Как обстоят дела с беженцами на самом деле? Стало ли консолидированнее украинское общество после начала боевых действий на востоке страны?

Эти вопросы Служба информации «ЕвроБеларуси» адресовала старшему научному сотруднику Регионального филиала украинского Национального института стратегических исследований в г.Одессе Юлии Сербиной: 

— Прежде всего, хотелось бы разобраться с понятиями. С точки зрения права речь идет не о беженцах, а о временно перемещенных лицах. Наиболее точную методологию подсчета лиц, покинувших территорию своего проживания в связи с ведущимися боевыми действиями, осуществляет Управление Верховного комиссара ООН по вопросам беженцев.  Также уместно полагаться на информацию Офиса Верховного комиссара ООН по правам человека. Число временно перемещенных лиц постоянно меняется. По состоянию на 15 июля (согласно отчету Управления Верховного комиссара ООН по вопросам беженцев) число внутренне перемещенных лиц на территории Украины составляло 86609 человек (из них 13381  — лица, перемещенные из Крыма).
 
Значительная часть переселенцев размещаются в Киеве и Киевской области, во Львовской, а также Одесской областях. Если изначально процесс обустройства временно перемещенных лиц координировался волонтерами (гражданское общество в Украине сегодня опережает государство на несколько шагов), то с середины июня большую эффективность стал проявлять координационный центр, состоящий из центральных органов власти, областных государственных администраций и тех же волонтеров. Следует отметить, что интеграция временно перемещенных лиц в новую среду осуществляется по-разному: кто-то находит  работу, не планируя возвращаться в места своего проживания (некоторым попросту некуда возвращаться), кто-то не адаптировался к изменившимся условиям и, обвиняя государство, не спешит адаптироваться. Управлением верховного комиссара ООН по делам беженцев открыта программа обеспечения экономической самостоятельности внутренне перемещенных лиц. 
 
Что касается десятков и сотен тысяч беженцев, переехавших в Россию, о которых пишут российские СМИ, можно предположить, что данная цифра явно преувеличена. По данным Управления Верховного комиссара по правам человека, только 9600 человек обратились за предоставлением убежища в РФ. Делать выводы о процессе интеграции этих лиц в российское общество сегодня сложно.
 
Антивоенные настроения в украинском обществе, безусловно, присутствуют, и их возрастание совпало с третьей волной частичной мобилизации. В то же время, следует понимать  реальный характер этих настроений: они связаны не столько с необходимостью прекращения боевых действий на любых условиях, сколько с необходимостью прекращения агрессии со стороны России. Украинское государство несет потери как среди военных, так и среди гражданского населения (по данным Совета национальной безопасности и обороны Украины, с начала АТО на востоке погибли 363 военнослужащих и 1434 получили ранения). В отчете, опубликованном Офисом Верховного комиссара ООН по правам человека, отмечается, что с начала проведения АТО до 26 июля погибли 1129 человек и 3442 получили ранения. Но стоит отметить, что антивоенные акции в городах, из которых родом погибшие военнослужащие, совпали по датам. Кроме того, в эти дни произошел обстрел из гранатомета жилья городского головы Львова, а также убийство городского головы Кременчуга. В данных явлениях заметны если не признаки координации, то совпадений – точно. Также призывы прекращения антитеррористической операции на востоке страны звучат преимущественно на страницах изданий, лояльных организации «Украинский выбор», лидер которой не один год занимался пророссийской деятельностью, а также выступил в качестве представителей самопровозглашенных ДНР и ЛНР во время июньских консультаций, завершившихся подписанием Берлинских соглашений в начале июля.
 
После начала боевых действий на востоке страны украинское общество стало не просто  более консолидированным: оно прошло «точку невозврата». Несмотря на то, что боевые действия носят локальный характер, они держат в напряжении всю страну, поскольку в АТО задействованы военнослужащие всех без исключения регионов. Кроме того, активность волонтеров и масштабы их деятельности (снабжение военных необходимым снаряжением, продуктами, пострадавших – медикаментами) позволяют сделать вывод о выходе украинского общества (во всяком случае, наиболее активной его части) на качественно новый ценностный уровень.