Почему Запад заговорил о диалоге, несмотря на то, что ситуация в Беларуси не улучшается?

Политик обратил внимание на непризнание официальным Минском оккупации Крыма, Абхазии и Южной Осетии, а также на то, что западные лидеры встречаются с президентом России Владимиром Путиным, несмотря на события в Украине. С Беларусью нужно разговаривать, потому что это «наш сосед и экономический партнер», заявил Линкявичюс.

Говоря о диалоге с Беларусью, глава МИД Литвы подразумевает диалог с Лукашенко, уверен политический обозреватель Роман Яковлевский. Высказывание Линкявичюса он считает проявлением общей европейской тенденции на установление диалога с официальным Минском. 

– Господину министру хотелось бы напомнить, что Литва уже пыталась играть роль лоббиста в 2010 году, когда президент Грибаускайте разговаривала с Лукашенко. Чем это закончилось, мы хорошо знаем, – сказал Яковлевский в интервью сайту «Товарищ.online». – Конечно, мы соседи, и отношения надо развивать. Но позволю себе процитировать покойного Леха Качиньского, который ответил Квасьневскому, призывавшему разговаривать с Лукашенко: «Когда есть о чем».

Неудивительно, что страны, имеющие большую ангажированность в белорусские вопросы и в частности в экономическое сотрудничество, поддерживают возобновление разговора с Беларусью, полагает директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров. И хотя нельзя говорить о том, что раньше Европа проводила последовательную политику санкций, сейчас основания для этих санкций никуда не исчезли. В стране по-прежнему остаются политзаключенные, преследуют политических и общественных активистов и отсутствуют условия для деятельности организаций гражданского общества. А значит, никаких подвижек для того, чтобы снимать санкции и возобновлять диалог с официальным Минском, не произошло.

– Но ЕС действует вопреки той логике и политике, которую проводил до этого, пытаясь  найти новые подходы для сотрудничества с Беларусью, – заявил Егоров сайту «Товарищ.online». – При этом они оставляют без внимания потребности белорусского гражданского общества.

Сейчас Европа, по мнению эксперта, не имеет возможности ничего сделать с политическим режимом Лукашенко старыми методами, не желает принимать в расчет предложения гражданского общества Беларуси и погружаться глубже в ситуацию в стране, а также предпринимать какие-то действия по вовлечению своих структур во внутриполитические отношения в Беларуси. 

При этом мы видим своеобразные торги. ЕС пытается открыть новую фазу переговоров, обсуждая вопросы модернизации, инвестиций и торговли. Этот диалог исключает гражданское общество и ведется только с властями. После этого белорусские власти отпускают одного политзаключенного. Следующий шаг – ЕС снимает часть санкций, и должен последовать ответ от белорусских властей. 

– То есть идет обмен  микрошагами между Беларусью и ЕС с тем, чтобы восстановить некоторый уровень доверия между ними и затем открыть нормальные формы диалога и сотрудничества, – отмечает Андрей Егоров.

Предметом торга, по мнению Романа Яковлевского, может быть и малое приграничное движение, запуск которого до сих пор «тормозит» Беларусь. Кроме того, «в Европе опять появляются иллюзии, что таким образом нужно поощрять самостоятельность Беларуси, которую она проявила в ситуациях с Крымом, Абхазией и Южной Осетией». Но глава МИД Литвы не совсем точен, утверждая, что Беларусь не признала оккупацию Крыма, считает политобозреватель. 

– Если об Абхазии и Южной Осетии можно так говорить, то признание аннексии Крыма фактически выразилось в том, что Беларусь не поддержала резолюцию против России в ООН. Другого и не могло быть, потому что Беларусь повязана союзническими обязательствами, закрепленными в многочисленных действующих документах, – говорит собеседник сайта «Товарищ.online»

Дополнительный аргумент сторонников диалога с белорусскими властями – утрата влияния России на международной арене. Но идея переманить Лукашенко на Запад просто смешна, заявляет Яковлевский. 

– У Лукашенко есть одно желание – налаживать диалог без обязательств по соблюдению базовых европейских ценностей. То есть торговля отдельно, а права человека отдельно. Но вот возможности его в этом ограничены, – добавляет политобозреватель. 

Андрей Егоров считает желание европейских политиков и чиновников сотрудничать с официальным Минском, чтобы Беларусь еще дальше не погрузилась в объятия России, всего лишь риторикой.

– Реальность состоит в том, что ЕС не хочет пересматривать основания своей политики и не хочет искать новые средства, инструменты работы с Беларусью, потому что это будет требовать гораздо больших инвестиций. Поэтому все спускается на тормозах в виде формальных отношений, – заявляет директор Центра европейской трансформации.

В итоге Европа демонстрирует непоследовательную политику. В 2010 году Евросоюз вводит санкции и предусматривает определенные условия их снятия. А сейчас, хотя эти условия не выполнены, ЕС принимает правила игры Лукашенко.

– Он де-факто задним числом признает правильность действий белорусских властей в 2010 году. И мы идем назад в ситуацию квазилиберализации 2008-2010 годов, хотя либерализации как таковой нет. И теперь белорусские власти отчетливо эксплуатируют ЕС, ставя его в подчиненное положение в этих отношениях, – уверен Егоров.

Сейчас Европе проще свести отношения с Беларусью к прагматическим формам неполитизированного сотрудничества. К другого рода действиям Евросоюз не готов, резюмируют эксперты «Товарищ.online». Но пока с белорусскими властями ведутся закулисные торги, политическая оппозиция и гражданское общество остаются в стороне.