Боятся ли белорусские чиновники «черного списка» ЕС?

4

Согласно принятому решению в список невъездных добавлен 1 и исключены 8 человек. Теперь в санкционном списке значатся 225 фамилий и 25 юрлиц. Но что это меняет?

Павлюк Быковский: Я не уверен, что список работает

Однозначно оценить эффективность существования списка лиц, которым запрещен въезд в Евросоюз и США сейчас довольно затруднительно, поскольку это уже стало рутинной ситуацией, считает политический обозреватель еженедельника «Белорусы и рынок» Павлюк Быковский.

— Список создавался многие годы, он дополнялся и редко корректировался в сторону уменьшения, — отмечает эксперт.

В «черном» списке находятся первые лица белорусского государства, поэтому он сам по себе является довольно серьезным сдерживающим фактором для международных контактов, для того, чтобы глава государства мог осуществить официальный визит в страну, которая поддерживает санкции в отношении белорусского руководства.

— Вот почему достаточно заметным был визит Александра Лукашенко в Сербию, которая не входит в ЕС, но вроде бы солидаризировалась с этим списком. Фактически, кроме Сербии, никакие другие страны не были готовы в последнее время принимать главу белорусского государства, — отмечает собеседник.

Так что, по его мнению, список как инструмент работает и имеет свои негативные для белорусского руководства эффекты. Но насколько он принуждает белорусские власти что-то менять в своей политике, сказать затруднительно.

— В то время, когда этот список возник, он влиял на принятие решений. Сейчас список лиц, которым ограничен въезд в Европу, очень длинный. В нем находится много людей, которые не влияют на принятие важных государственных решений, но они были отмечены как участники политических процессов, как часть репрессивной машины. От них не очень зависит, будут ли освобождены существующие политзаключенные или появятся новые. Это, скорее, фактор, который должен был напугать потенциальных участников будущих репрессий, чтобы они не были механизмами или элементами системы. Но я не уверен, что это работает, — отмечает эксперт.

Однозначно работают лишь санкции в отношении высшего руководства страны, утверждает Павлюк Быковский.

— Впрочем, возможно, глава государства уже свыкся с мыслью, что не может ездить в ЕС и США, — предполагает собеседник.

Гарри Погоняйло: Я за то, чтобы такие санкции применялись

По мнению руководителя юридической комиссии Белорусского Хельсинкского комитета Гарри Погоняйло, списки не въездных в ЕС как моральная санкция являются действенными.

— Другое дело, что вряд ли они могут повлиять на политику нашего правительства и президента относительно освобождения политзаключенных, — отмечает эксперт, подчеркивая, что, в принципе, люди должны знать о своей ответственности за нарушение действующего законодательства и прав человека. — В какой-то степени это и ограничение для тех, кто наказан таким образом. Я за то, чтобы такие санкции применялись.

Если об этих санкциях говорят белорусские политики. Если те, против кого они применены, пытаются их обжаловать, значит, какой-то эффект эти санкции имеют, подчеркивает собеседник.

— Страх такого рода санкций и факт того, что когда придет время, будет предъявлен счет тем, кто находился в этих списках, позволяет говорить об эффективности этой меры, — подытоживает Гарри Погоняйло.

Автор:


Няма запісаў для адлюстравання