Андрей Бондаренко признал свою вину

5

Как сообщает БелаПАН, Бондаренко также извинился перед потерпевшими. В зале присутствуют двое из троих потерпевших: Татьяна Родион и ее мать Наталья Траулько. Яворский отсутствует, но считает, что не действовал из хулиганских побуждений и хулиганских действий не совершал.

Как сообщила гособвинитель, инциденты произошли 5 февраля и 27 марта этого года, и оба раза Бондаренко был в состоянии алкогольного опьянения.

В первом случае он ударил Яворского в лицо, причинив легкие телесные повреждения. Инцидент произошел возле одного из кафе. В другом случае, сообщила гособвинитель, в подъезде дома по улице Чкалова, проявляя пьяную удаль, Бондаренко избил Родион. Орудием явилась связка ключей. Он бил в голову, по телу руками и ногами, причинив кровоподтеки, ссадины.

Уже будучи в РУВД Октябрьского района, Бондаренко, по словам обвинения, снова набросился на Родион и вместе с ней на ее мать Траулько, избивая их руками и ногами по разным частям тела, в том числе по голове.

Бондаренко рассказал, что эти две женщины — его соседки по подъезду и визуально он с ними знаком. Правозащитник сообщил, что вечером 26 марта в кафе с приятелем выпили на двоих 200 граммов водки по случаю какого-то праздника и уже ночью 27-го вместе с этим другом в подъезде дома, где живет Бондаренко, встретили Родион. И именно она, по словам Бондаренко, предложила подняться к нему, чтобы продолжить праздник. Причем чувствовал себя Бондаренко, как он заявил, трезвым и прекрасно ориентировался в происходящем.

В подъезд, по словам Бондаренко, он с другом, которого Родион называла Галкиным, поскольку тот якобы похож на известного артиста, заходил после Родион и появившейся незадолго до разговора на улице ее матерью. При этом, по его словам, они обсуждали “бесперспективность дальнейшего времяпровождения с этими женщинами”. На третьем этаже, где живет Бондаренко, он втолкнул в квартиру друга и попытался выпроводить Родион, которая, по его словам, была в состоянии алкогольного опьянения. Однако та заявила, что сама разберется, что ей делать далее, и возникла “легкая потасовка”, в ходе которой женщина схватила зубами его за палец и некоторое время держала. При этом, сообщил Бондаренко, он испытал болевой шок. Он попытался оттолкнуть ее, и ему это удалось.

Никакого удара связкой ключей в голову Родион, сообщил правозащитник, он не наносил: ключи в это время были в дверном замке. Специально женщину он не бил, это могло случиться только в момент, когда Бондаренко пытался освободить палец. Что касается ссадин на голове Родион, то Бондаренко считает, что мог их причинить застежками на рукаве своей куртки, когда отталкивал ее.

В процессе инцидента женщина, по его словам, начала кричать, что ее избивают. Бондаренко рассказал, что сам пытался вызвать в милицию, но мобильный телефон был выключен. “Чтобы себя обезопасить от уголовного преследования”, как выразился Бондаренко, он сходил в квартиру за радиотелефоном и, вернувшись в подъезд, сумел дозвониться до милиции. Милиционеры приехали достаточно быстро.

Уже в милиции, куда доставили Бондаренко, друга и двух женщин, Бондаренко попросил рассадить их, поскольку женщины мужчин оскорбляли. Родион пыталась фотографировать Бондаренко на мобильный телефон, сунув камеру ему в лицо, и он ногой выбил его из ее рук, причем сделал это, изначально сидя нога на ногу. После того как над ним снова кто-то склонился, автоматически еще раз отмахнулся ногой, но это оказалась уже мать Родион Траулько, которая получила удар в лицо. После этих слов в суде Бондаренко в очередной раз извинился перед потерпевшими, особенно перед Траулько, поскольку она не была участницей конфликта и в подъезде.

“Скопище эмоций вылилось в происходящие события. Я разозлился”, — отметил Бондаренко. Родион, по его словам, бросилась на него защищать свою мать, несколько раз ударила и оскорбляла. Потом всех увезли на медицинское освидетельствование. Там он не подписал необходимые документы, так как ему не оказали помощь — из укушенного пальца продолжала идти кровь, сообщил правозащитник.


Няма запісаў для адлюстравання