Почему в последние годы число сторонников перемен в Беларуси растет, но перемены не наступают? Какой смысл вкладывают белорусы в само понятие «перемены»? Означает ли это, что народу нужны экономические реформы и перестройка политической системы, либо «перемены» в общественном сознании ассоциируются совершенно с иными вещами? Ответы на поставленные вопросы «Свободные новости плюс» попытались найти вместе с социологом Сергеем Николюком в рамках проекта «Рефорум». 
 
Июньский опрос НИСЭПИ зафиксировал рост сторонников перемен: «важнее изменение нынешнего положения» для 52,1% респондентов, «важнее сохранение нынешнего положения» для 38,3%. Что важно: устойчивый рост первой группы происходит последние годы. Однако никаких перемен мы не наблюдаем.
 
«Ожидание перемен — это всего лишь декларации, а от деклараций до реальных действий — огромная дистанция. Действительно, растет недовольство. Но это диффузное недовольство — оно не порождает совместные действия», – говорит Сергей Николюк. 
 
При этом, отмечает эксперт, неправильно говорить, что власть совершенно не реагирует настроения общества: «Вертикаль прекрасно понимает, что нужно поднимать пенсионный возраст, однако этого не делает; разговоры о повышении платы за ЖКХ ведутся каждый год, эти планы учитываются при формировании бюджета, однако до сих пор они так и остались нереализованными».
 
Что вообще белорусы поднимают под «переменами», каких перемен они ждут? 
 
«Спрос на перемены — реакция на ухудшение экономического положения. Среди проблем, которые волнуют белорусов, на первом месте неизменно оказывается рост цен. Поэтому главное ожидание для людей — улучшение своего собственного благосостояния. 
 
И ничего удивительного. В состоянии политической апатии, в котором находится белорусское общество, интересы абсолютного большинства редко выходят за пределы повседневных проблем», – отмечает социолог. 
 
Но речь идет не об экономических реформах и не о перестройке политической системы страны: 
 
— Когда экономика доходит до критического уровня, недовольство переносится на власть, на политическую систему. В условиях кризиса белорусы на вопрос, кто виноват, в первую очередь указывают на президента. И это правильно: раз он все замкнул на себя, именно он и выступает главным виновником кризиса, – отмечает С.Николюк.
 
Во всяком случае, отклика среди народа не получила ни объявленная Лукашенко либерализация, ни последующая модернизация:
 
«Соединяя несовременное общество с современным оборудованием получить на выходе конкурентоспособную экономику нельзя. И чем сложнее будет оборудование и технологии, тем большими окажутся убытки. 
 
Авторитарная власть не может опираться на свободных людей, а несвободные люди не могут эффективно работать. В таком противоречии Лукашенко и балансирует. Пока удается, но за счет российских дотаций, – отмечает социолог. – Как тут не вспомнить либерализацию, объявленную в 2007-м — между прочим, в ответ на двукратное повышение Россией цены на газ. Но все было свернуто за 7 минут 19 декабря 2010 г. А проблема неконкурентоспособности белорусской экономики осталась. Ее попытались решить с помощью модернизации государственных предприятий — однако кампания завершилась сплошными убытками. Пришлось наступить на горло собственной песни и ограничиться точечным улучшением ситуации. Затраты на приобретения машин и оборудование в нынешнем первом полугодии сократились на 12,3%. А куда деться! Через год выборы, с пустыми государственными закромами проводить их опасно». 
 
Однако у населения сложился спрос на перемены, пусть и в белорусском понимании. Может ли власть удовлетворить этот спрос хотя бы частично? 
 
«На фоне Украины, на фоне военных действий Лукашенко получил дополнительную возможность сделать ставку на белорусскую «стабильность». И это серьезный аргумент, надо признать. Макроэкономическая статистика в Украине за первое полугодие выглядит вполне приемлемо для воюющей страны, но если мы посмотрим показатели за июнь, то увидим падение на 10-20%. Перспектива довольно мрачная. Экономический коллапс не исключен. 
 
А белорусские СМИ постараются донести до населения последствия войны в Украине, можно не сомневаться. 
 
Если ситуация в Беларуси будет и дальше развиваться на этом фоне, то проблема 2015 года для Лукашенко вполне решаема», – резюмировал эксперт.