин — это все философы, и все они не прошли так называемый «внутренний отбор». Хотя проработали в университете от 8 и более лет, являлись штатными преподавателями, руководителями департамента или выполняли иную административную работу, имели хороший рейтинг научной активности.
 
Кроме суда, могли бы вмешаться доноры, но они нам перманентно отвечают, что занимают позицию невмешательства. Разбирайтесь, мол, сами.
 
Остается  суд. Все остальное пока не сработало. Уже есть два судебных процесса: по делу Терешковича и тот, что связан с оспариванием администрацией университета решений контролера по академической этике и процедурам. Дальше предварительных слушаний они пока не продвинулись. По делу Терешковича скоро состоится непосредственно первое заседание.
 
Куда уходят деньги?
 
— Справедливости ради, стоит отметить, что литвинизация заметна на уровне административного персонала. И даже после новой волны академических репрессий нашего мис-менеджмента в числе преподавателей доминируют беларусы, готовые уже сейчас (или потенциально в ближайшем будущем) к релокации в Литву, Вильнюс.
 
Проект нужен Беларуси, но в нынешней констелляции топ-менеджмента университет неэффективен, донорские и студенческие деньги расходуются на высокие зарплаты топ-менеджмента и в целом на содержание раздутого административного персонала.
 
А сэкономить решили на преподавателях. Не будут ведь реформаторы сокращать самих себя?..
 Фото ЕГУ