Власти отказываются признать Ульяну Захаренко потерпевшей

0

Почему так произошло? Об этом в интервью «Белорусскому партизану» рассказала руководитель ПУ «Белорусский документационный центр» Раиса Михайловская.

 
– Почему такое безобидное ходатайство вызывает у органов предварительного расследования такую реакцию? 
 
-В делах с исчезновениями политических оппонентов власти нет «безобидных» документов. Любое движение со стороны родственников или их представителей представляет угрозу всколыхнуть тихую заводь бездействия следователей и прокуроров. На самом деле это очень непросто – 15 лет создавать видимость расследования при наличии достаточных доказательств совершения преступления и, я уверена, установлении  личностей, совершивших эти преступления. 
 
Запрет на любую информацию идет, прежде всего, потому, что предполагаемые преступники – прямые или косвенные – это высшие должностные лица страны. Об этом много говорилось в свое время после выборов президента 2001 года и любой желающий может найти эту информацию в интернете. Юридическое обоснование этой версии сделал Христос Пургуридес, депутат ПАСЕ, и до сих пор  со стороны властей не прозвучало официальных опровержений или утверждений в клевете по поводу Меморандума об исчезнувших политиках в Беларуси.
 
– Каков на Ваш взгляд официальный план действий по делам исчезнувших политиков?
 
– На наших глазах предварительное расследование приближается к критической черте – 15-летний срок по делу Юрия Захаренко истек 7 мая этого года. Ведь, согласно законодательству, срок давности истекает не с момента возбуждения уголовного дела, а с момента совершения преступления. Думаю, в данный момент власти выполняют свой план по «безопасному» закрытию этих дел и отправке материалов в архив. 
 
7 мая 2014 года истек 15-летний срок давности по делу Ю. Захаренко, который позволяет  властям прекратить производство по делу  в связи с истечением срока давности.
 
В апреле 2014 года расследование дела об исчезновении Ю. Захаренко вновь было продлено на три месяца до 24 июня 2014 года. Возможно, после этой даты мы узнаем об очередном продлении до сентября 2014 года, а в сентябре оба дела будут закрыты. Я говорю об уголовных делах по фактам исчезновений Юрия Захаренко и Виктора Гончара с Анатолием Красовским.
 
– Что может сделать и делает общественность, родственники исчезнувших в такой ситуации?
 
– Безусловно, ни родственники с их представителями, ни правозащитники не могут допустить того, чтобы в нормальной цивилизованной стране, как любят называть Беларусь высшие должностные лица страны, люди исчезали бесследно. Все юридические, правовые механизмы ими использованы. Однако, видимо, властям проще признаться в своем бессилии при расследовании этого дела, чем показать общественности и родственникам истинную картину происшедшего.
 
В мае 2014 года Белорусский документационный центр (БДЦ) направил  жалобу по делу Юрия Захаренко в Комитет по правам человека ООН от имени Ульяны Захаренко и Елены Захаренко.
 
В жалобе в КПЧ указаны нарушенные государством права Юрия Захаренко, такие, как право на жизнь, право на свободу и личную неприкосновенность, право не быть подвергнутым пыткам и другому жестокому, унижающему достоинство обращению и право лишенного свободы на гуманное обращение и уважение достоинства, право не быть подвергнутым дискриминации по политическим мотивам. В отношении Ульяны Захаренко и Елены Захаренко  налицо нарушение прав, предусмотренных статьей 7 Пакта, поскольку в результате насильственного  исчезновения  сына и отца и не проведения государством добросовестного расследования этого преступления они испытывали и продолжают испытывать эмоциональный стресс и моральные страдания. 
 
Кроме того, при юридической поддержке БДЦ в мае 2014 года  Ульяна  Захаренко обратилась с заявлением о признании её потерпевшей по уголовному делу.
 
Письмом начальника отдела Центрального аппарата Следственного комитета Республики Беларусь №3-45 от 02.06.2014 г.  Варавко Ю. В.  ей было отказано в удовлетворении указанного заявления по тем основаниям, что потерпевшей  по делу  уже признана супруга её сына Ольга  Захаренко.
 
Указанное решение  является незаконным,  подлежащим отмене  и не выдерживает никакой критики. Незаконным, исходя как из норм национального законодательства, так и международных стандартов. Воспользуюсь такой возможностью и приведу в конце этого интервью небольшой юридический ликбез для следователей по делу.
 
Отказ Варавко Ю. В. в признании матери Юрия Захаренко потерпевшей  по делу препятствует ей в реализации её неотъемлемого права на доступ к правосудию и судебную защиту и грубо нарушает  её законные права и интересы.
 
Решение Ю. Варавко обжаловано в Генеральную прокуратуру, осуществляющую  надзор за исполнением законов при производстве предварительного расследования. 
 

Няма запісаў для адлюстравання