– Хотите посмотреть на самый дорогой жилой дом в Беларуси? Приезжайте, покажем, как мы тут элитно живем! – позвонила в редакцию читательница Елена Атрушкевич. – Нам тут приватизацию квартир насчитали – по тысяче долларов за квадратный метр!

Дом в спальном районе Минска, Слободская, 43, – это четыре этажа с мансардой и два подъезда. В окружении многоэтажек выглядит он, словно большой коттедж. Внешне – довольно потрепанный, хотя сдали его в эксплуатацию всего в 1998 году.

«Этот дом строили для художников, а отдали льготникам»

– Мы живем в экспериментальном доме, который построен на основе безригельного каркаса, – с порога начинает рассказ бывший военный, житель злополучного дома Александр Соломянко. – В 1991 году белорусские проектировщики разработали новый проект. Посмотрите, как сейчас строятся дома: арматуру обкладывают опалубкой, заливают бетоном, кладут плиты и опять наращивают арматуру. Но тогда, 15 лет назад, белорусские строители только начинали это делать. И наш дом был первым в Беларуси, который построили по этой технологии.

Строили дом семь лет, а сдали его в эксплуатацию не с первого раза. Жильцы говорят, что было много недоделок.

– Но мы были рады этому жилью, – говорит Елена Степановна. – Изначально сюда хотели заселить творческую интеллигенцию. И задумывался он как элитный. Например, жильцы первых этажей могли выйти и на одну сторону дома, и на другую (был сделан отдельный выход, сейчас он закрыт на замок. – Ред.). Квартиры на четвертом этаже – двухъярусные, с мансардой. Также в каждой квартире – по два санузла.

То ли художники и артисты не дождались своих квартир, то ли решили квартирный вопрос самостоятельно, но к окончанию строительства ни одного представителя творческой интеллигенции среди потенциальных квартирантов уже не осталось. И городские власти решили отдать жилье льготникам. Так в доме №43 по улице Слободская поселились две семьи военных, многодетная семья, сотрудники детского сада, а две трети квартир отдали людям, которые переболели туберкулезом.

Жильцы рассказывают, что им обещали паркет, камин, дубовые двери…

– Так было в проекте записано?

– А мы проект никогда и не видели, – говорит Александр Николаевич. – Когда мне предложили эту квартиру, я несколько раз приезжал на стройку и общался со строителями и прорабами. Мне говорили: «Ну, тебе повезло! Будешь жить как король».

Но условия проживания в доме на самом деле не такие уж и элитные. Например, стены из гипсокартона – это большая слышимость.

– На втором этаже слышно, как сосед с четвертого этажа пошел в туалет! – жалуется Любовь Александровна.

– А наш подвал, про который нам чиновники говорят, что он очень дорогой, из кирпича? – продолжает Елена Степановна. – Два-три раза в год его затапливает канализацией. Очевидно же, что дом недоделан! А помните, соседи, как нас телевидение снимало, когда мы заселились? Тогда сюжет снимали про нас. Мол, государство позаботилось о льготниках, раздало им бесплатные просторные квартиры…

– Когда мы сюда вселились, особенно не думали об элитности, – говорит Елена Степановна. – При этом нельзя сказать, что достались нам квартиры бесплатно. Ведь надо было отдать свое жилье в обмен на это. А сейчас еще и такие суммы надо выплатить!

«Нам никто не показывает, сколько на самом деле стоит дом»

Стоимость приватизации жилья рассчитывается по определенной формуле. За основу берется балансовая стоимость дома, то есть сколько денег было потрачено на его строительство, проектирование и т.д. Далее эта сумма переводится индексным методом в цены на момент обращения собственника квартиры с заявлением о приватизации. Учитывается также износ дома. Вся схема прописана в Жилищном кодексе.

Сейчас примерно 10% белорусских семей ломают голову: где найти деньги, чтобы приватизировать жилье. Именно столько в нашей стране осталось государственных квартир. С 1 июля 2016 года это жилье станет арендным. И чтобы не выплачивать каждый месяц аренду и стопроцентную коммуналку, многие стараются запрыгнуть в уходящий поезд и приватизировать квартиры.

– Изначально нашу квартиру – 100 квадратных метров – оценили в 1 миллиард рублей. Когда мы начали писать во все инстанции, сумму снизили до 800 миллионов. Но для нас это неподъемные деньги, – печалится Любовь Соломянко.

– Самое главное для нас в этой ситуации – это то, что мы не можем достать документы, где было бы расписано, на что же тут при строительстве дома потратились деньги, – говорит Александр Николаевич. – Может, мы оплачиваем стоимость проекта, который был явно не дешевый? Но тогда надо пересмотреть расчеты конкретно по нашему дому. Сейчас по этой технологии вся страна строится. А оплачиваем мы?

Во всем доме из 30 квартир приватизировано пять.

КОМПЕТЕНТНО

«Сейчас все дома так строят?»

– Этот дом проектировал АП «Белпроект». Это был первый дом, где применили конструкцию на основе сборно-монолитного каркаса, – рассказывает заведующий научно-исследовательским отделом строительных конструкций и изделий БелНИИС Валерий Белевич. – Программа была Госстроя Республики Беларусь. На этом доме отрабатывали новую конструктивную систему.

– Дом строили семь лет. Это был долгострой?

– И долгострой, и просто сложное строительство. Первый раз всегда сложно, люди учатся. Тем более что во время стройки еще и испытания проводились.

– Правда ли, что камины в доме должны были быть?

– Сам по себе дом был сложный, дорогой. Куда там еще камины. А стены были сделаны из гипсокартона, потому что была идея сделать свободную планировку.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Бывший главный инженер: «Финансирование шло из рук вон плохо!»

– Помню я этот дом, – говорит бывший главный инженер СУ-50 Владимир Гонтарев. Именно это строительное управление работало на экспериментальной стройке. – Работать было тяжело. Мы учились. К тому же было очень плохое финансирование, документация сырая. В результате стройка замораживалась, потом размораживалась.

– Говорят, в процессе строительства дом удешевили.

– Строители ничего не меняли. Но если и были изменения, то они все согласовывались. Мы еще тогда ломали голову, как поклеить плитку в ванной на гипсокартонную стенку. Это сейчас технологии, а тогда никто не знал, как и что делать. Честно говоря, намучились мы с этим домом по полной программе.

ОФИЦИАЛЬНО

Управление жилищной политики Мингорисполкома: «Это самый дорогой дом в Беларуси»

– Возможно, эти квартиры столько и не стоят. Но мы подсчитали стоимость по тем документам, которые нам предоставили в ЖРЭО, – рассказали «КП» в управлении жилищной политики Мингорисполкома. – Пожалуй, это самый дорогой дом в плане приватизации. Но там только одна квартира, которая оценена в 1 миллиард рублей. И льгот тут не предусмотрено. Такова методика оценки.

ДОСЛОВНО

Дом дорогой, потому что был первым

В Государственном комитете по стандартизации Беларуси жильцам злополучного дома разъяснили, что проект разрабатывался по новой прогрессивной технологии. А в смету были включены: стоимость проектирования и изготовления специальной оснастки, наблюдение и различные замеры, а также разработка проекта по производству работ. Эти все затраты не включаются в смету при строительстве обычного дома. В доме на Слободской они заняли около 20% от всей стоимости стройки.

Кроме того, это был долгострой, и в 1997 году усиливали поврежденные перекрытия и наружные стены, что также сделало дом дорогим.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»