Чье теперь Черное море?

1

Данную проблему “Ежедневнику” прокомментировала ведущий научный сотрудник Одесского филиала украинского Национального института стратегических исследований Анна Шелест.

 Госдума России прекратила действие соглашений о базировании Черноморского флота в Украине? Очевидно, что РФ также попытается по-новому поделить шельф Черного моря? Какие основные проблемы при пользовании Черным морем могут возникнуть и к чему они могут привести?

– Прекращение действия Соглашения между Украиной и Российской Федерацией о статусе и условиях пребывания Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины от 1997 года – лишь последствие, связанное с основной проблемой – аннексией Крыма. Хотя сама денонсация вызывает вопросы, так как такая процедура не предусмотрена Соглашением, которое ограничено 20 летним сроком действия. Аргумент о нецелесообразности в связи с переходом Крыма под юрисдикцию России не выдерживает никакой критики с точки зрения международного права. Ведь, если Россия прекращает действие этого договора, то автоматически должна отказаться от размещения своего флота в Крыму, так как это и есть предмет договора. А в противном случае не понятен, сам смысл отказа.

Вопрос границ

Проблема изменения морских границ Украины имеет как минимум несколько аспектов. Первый – это то, что аннексия Крыма не признается мировым сообществом. Соответственно возникает вопрос о морских границах и территориальных водах в Черном море. С учетом ограниченности пространства, этот вопрос всегда стоял остро в отношениях соседей. В свое время достаточно специфически он был решен между Украиной и Румынией в Международном Суде. Украина и Россия на протяжении многих лет не могли прийти к консенсусу в отношении разделения Керченского пролива. Теперь этот вопрос лишь усугубился. Более того, фактически замкнутым оказалось Азовское море и украинские порты на нем. Вопрос делимитации границ с Россией стоит с 1997 года и является самым тяжелым из всех соседних государств. И если соглашение о демаркации украинско-российской государственной границы было ратифицировано с 2010 году, то делимитация Азовского и Черного морей так и не была закончена.

Закрытие крымских портов

Второй аспект – это фактическая остановка на долгое время крымских торговых портов. Фрахтователи уже переориентируют свои суда на порты Большой Одессы. Россия вряд ли переведет свои грузы из Новороссийска в крымские порты, а с иностранными фрахтователями может произойти тоже, что и с авиаперевозчиками, когда международные структуры ограничат их деятельность на территории непризнанного образования.

Кто отвечает за безопасность?

Третий аспект – это безопасность судоходства, которую непонятно, кто в какой зоне теперь должен гарантировать. Более того, это ставит под угрозу поставки каспийских энергоресурсов, так как повышает угрозы и риски для прохождения танкеров.

Разработка шельфа

Четвертый аспект – это передел шельфа. Как известно, буквально недавно украинское правительство подписало соглашения с британско-нидерландской Shell и американской Chevron по разработке и разделе продукции шельфового газа. Большинство актуальных запасов находится с Запада от Крымского побережья.

Иностранные компании, которые последний год активно работали над подписанием соглашений с украинским правительством, теперь находятся в замешательстве. Так, нет никакой информации о дальнейших планах реализации уже подписанного соглашения с итальянской ENI и EDF по освоению четырех месторождений к югу от Керченского полуострова: Субботино, Абиха, Маячная и Кавказская. Отказались от подписания договора о совместном разделе продукции и в консорциуме ExxonMobil – Shell – Petrom. Заявления самопровозглашенных властей Крыма о национализации собственности «Черноморнефтегаза», в том числе буровых вышек также не способствует урегулированию ситуации.

Но главным вопросом все равно остается аннексия Крыма, так как даже при гипотетическом варианте признания этого факта со стороны Украины и международного сообщества, автоматически встает вопрос о делимитации границ. До этого говорить о каком-либо разделении шельфа или его ресурсов было бы абсурдно. В свое время румынские проекты по разработке шельфа придерживались вплоть до решения суда по о. Змеиный, только после этого иностранные инвесторы подтвердил и свое участие в проектах.


Няма запісаў для адлюстравання