Политологи полагают, что во многом это связано с российско-украинским конфликтом. Интегрироваться с, по сути, воюющей страной белорусы не хотят.

Данные июньского опроса НИСЭПИ зафиксировали, что за последние три месяца доля пророссийски настроенных белорусов снизилась, хоть и осталась на довольно высоком уровне. При этом доля сторонников евроинтеграции осталась практически неизменной.

Таблица 1. Динамика ответов на вопрос: «Если бы пришлось выбирать между объединением с Россией и вступлением в Европейский союз, что бы вы выбрали?», %

вариант ответа

12’07 12’08 12’09 12’10 12’11 12’12 06’13 12’13 03’14 06’14

объединение с РФ

47,5
46,0
42,3
38,1
41,4
37,7
40,8
36,6
51,5
46,9

вступление в ЕC

33,3
30,1
42,1
38,0
39,1
43,4
41,0
44,6
32,9
33,1

затруднились ответить / Не ответили

19,2
23,9
15,6
23,9
19,5
18,9
18,2
18,8
15,6
20,0

Эту тенденцию, как подчеркнули социологи, подтверждают и данные ответов на односторонний вопрос об интеграции с Россией. Так, число тех, кто проголосовал бы в таком случае за объединение Беларуси и России, за три месяца снизилось на 4,5 процентного пункта, а число противников объединения выросло на 7,1%.

Таблица 2. Динамика ответов на вопрос: «Если бы сегодня проходил референдум об объединении Беларуси и России, как бы вы проголосовали», %

вариант ответа

12’07
12’08 03’09 03’10 12’11 12’12
06’13
12’13 03’14 06’14
за
43,6
35,7
33,1
32,1
29,0
28,7
31,2
23,9
29,3
24,8
против
31,6
38,8
43,2
44,5
42,9
47,5
46,5
51,4
47,7
54,8

Социологи также обращают внимание на то, что только 9,8% респондентов при ответе на вопрос «Какой вариант интеграции Беларуси и России Вы бы лично предпочли?» выбрали вариант, что две страны «должны стать одним государством, с единым президентом, правительством, армией, флагом, валютой».

43,5% сторонников интеграции Беларуси и России считают, что должен быть образован «союз независимых государств, связанных тесными политическими и экономическими отношениями». 42,5% полагают, что отношения Беларуси и России должны быть такими же, как и с другими странами СНГ.

 

Таблица 3. Динамика ответов на вопрос: «Какой вариант интеграции Беларуси и России вы бы лично предпочли?», %

вариант ответа

03’03

06’04

12’05

08’06

12’07

12’08

03’09

06’12

06’14

Беларусь и Россия должны образовать союз независимых государств, связанных тесными политическими и экономическими отношениями

48,0
49,7
52,3
52,2
43,8
43,9
44,0
53,7
43,5

отношения Беларуси и России должны быть такими же, как и с другими странами СНГ

19,3
25,5
20,7
29,1
36,3
31,0
35,8
28,5
42,5

Беларусь и Россия должны стать одним государством, с единым президентом, правительством, армией, флагом, валютой и т.п.

25,6
15,5
12,0
14,4
13,1
12,1
10,9
13,0
9,8

Хотя доля сторонников интеграции с Россией составляет более половины опрошенных (53,3%), но рекордно низкой, подчеркивают социологи, оказалась доля тех, кто выступает за полноценное объединение Беларуси и России.

Беларусь тоже может попасть под раздачу


Политолог Юрий Дракохруст отмечает, что ослабление пророссийских настроений белорусов зафиксировали исследования не только НИСЭПИ, но и Белорусской аналитической мастерской Андрея Вардомацкого.

«Это, скорее всего, имеющая место тенденция, — сказал Дракохруст в комментарии для БелаПАН. — Возможно, это и просто флуктуации. Предположим, что есть повышающийся тренд, но в его рамках могут быть падения, вызванные чисто случайными причинами. Однако, возможно, причина и в другом».

Юрий Дракохруст отмечает, что опросы показывают: поддержка белорусами политики России в Украине и в отношении Крыма, и в отношении Донбасса остается довольно высокой. Но эта поддержка, говорит эксперт, напрямую не проецируется на белорусско-российские отношения.

«То есть люди могут считать, что Россия права и продемонстрировала свою крутизну в Крыму, но вот к нам пусть свою крутизну не применяет», — сказал Дракохруст.

Более того, у белорусского обывателя есть опасения, что в случае конфликта России и Запада Беларусь при более тесной интеграции тоже может попасть под раздачу.

«Когда в марте оценивалась ситуация, тогда угроза столкновения России и Запада была ниже, чем сейчас. Тем более, тогда все происходило без крови, — напоминает Дракохруст. — Сейчас льется кровь. Сейчас Россия пусть косвенно, но как бы воюющая страна. Даже самый пророссийски настроенный белорус рассуждает: у нас войны нет, а вот если более тесно интегрироваться с Россией, то и мы можем оказаться втянутыми в эту войну, а нам это не надо».

Такие рассуждения и привели к снижению показателей пророссийских настроений, считает Дракохруст.

«И это не только рассуждения на завалинке. Посыл «абы не было войны» дают обществу и белорусские государственные СМИ, и Лукашенко. И на часть населения, которое любит Россию, это действует», — подчеркнул Дракохруст.

Он не исключает, что тенденция ослабления пророссийских настроений продолжится.

«Вряд ли сокращение будет в разы, но фактор войны все же снизит уровень готовности к более глубокой интеграции с Россией, — сказал Дракохруст. — Не исключаю также, что желание быть подальше от войны и конфликта снизит и потенциал проевропейских настроений».

Пресыщение московской пропагандой

Политолог Юрий Чаусов также не исключает, что эти данные соцопросов могут быть всего лишь «флуктуациями, которые не связаны с преломлением рейтинга».

«Кроме того, та пропаганда, которая транслируется российскими каналами, уже превысила все возможные пределы. Наверное, в обществе появилось привыкание к этим, во многом очевидно фантастическим, пророссийским мифам», — сказал Чаусов в комментарии для БелаПАН, отметив, что это пресыщение пропагандой тоже могло оказать влияние на снижение пророссийских настроений белорусов.

Также падению этих настроений могли способствовать и проявления защиты суверенитета, которые последние месяцы демонстрирует официальный Минск.

Что касается прогнозов, говорит Чаусов, то если учитывать, что российская пропаганда была одной из причин роста пророссийских настроений, то можно ожидать, что со снижением градуса этой пропаганды либо переходом российско-украинского кризиса в фазу постоянного конфликта (наподобие Приднестровья и Абхазии) ее эффективность ослабнет.

«Но все зависит от пропагандистских вывертов, потому что как таковые геополитические ориентации очень быстро не меняются. Быстро они меняются в результате таких событий, как в Украине, а не в результате информационной накачки», — подчеркнул Чаусов.

В то же время он отмечает, что фактор реальной войны также сказался на пророссийских настроениях белорусов.

«Одно дело — информационная война, условно говоря, «ватники против бандеровцев». И совсем другое, когда эта война становится реальной, когда идут полноценные боевые действия. В таких условиях привлекательность союза с такой страной падает», — отметил Чаусов.

Развивать медиасферу

При этом оба эксперта отмечают, что белорусские власти все еще не придают большого значения необходимости противостоять российской пропаганде и обезопасить белорусское информационное пространство. По крайней мере, никаких признаков этого не видно.

Чаусов отмечает, что пока рано говорить о конкретных шагах белорусских властей в противодействии российской пропаганде.

«Для обеспечения информационной безопасности страны необходимо развивать медийное поле, — говорит он. — Но развивать его государственным путем не получится, потому что все равно будет монополизация и высказывание только одной точки зрения. А когда точка зрения не высказана, как это было в начале Майдана, когда не было никакой вводной от политического руководства страны, госСМИ тоже молчали о происходящем, и Беларусь оказалась в плену российского видения ситуации».

Чаусов подчеркивает, что для противостояния пропаганде в стране необходимо развивать не просто независимые, а плюралистичные и саморегулируемые СМИ.

«Необходимо в целом развивать медиасферу, развивать СМИ не только государственные, но и все остальные. Пока таких выводов не сделано. И информационная безопасность остается на том же уровне, на котором была в начале конфликта», — резюмировал политолог.

 Фото ИТАР-ТАСС