Только треть избирателей в курсе результатов местных выборов

8

Вопросы, которые касались прошедших в марте выборов в местные Советы, проанализировали эксперты. Они приходят к выводу, что политическая апатия белорусов, несмотря ни на что, растет, а уровень явки и другая статистика традиционно отличается от официально озвученных цифр.

По данным ЦИК, с учетом досрочного голосования явка на выборы 23 марта составила 77,4%. Такой уровень явки вполне укладывается в “белорусский избирательный стандарт”. Тем не менее данные общенационального опроса показали совсем другую картину. За три месяца до выборов был зафиксирован рекордно низкий уровень ожидаемой явки – 44%. Сторонников Лукашенко в этом числе оказалось 67,1%, противников гораздо меньше – 27,2%. Это ровно на 20 пунктов ниже среднего значения за прошлые годы.

Относительно выборов 2010 года снижение явки произошло за счет избирателей, не доверяющих Лукашенко: в июне 2010 года их было 49,9% в общем числе явившихся, а в марте 2014 года уже на 10,5% меньше – всего 39,4%. Что касается избирателей, доверяющих Лукашенко, то их уровень “политической сознательности” практически не изменился: июнь 2010 года – 74,5%, март 2014 года – 73%.

Традиционно высокую явку показали жители села и малых городов – 65,5% и 68,4% соответственно. В Минске явка составила 39,7%.

Явка зависит и от среднего размера доходов. Доходы ниже и выше среднего не способствуют электоральной активности белорусов. Наименее обеспеченные заняты проблемой выживания, им не до выборов, наиболее обеспеченным же уже не до выборов.

По данным ЦИК, досрочно проголосовало 32% избирателей. Интересно, что официальные результаты досрочного голосования неуклонно повышаются: в 2007 году досрочно голосовали 24,9%, в 2010 году – 29,3%, а 2014 году – практически каждый третий.

Данные НИСЭПИ и тут оказались скромнее. Так, досрочная явка составила 18,9%. От результата 2010 года сведения практически не отличаются: в этом году снижение общей явки произошло за счет голосования в основной день выборов.

Явка на местных выборах в районе 60% по меркам демократических стран считается высокой. В Беларуси высокую явку принято объяснять советским наследием. Но есть одна особенность: массового предварительного голосования в СССР не было. В связи с этим низкая доля респондентов, утвердительно отвечающих на вопрос: “Кто-либо принуждал вас на прошедших выборах голосовать за конкретного кандидата?” – экспертам кажется подозрительной.

Эксперты находят этому два объяснения. Во-первых, многим респондентам неудобно признаться, что они выполняли свой “гражданский” долг под давлением. Во-вторых, граница между просьбой, рекомендацией и открытой угрозой начальника часто бывает весьма условной. Поэтому то, что человеком европейской культуры будет воспринято как принуждение, белорус воспринимает иначе.

Заинтересовали экспертов перемены, зафиксированные при ответе на вопрос: “Поддерживали ли власти какого-нибудь кандидата в вашем округе?”. Затруднились с ответом почти половина респондентов. С ответом на вопрос: “Предоставлялись ли всем кандидатам равные условия?” – затруднился каждый третий.

Для сравнения, после президентской кампании 2010 года вопрос о равных условиях кандидатов вызвал затруднение только у 11,5% респондентов. Политическая активность во время президентской кампании традиционно растет, и тут при ответе на вопрос, кого поддерживает госаппарат, у большинства сомнений не возникает.

А вот уровень доверия объявленным результатам выборов принципиально не изменился: около половины белорусов им доверяют. Не доверяют в 1,7 раза меньше избирателей. Напомним, что явка на выборах составила 57% – по подсчетам экспертов НИСЭПИ. Следовательно, часть респондентов приняла участие в политическом мероприятии, результатам которого не доверяет.

Только около одной трети избирателей (57% от принявших участие в голосовании) в курсе результатов выборов. Одиннадцать лет назад таких избирателей было больше половины, но с каждой избирательной кампанией их доля сокращалась.
Читать полностью: http://news.tut.by/politics/395827.html


Няма запісаў для адлюстравання