Анатолий Лебедько рассказал, как держался в тюрьме КГБ и почему Украина – перспектива для Беларуси

0
«Сегодняшняя Украина — это ответ на вопрос, возможно ли альтернатива развития на постсоветском пространстве», – говорит белорусский политик, оппозиционер, лидер Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько, который 7 мая в Вильнюсе представил свою книгу «108 дней и ночей, проведенных в застенках КГБ».

В книге он описал время пребывания в СИЗО КГБ, известном как «американка».

Политик был арестован сотрудниками госбезопасности у себя в квартире после президентских выборов 2010 года в ночь после массовой акции протеста в Минске 19 декабря. Ему было предъявлено обвинение по статье «массовые беспорядки», однако в апреле он был освобожден под подписку о невыезде, а впоследствии уголовное дело в его отношении было закрыто.

Три дня превратились в 108 дней

В интервью DELFI Лебедько, который неоднократно задерживался представителями правоохранительных органов Белоруссии за свою оппозиционную деятельность, рассказал, что не расчитывал задержаться в СИЗО на такой длительный срок.

«Когда я попал в следственный изолятор КГБ, то думал, что все закончится в течение трех дней. У меня уже была такая практика — короткое тюремное заключение, и, кстати, я имел обыкновение вести короткий тюремный дневник. Но эти три дня превратились в 108 дней и ночей. И все это время я вел дневник, а когда выходил из тюрьмы, то часть написанного я положил в конверты с письмами, которые получал из дома и эту часть мне удалось вынести», – рассказал белорусский оппозиционер.

По его словам, ему повезло, дневниковые записи, перемешанные с письмами близких, не были обнаружены.

«Хотя они пересмотрели каждый сантиметр моей одежды, и все остальное у меня изъяли. Когда я вышел, мне встретился один мудрый человек, который сказал: ты все оставь в сторону, скорее всего остальное тебе не вернут, постарайся как можно быстрее и точнее восстановить записи. Так и получилась эта книга – книга в форме дневника», – говорит Лебедько.

По его свидетельству, в книге описывается то, что происходило в тюрьме, а «происходили на самом деле страшные вещи, потому что все это квалифицируется как пытки».

«Это были пытки светом, пытки холодом, психологическое давление, физические унижения — все это есть в сегодняшней Беларуси. И это, конечно же, не совпадает с тем, что увидят болельщики и туристы, которые приедут к нам на Чемпионат мира по хоккею — там все будет вычищено, вылизано, туристов будут водить определенными маршрутами и самого главного они, конечно, не увидят. Поэтому сейчас мы хотим создать альтернативный маршрут на время Чемпионата мира, чтобы люди могли подъехать близко к зданию КГБ, а также попасть в Куропаты, где лежат как минимум десятки тысяч убитых коммунистами и советской властью людей, которые мечтали о совершенно другой Беларуси», – говорит политик.

На прогулку – под песню «за милого доброго Сталина»

По его словам, несмотря на то, что книга запрещена в Беларуси, она расчитана в том числе на белорусского читателя, который должен понимать, что подобное может случиться с каждым: сегодня стучат в двери оппозиции, а завтра могут придти за ним, считает оппозиционер.

«Одновременно я думаю, что эта книга в какой-то степени меня защищает. Есть большое недовольство у людей в погонах, но что-то предпринять против меня — это было бы
слишком очевидно», – говорит Лебедько.

Он констатирует, что «прошел через все» – в его политической биографии есть даже официальное предупреждение КГБ по статье «Измена родине», которое предусматривает смертную казнь.

«Мне кажется, что после «американки» я уже прошел через очень многое. Это страшно, а страх есть у каждого нормального человека, просто с годами кожа, наверное, становится грубее, и некоторые вещи воспринимаются легче. Хотя страшно всегда. А выживал я в КГБ только за счет того, что очень много занимался физическими упражнениями. Например, когда меня выводили на прогулку под песню «за милого доброго Сталина», я реально ложился в грязь и начинал отжиматься. И эти люди в масках собирались наверху и смотрели. Это было делом принципа, кто в этой борьбе выстоит. Ведь они хорошие психологи, знают наши слабые места, и всегда готовы нажать на это место. Но я выжил, я прошел через это, и этим доволен. К тому же у меня хороший тыл — моя семья. Мы все единомышленники», – в интервью DELFI поведал Лебедько.

Первым на Майдане погиб белорус

Говоря о событиях на Украине, белорусский оппозиционер отметил, что на международных встречах он в первую очередь говорит об этой стране.

«Сегодняшняя Украина — это ответ на вопрос, возможно ли альтернатива развития на постсоветском пространстве. Эту альтернативу могла создать маленькая Грузия или небольшая Молдова, а Украина — это большая по европейским меркам страна и, конечно, если бы там прошли реформы, то это было бы сильной притягательной силой для Беларуси и той же России. Я думаю именно поэтому Кремль так ополчился, потому что видит угрозу для собственной власти. Поэтому мы говорим, что в первую очередь надо помогать Украине, вместе с тем это создает перспективы для Беларуси.

Сейчас многие в Беларуси напуганы, и я сказал бы так, что Майдан в широком смысле, он нам не помогает. Но если там будет успех, то в среднесрочной перспективе, это может быть сильной мотивацией для наших людей и толчком к переменам. Если там гаишники не будут брать взятки, если там будет хорошо развиваться малый и средний бизнес, будет хорошая медицина, добротные дороги, это станет сильным толчком для нас. Поэтому мы искренне желаем нашим украинским друзьям, чтобы они прошли через все эти сложности и добились успеха. Не случайно, сотни, а может тысячи были на Майдане и один из первых, кто погиб на Майдане, также был белорус», – говорит Лебедько.

По его мнению, с европейской точки зрения не стоит разделять Беларусь и Украину, потому что это одно историческое и культурное пространство.

«Если проводить исторические параллели, то это словно Польша и Чехословакия времен перемен. Когда в Польше 10 миллионов стояли на улице, в Чехословакии диссиденты ходили и смотрели грустно на красные звезды на Вацлавской площади. А в конечном итоге и Польша, и Чехия, и Словакия, а потом и прибалтийские страны, оказались там, где они сегодня есть. Поэтому надо шире смотреть на эти процессы и не делить Украину и Беларусь. Возможно, сегодня мы больше похожи на Чехословакию того времени, а Украина — на Польшу, но все-таки я больший оптимист и думаю, что Украина создает для нас перспективу. И с нашими людьми надо про это говорить. Главный инвестор Майдана был Виктор Янукович, и в Беларуси власть также – главный инвестор в возможные площади. Пока что у нас все держится за счет силовых структур, за счет обильной финансовой поддержки со стороны России, но если это убрать, то режим рухнет буквально в несколько дней», – уверен Анатолий Лебедько.

 

Няма запісаў для адлюстравання