Анатолий Лебедько: Я рад, что вышел, а не выполз из “американки”

11

 Во время работы над книгой мне предлагали очернить некоторые ситуации, сгустить краски, или же наоборот, обелить что-то. Но я писал так, как было, писал правду”, – признался  Анатолий Лебедько.

Он отметил, что его 108 дней пребывания в СИЗО КГБ продолжаются для других 11 людей, и предложил использовать Чемпионат мира по хоккею для освобождения белорусских политзаключенных.

“С этой целью мы проводим кампанию «Честная игра», суть которой заключается в организованном давлении на власть. Мы хотим дать четкий посыл руководству нашей страны, что в Беларуси не может быть праздника, если за решеткой сидят люди по своим политическим убеждениям. У нас есть шанс – прецеденты были: Владимир Путин перед Олимпийскими играми в Сочи освободил своих личных недругов из тюрьмы.

Мы хотим сообщить самым широким политическим и общественным кругам зарубежья, что в местах заключения в Беларуси содержат как минимум 11 политических оппонентов власти.

Сейчас мы готовим обращение к международному сообществу, к болельщикам, чтобы к власти поступали сигналы со всех возможных направлений. Мы ищем спортсменов, которые могли бы появится на спортивных площадках в майках «Свободу белорусским политзаключенным»”, – рассказал политик.

Анатолий Лебедько: Я рад, что вышел, а не выполз из "американки"

 

Он призвал проводить пикеты в Гродно и постоянно информировать людей на эту тему.

 

Анатолий Лебедько: Я рад, что вышел, а не выполз из "американки"

“Я знаю, что значит пробыть в СИЗО хотя бы один день и ночь. Кто может гарантировать, что завтра там не окажетесь вы?”, – обратился Анатолий Лебедько к присутствующим.

Анатолий Лебедько: Я рад, что вышел, а не выполз из "американки"

 

Во время презентации из зала звучали вопросы, связанные с пребыванием политика в “американке”.

Анатолий Лебедько подчеркнул, что по международным стандартам там каждый день проводят пытки над людьми.

«Например, в камере, где я сидел, долгое время было очень холодно. Чтобы согреться, я накручивал себе на руки полотенца. Или специально включали все лампочки, чтобы было невозможно спать. Могли и наоборот – включить только одну самую тусклую лампочку, чтобы посадить зрение.

Первое время администрация тюрьмы хотела создать конфликт между «политическими» и остальными заключенными, мол, вы страдаете именно из-за полит еских. Но не вышло – люди, сидящие там по разным причинам, проявили настоящую солидарность”, – рассказал лидер ОГП.

Также он упомянул о том, как на второй день своего задержания его вызвал следователь и предложил написать “челобитную”. “Я ему ответил на это так: видите руку? Я ее скорей отгрызу, чем буду говорить неправду или клеветать на других людей. Другого ответа от меня и не ждали”, – сказал Лебедько.

Он отметил, что сотрудникам тюрьмы нельзя верить. “Если вы когда-нибудь столкнетесь с этими людьми – не ведитесь на их слова, какими бы красивыми они не были. Я видел, как эти люди получали удовольствие от вида того, как страшно заключенным”, – вспоминает политик.

По его словам, самое трудное в тюрьме – это отсутствие информации о родных, коммуникации с ними, но привыкаешь даже к этому.

“Нужно постоянно заниматься собой не только морально, но и физически, потому что там работают профессионалы, которые ищут твои слабые места”, – заметил Анатолий Лебедько.

На вопрос о том, почему Европа до сих пор не добилась результатов в освобождении белорусских политзаключенных, среди прочего Лебедько отметил, что в Беларуси нет ничего такого особенного, чтобы у европейцев болела голова над ее проблемами. У Европы своих проблем хватает, а белорусы должны сами предпринять хоть что-то, чтобы изменить ситуацию в своей стране. На сегодняшнем же этапе для Беларуси очень важно, что будет в Украине.

Анатолий Лебедько: Я рад, что вышел, а не выполз из "американки"

В конце презентации Анатолий Лебедько подписал книги всем желающим.

Также участники презентации имели возможность подписать открытки политическим заключенным.

Анатолий Лебедько ответил на вопросы “Белорусского партизана”.

– Расскажите, как создавалась ваша книга?

– Не знаю, стал бы ли я писать книги при обычном ритме жизни, но то что случилсь в 2010 году заставило меня взяться за ручку. Вначале я думал, что это будет короткая рефлексия по поводу моего задержания и ареста, а в итоге получилась книга на 300 страниц. Особенность этой книги – это то, где она писалась и под влиянием каких событий. Я думаю, чем больше пройдет времени, тем больше интереса будет вызывать книга, там есть описание, что такое “американка”, кто те люди, которые туда попадают, кто такие белорусские политзаключенные и что такое репрессии по-белорусски.

В тюрьме у меня было несколько тетрадей толщиной с палец. Я каждый день туда что-то записывал. Сначала я описывал саму камеру – какие стены, пол, нары, что вообще из себя представлет камера. Потом я начал описывать тех, кто сидел с мной. Затем – тех, кто занимался пытками. Потом начал записывать свои рассуждения, эмоции. Так в итоге плучилась книга.

Это было большим испытанием, я бы даже сказал – экзаменом на прочность. Я очень рад тому, что вышел, а не выполз из “американки”, я не подписал никаких бумаг, я не сказал ни слова лжи в отношении своих соратников. Я этим горжусь. А еще больше гордились мои родители, когда я вышел оттуда. 

– Для кого в первую очередь вы писали эту книгу?

– Сначала я просто писал и не задумывался, что это будет книга, какой будет формат. Когда я вышел, я понял, что такая книга просто необходима. Мне кажется, она будет интересна всем. Белорусы откроют для себя другую страну, не ту, которую показывают по БТ. Европейцы также откроют для себя другую Беларусь. Если приехать в Минск и походить по его проспектам, складывается впечатление, что это такой чистый аккуратный город, ничего такого здесь нет. Вместе с тем здесь идет совсем другая жизнь.

Один литовский издатель, посмотрев рукопись, загорелся желанием за свои личные средства издать мою книгу на литовском языке. При личной встрече он скзаал, что делает это в первую очередь ради своего сына, кторому 20 лет, и его сверстников, потому что они уже не представляют, что такое возможно за 30 км от Вильнюса. Это значит, есть спрос на книгу и среди наших соседей, среди европейцев. Да и белорусам нужно открывать эту мрачную, но все-таки нашу страницу истории.

– Анатолий Вертинский в рецензии на вашу книгу отметил, что готов будет дать вам рекомендацию для вступления в союз писателей. Как бы вы отнеслись к такому предложению?

– Я очень уважаю Анатолия Вертинского, еще с тех времен, когда мы были с ним в парламенте, и как человека, и как гражданина, и как поэта. Я очень польщен таким мнением. Значит, в моей книге есть что-то такое, что трогает таких знаменитых писателей.

– Хотели бы еще раз примерить на себя роль писателя?

– Честно скажу, в голове есть идеи, правда, не хватает времени. Хочу написать рассказ, который у меня украли КГБ-сты, про голубя Лелика, который буквально через день прилетал в “американку”. Он был как живое существо, прилетающее с “большой земли”, символом свободы. И было бы неплохо написать про Верховный совет 13 созыва и его трагическую судьбу – на этом закнчилось развитие парламентаризма в Беларуси. Идеи есть. Если будет время – я хотел бы этим заняться.

– На своей странице в фейсбуке вы написали, что книга – это ваш личный вклад в кампанию “Честная игра”. Что вы еще лично делаете для освобождения политзаключенных?

– Я продолжу презентацию книги в других регионах. На сегодняшний день мы также работаем над содержанием обращения к международному сообществу, болельщикам, чтобы они поддержали нашу кампанию “Честная игра”. Она же включает разные аспекты. Это и сотрудничество с международным сообществом, политиками, фан-клубами. Мы хотим, чтобы на власть оказывалось сильное давление, тогда она будет вынуждена освободить 11 белорусских политзаключенных. Мы считаем, что чемпионат мира по хоккею и политзаключенные – это вещи несовместимые. Не может быть праздника в Беларуси, если в это время люди сидят в тюрьме за свои политические взгляды. Я сейчас на связи с большим количеством европейских политиков. Думаю, мы во время местной кампании будем проводить специальные пикеты, посвященные проблеме политзаключенных в привязке с чемпионатом мира. Я был бы очень рад, если к чемпионату мира политзаключенные вышли на свободу. Это было бы наибольшим счастьем для их родных и близких, а также для всех неравнодушных людей.

– Во время презентации вы сказали, что всем нам нужно готовиться и морально, и физически к тем испытаниям, которые может преподнести белорусская реальность. Вы поэтому так активно занимаетесь спортом?

– Конечно, это мотивирует, хотя спортом я занимаюсь с детства. Был не только фанатом, но и до сегодняшнего дня играю в футбол. В 19.30 каждый четверг мы играем в уличный футбол, даже на морозе. Мне приятно, что я могу еще бегать с 25-летними. Буквально вчера вечером выйграли 14:7 у команды, где игроки моложе нас – значит, есть еще порох в пороховницах! Мне это добавляет ритм жизни. Вместе с этим занятия спортом помогают преодолевать то, с чем приходится сталкиваться в политике.


Няма запісаў для адлюстравання