Местные выборы. Время делать хоть что-то

5

При этом демократическим силам важно совместить задачи участия в мартовских местных выборах с подготовкой к президентским выборам 2015 года.

В избиркомах — проверенные лица

В состав участковых избирательных комиссий, за небольшим исключением, ныне вошли те же лица, что и на последних выборах депутатов Палаты представителей в 2012 году. Это один из выводов, сделанный наблюдателями кампании «Правозащитники за свободные выборы», которая проводится активистами РОО «Белорусский Хельсинкский комитет» и закрытого властями правозащитного центра «Весна».

Фактически такая «стабильность» состава избиркомов означает, что подсчет голосов будет проходить по уже хорошо отработанным властями правилам, то есть с минимальным контролем за процессом со стороны наблюдателей.

Показательным для специфики формирования избирательных комиссий в Беларуси является процент включения в их состав представителей оппозиционных партий. Из 372 представителей четырех оппозиционных партий в комиссии было включено только 23. В частности, это 12 представителей Белорусской партии левых «Справедливый мир» (выдвигали — 186), шесть — Партии БНФ (64), три — Объединенной гражданской партии (118), а также два из четырех выдвиженцев Белорусской социал-демократической партии (Грамада).

Примечательно, что власти не утруждают себя проведением даже условно демократичных выборов хотя бы по отдельным округам. Ведь даже стопроцентное прохождение оппозиционеров в избирательные комиссии погоды никак бы не делало. 372 демократических активиста на более чем 67 тысяч членов комиссий — явно капля в море.

В итоге правозащитники в очередной раз вынуждены констатировать: при формировании участковых комиссий продолжился дискриминационный подход к выдвиженцам от оппозиционных партий. Процедура их формирования продолжает оставаться «негласной и закрытой для общественного контроля».

Отсутствие же законодательно определенных критериев для включения претендентов в состав комиссий «приводит к формальному и произвольному определению их состава со стороны органов, которые их образуют, и делает неэффективным обжалование в судебном порядке решений о невключении в состав комиссий», отмечают правозащитники.

В большинстве случаев решения о составе комиссий принимались без обсуждения кандидатур, а голосование проводилось сразу по всему списку и длилось от 15 до 20 минут.

Оппозиционным кандидатам вновь готовят роль аутсайдеров

Итоги выдвижения кандидатов в депутаты неожиданностей также не принесли. В целом конкурс претендентов является крайне невысоким — 1,2 человека на округ.

Хоть о каком-то соперничестве можно говорить традиционно только относительно выборов в Минский городской и областные советы. В Мингорсовет конкурс составляет 4,7 человека на округ, в облсоветы — 2,3. На выборах в поселковые и сельские советы состязательность кандидатов фактически отсутствует — конкурс 1,1-1,2 человека на место.

Всего кандидатами в депутаты местных советов было выдвинуто 22 784 человека. Доля выдвиженцев от политических партий достаточно скромная — 811. Наибольшее их количество выдвинули Коммунистическая партия Беларуси (277) и Либерально-демократическая партия (159). Из оппозиционных партий наиболее активной оказалась Белорусская партия левых «Справедливый мир» — 119. У Объединенной гражданской партии 111 претендентов, Белорусской социал-демократической партии (Грамада) — 50, Партии БНФ — 35.

В итоге среди выдвинутых претендентов 47,3% являются депутатами действующего состава.

Попадут ли оппозиционные кандидаты в местные советы — зависит скорее не от предвыборной борьбы, а от воли случая. Считанные представители оппозиции пройти могут, но, вероятнее всего, в советы самого низкого уровня. По крайней мере, в Мингорсовете оппозиционный кандидат вряд ли появится.

У директора института «Политическая сфера» Андрея Казакевича пока не сложилось окончательного впечатления, решили ли власти сделать местные советы на 100% «стерильными».

«Наиболее вероятный вариант, что в советы практически никого не пропустят», — отметил политолог. При этом он подчеркивает: «На всех местных выборах в отдельные советы попадали люди, которых можно причислить к оппозиции».

Но, уверен собеседник, качественных изменений на предстоящих местных выборах власть делать не планирует. «Даже если и будет представительство от оппозиции в отдельных советах, оно так и останется абсолютно минимальным и не будет влиять на политическую расстановку сил на местном уровне», — считает он.

Праймериз и «Народный референдум» — что более состоятельно?

В преддверии президентских выборов 2015 года на местном уровне оппозиция пытается решить свои тактические задачи. Наиболее видимые из них связаны с усилиями по доказательству состоятельности двух кампаний — «Народного референдума» и праймериз.

Праймериз — проект, инициатором которого является Объединенная гражданская партия. Попытки организовать голосование для выбора единого оппозиционного лидера предпринимались еще на этапе подготовки к президентским выборам 2010 года, но замысел так и не был реализован.

Сейчас структуры оппозиционного альянса «Талака» пытаются организовать праймериз на уровне части избирательных округов Бобруйска, совместив мероприятие с местными выборами. Но пока в ситуации с народным голосованием слишком много неясностей и недосказанности, поэтому в успешности праймериз и на этот раз многие эксперты сомневаются.

По мнению Казакевича, успешность праймериз сильно зависит от консенсуса в как можно большее широком оппозиционном кругу. «Эта идея может сработать только в том случае, если к ней подключатся все основные субъекты политической оппозиции. Если этого не случится, эффективность будет невысокой», — отметил политолог.

Достижение буквальной цели другой кампании — «Народного референдума» — также выглядит утопичным. Представить реальную вероятность того, что власть согласится на проведение референдума по вопросам, выбранным оппозицией, сейчас явно проблематично.

В то же время, в качестве растянутой во времени это кампания позволяет проводить акцентированную и понятную работу с избирателями.

«Наверное, местные выборы — это хороший предлог для того, чтобы что-то такое сделать. По крайней мере, это позволяет использовать возможности избирательной кампании, придает ей политизацию, — отметил Казакевич. — Как идея «Народный референдум» — это интересно».

Инициаторы кампании ставят целью собрать за время избирательной кампании в местные советы 50 тысяч подписей, чтобы передать их в Палату представителей с предложением депутатам инициировать референдум.

«Это не такая уж нереальная цель, при необходимой мобилизации это можно сделать. Другое дело, приведет ли это к каким-то политическим последствиям. Абсолютно не очевидно, что даже в случае сбора подписей референдум будет инициирован. Все равно при наличии на то политической воли белорусские власти смогут заблокировать эту законодательную инициативу очень просто», — считает Казакевич.

По его словам, кампанию можно использовать как средство мобилизации, активизации, построения организационных структур, «только в этом случае ее можно считать существенной».


Няма запісаў для адлюстравання