Кошмар для Путина

6

Угрозы и дестабилизация

Несколько лет назад эксперты поняли, что модель развития России, опирающаяся на получение современных технологий в обмен на средства от продажи природных ресурсов, обанкротилась. Россия не модернизировалась, зато экстенсивный экономический рост от продаж природного газа и нефти укрепил автократию. С другой стороны, Европейский союз все больше интегрируется и начинает противостоять грабительской эксплуатации Кремля. Инициирование антимонопольного процесса против «Газпрома» и оспаривание правововой основы для строительства «Южного потока» являются наиболее красноречивыми примерами. Продолжение такой политики ЕС вынуждает «Газпром» на конкуренцию в других областях, что означает резкое снижение его доходов.

А доходы «Газпрома» – это богатство России. Поэтому Кремль начал контрнаступление. Он должен получить преимущество, чтобы напугать и сломать Европейский союз. Этому должно служить приближение к восточным границам ЕС путем вассализации Украины и размещения на ее территории войск, как это было в Беларуси. Такова цель широкой российской программы вооружения в то время, как европейские страны, за исключением Польши и Норвегии, ограничивают свой военный потенциал. У России не осталось инструментов влияния, кроме угроз и дестабилизации ситуации в соседних странах. Сегодня для этого служит российское меньшинство, завтра для шантажа будет достаточно якобы антироссийских настроений.

Единое экономическое пространство

Недавний энергетический саммит ЕС-США является историческим, потому что его результаты приведут к нахождению ответов на агрессивную политику Кремля. В долгосрочной перспективе ключом к противостоянию политике Путина является повышение трансатлантической интеграции, в краткосрочной – обеспечение энергетической безопасности Европы. Ответы на оба этих вопроса обеспечивают ежегодные переговоры по договору о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТТИП). Его эффектом будет создание не только беспошлинного пространства, но прежде всего унификация стандартов качества, безопасности продукции, услуг и так далее. Это приведет к созданию единого экономического пространства, охватывающего 50% мирового ВВП.

Процесс формирования общего трансатлантического рынка продлится несколько лет. Но нам нужны скорейшие решения. Поэтому такой важной проблемой является включение в задачи ТТИП решение вопроса энергетического сотрудничества. Речь идет о признании американским регулятором международной торговли топливом права на экспорт сланцевого газа. Это, конечно, требует создания соответствующей инфраструктуры в портах США, но в случае успешных переговоров это возможно в ближайшие годы.

Экспорт американского газа

Выход США на рынок в качестве поставщика газа означает по меньшей мере две вещи. Во-первых, увеличение поставок снизит цены на голубое топливо. Это не будет падением по отношению к текущему уровню цен на внутреннем рынке США. Тем не менее, любое сокращение расходов является полезным для европейской промышленности. В свою очередь, для России это является необходимостью изменить нынешнюю политику опоры доходов государства на «углеводородную иглу».

Во-вторых, увеличение объемов американского газа в Европе приблизит нас к цели, которая была основана на идее европейской энергетической безопасности – к созданию по-настоящему свободного рынка сжиженного газа в ЕС. Разработка адекватной европейской инфраструктуры и, прежде всего, газопортов, позволит диверсифицировать поставки газа и сделать его цену рыночной. В свою очередь, для России это означает крах уже существующей модели «газопроводной геополитики».

Таким образом, начало поставок газа из США в Европу и ее освобождение от «Газпрома» станет самым большим кошмаром для Путина.

Фото: РИА «Новости»


Няма запісаў для адлюстравання