Уроки майдана

8

Состоявшаяся на завершившейся неделе отставка премьер-министра Украины Николая Азарова мгновенно изменила политическую ситуацию в Киеве. Взамен ушедшего главы украинского правительства, В. Янукович получил дополнительную долю политического маневра, а фактически развил тему после предложения Арсению Яценику занять пост премьера. Но в политике не бывает односторонних процессов: вступив в переговорный процесс с оппозицией, украинское руководство с одной стороны, втянуло своих оппонентов с майдана в процедуру выработки компромиссов и согласований, что позволило несколько отодвинуть на второй план требование майдана о досрочных президентских выборах, а с другой стороны В. Янукович вступил в эскалацию уступок, что поставило под вопрос сохранение власти в его руках.

Сдали…

Безусловно, «сдача» Николая Азарова на сегодняшний день является самым сильным ходом президента Украины, но в перспективе, ликвидация связки Янукович-Азаров может нанести украинскому руководству тяжелый удар. Необходимо отметить, что Н. Азарова можно считать самым компетентным и эффективным премьером в истории независимой Украины. Именно ему пришлось взвалить на себя неподъемную и очень болезненную в социально-экономическом плане задачу по дореформированию украинской экономики, что, естественно, не могло принести ему популярности среди населения.

Николай Азаров был первым украинским премьером, который мог на равных вести дискуссию с российским правительством. Отличаясь жестким и непреклонным характером, он четко понимал, что в данный момент необходимо украинской экономике и не колеблясь, публично обосновал экономическую подоплеку принятого решения по приостановке процесса ассоциирования с Евросоюзом. С этого момента Азаров стал почти самостоятельной политической фигурой, и уже никто не сомневался, что Украина никогда не войдет в зону европейского интеграционного проекта с премьером Н. Азаровым. Удаление его с поста главы украинского правительства стало одним из лозунгов украинской оппозиции и вошло в политическое расписание властей после Нового года с появлением в Киеве Штефана Фюле.

После ухода Н. Азарова и принятия закона об амнистии участников массовых беспорядков (31 января 2014 г.), второй раз после начала майдана (первый раз –до 30 ноября 2013 года) возникла реальная возможность постепенной ликвидации оппозиционного «поселения» в центре Киева. Однако, как и предсказывалось, «аппетит приходит во время еды» и майдан остается на месте…

Оппозиция

Безусловно, наличие своеобразного оппозиционного «государства» в центре украинской столицы – киевского «Ватикана», является национальным политическом феноменом, который невозможно повторить в любой иной европейской столице. Майдан в качестве формы борьбы, является индикатором не только уровня развития украинской демократии, но и свидетельством слабости украинской государственности. С одной стороны, использование майдана свидетельствует, что традиционные демократические инструменты разрешения политических коллизий (парламентская борьба, уличные демонстрации, забастовки, бойкоты, информационные кампании и т.д.) оказались в условиях современной Украины непригодными, так как не позволяли оппозиции легально и легитимно вырвать власть у своих соперников из Партии регионов.

С другой стороны, украинские власти были вынуждены терпеть оппозиционный «городок» в центре столицы, отваживаясь только на редкие попытки «зачистки» площади и окрестных улиц. Окончательно и бесповоротно разогнать Майдан республиканские власти так и не решились, им это не позволяет сделать Евросоюз.

В свою очередь и оппозиция вела себя, по меньшей мере, странно. Если, как говорят участники майдана, они обживают центр столицы для организации и проведения «революции», то, по идее, необходимо эту революцию делать, а не жечь два месяца костры, спать в соседних государственных учреждениях, есть у полевых кухонь, петь и танцевать, слушать речи украинских и европейских политиков, создавать «картинку» для несчетного количества иностранных телекомпаний и позировать многочисленным туристам, для которых майдан превратился в одну из главных достопримечательностей украинской столицы.

Попутно майдан очень внимательно следил, как его показывают основные мировые новостные каналы и очень возмущался российским телевидением, которое видело в участниках майдана «радикалов», «боевиков» и «террористов». Опровержению российских телеканалов было уделено огромное внимание, что вызывало удивление, так как непонятно для чего люди вышли на площадь – устраивать бесконечный флэш-моб или делать революцию. Если революцию, то какая разница, как эти события отражают телеканалы соседней страны? Надо делать свое дело…

Однако майдан стал центром постоянного провоцирования различного рода антироссийских идей и слухов, призванных придать борьбе против режима В. Януковича геополитический характер. Своеобразным апофеозом информационной войны стало повторение лжи 2004 года о готовящемся приезде в Киев российских спецподразделений, с готовностью растиражированная европейскими СМИ и вызвавшая очередной антироссийский шабаш в медиа-пространстве стран Восточной Европы. В определённый моменты возникало ощущение, что майдану явно не до революции и не до свержения В. Януковича…

Действительно, если перед нами революция, то давно должны были быть захвачены здания Рады и правительства, министерства внутренних дел и обороны, а также телевидение и т.д., на сторону революции должен был перейти «Беркут» и армия, сформировано новое руководство страны, которое, по идее должно было быть признано Евросоюзом. Во всяком случае, правительство Януковича должно было столкнуться не с «тройкой» политических лидеров, которые, совмещая легальную политическую деятельность с уличными акциями и войной с «Беркутом», курсировали между Верховной Радой и майданом, мгновенно перевоплощаясь из лощеных политических лидеров в митинговых фурий и наоборот.

Амбиции трех лидеров оппозиции не позволили, с одной стороны, консолидировать и одновременно поставить под контроль весь оппозиционный блок, включая радикалов, а с другой стороны не привели к появлению единого и общепринятого нового лидера Украины. В любом случае трудно представить, что битье палками в пустые железные бочки и выкрикивание лозунгов может какую-либо власть, пусть и самую слабую, заставить уйти в отставку…

Уже в декабре 2013 года майдан превратился в бесконечную и безнадежную пиар-кампанию, внимание к нему мировых информационных агентств стало угасать, о нем начали забывать и в Брюсселе. До 19 января, когда радикальная часть майдана, позднее организовавшаяся в «Правый сектор», пошла на штурм по улице Грушевского, майдан активно уходил на второй план. Между прочим, данная улица, названная в честь известного российского, украинского и одновременно советского историка, и политического деятеля Украины Михаила Сергеевича Грушевского, вовсе не является единственным проходом к правительственному квартала, что наводит на определенные мысли…

Видимо, изначально в планы украинской оппозиции и не входили задачи захвата власти. Вместо реальной борьбы украинская оппозиция занималась демонстрацией своего потенциала. Но все-таки на определенном этапе майдан стал выразителем протестных настроений украинского общества. Это придало ему определенную динамику.

Начало майдана в ноябре 2013 года проходило под требованием сохранить Украину в русле политики сближения с Евросоюзом и данная тема, в принципе, после ряда заявлений В. Януковича, уже в конце ноября была исчерпана. Однако после трудно объяснимой и явно провокационной попытки жесткого разгона майдана 30 ноября, противостояние с властями получило второе дыхание.

Власть

Не является новостью, что наличие в сердце украинской столицы оппозиционного анклава в определенный период украинское руководство вполне устраивало. Размахивая угрозой полномасштабной политической дестабилизации, в которой майдан выполнял роль передового отряда, выпрашивая срочную и безусловную финансовую поддержку В. Янукович посетил Пекин, Сочи и Москву.

Однако в то время, когда президент Украины отсутствовал в Киеве, майдан вел себя вполне мирно, явно не стремясь воспользоваться создавшимся «окном возможностей». Причина такой пассивности вполне понятна: пока В. Янукович не получил российские гарантии предоставления кредита в 15 млрд. долларов и радикального снижения цены на поставляемый российский природный газ, брать на себя руководство страной не имело смысла – экономика Украины неуклонно подбиралась к дефолту, а Рада не могла утвердить бюджет на 2014 г. Однако, после получения первого транша российского кредита (конец декабря 2013 года), ситуация стала плавно меняться.

Деньги

Никому не нужна власть без денег. Украина в данном случае не представляет из себя что-то необычное. Кроме того, деньги нужны и для марша Украины в Евросоюз. Дать деньги может только Россия. И взять деньги у России может только Виктор Янукович. Это политическая формула носит универсальный характер, которую придется учитывать и в других странах постсоветского пространства. Действительно, не О. Тягнибоку же Москва выделит кредит… Хотя мнение о В. Януковиче в Москве давно отрицательное, но другого ведь нет…

Именно российские деньги и являются той путеводной нитью, что позволяет найти выход из «лабиринта» украинского политического кризиса. Тем более, что Евросоюз никогда и не стремился помочь Киеву кредитами. Отсюда и пассивность майдана на рубеже 2013 и 2014 годов. Европейские дирижёры протеста словно шептали: «Сейчас рано, не время, вот возьмет Янукович кредит…». Ждали прихода первого транша, так как деваться некуда – нужно принимать бюджет, стабилизировать финансовую ситуацию в стране…

Дождались. Деньги пришли и политическая жизнь в Киеве очень быстро вышла из стадии пикника. Как уже упоминалась, только закончились новогодние праздники и каникулы, как радикалы с майдана пошли в атаку.

По графику, второй транш российского кредита – 2 млрд. долларов. должен был поступить украинскому правительству в конце первого месяца нового 2014 года – 28 января. Стычки на Грушевской начались 19 декабря, за девять дней до прихода денег. Попутно в Киеве оказались и представители руководства Евросоюза. Начались уговоры В. Януковича пойти на уступки майдану. Все это проходило под аккомпанемент схваток на баррикадах.

Однако процесс явно затягивался, обе стороны тянули время, ожидая второго транша, так, как и революции необходимы деньги. Ситуация стала совсем анекдотичная, когда на 28 января (объявленный день прихода транша) назначили «судьбоносное» заседание Верховной Рады, где и должен быть решен вопрос о новом премьер-министре. Одновременно с Радой в Брюсселе начался саммит Россия – ЕС, где украинский вопрос оказался наиболее востребован. Такое тройное совпадение не могло быть случайным.

ЕС

28 января все маски были сброшены. В принципе, ЕС оказался единственным внешним игроком, который от эскалации украинского кризиса получил максимальные дивиденды: умелое давление на майдан и украинское правительство не довело ситуацию до полномасштабного вооруженного столкновения, Украина не раскололась, «отступник» Янукович примерно «наказан» и пошел на уступки, его «власть держится на волоске», в Украину пошли российские деньги, и главная проблема связана лишь с необходимостью заставить РФ и дальше финансировать европейский дрейф Киева в ассоциацию с Евросоюзом. При этом, на что стоит особо обратить внимание, ЕС не ставил под сомнение легитимность власти В. Януковича, а только предлагал ему «подвинуться» на политическом Олимпе, что понятно – совсем недавно В. Януковича вместе с его сыновьями с радостью принимали в европейских столицах и с надеждой ждали, что на саммите в Вильнюсе он подпишет соглашении об ассоциации Украины с Европой. Сейчас Брюсселю надо как-то более-менее прилично и легитимно В. Януковича заменить, но так, чтобы в итоге самому Брюсселю не пришлось брать на свой бюджет развороченную Украину.

И вот 28 января на саммите в Брюсселе начинается настоящая дипломатическая комедия. Европейцы, которые совсем недавно едва ли не в каждом новостном выпуске порицали Москву за то, что она «оплачивает бандита в Киеве» и оказывает своими деньгами «давление» на украинское руководство, вдруг озаботились тем, чтобы в ситуации смены власти в Киеве, российские деньги и дальше шли на Украину. От В. Путина стали требовать (!) гарантий и обязательств продолжения кредитования Киева. Это был явный перебор… С тем же успехом Вашингтон и Лондон могли требовать от Москвы в 1950-е годы поддержки С. Бандеры и его отрядов. При этом ЕС не пошел на диалог о судьбе Украины в формате «Брюссель-Москва- Киев», т.е. Евросоюз хотел бы и дальше оставить за собой место определителя судьбы Украины, предоставив Москве роль спонсора своих экспериментов на постсоветском пространстве.

В Брюсселе В. Путин уклончиво заявил, что Москва готова вести диалог с любым украинским правительством, что понятно, так как Украина остается крупнейшим торгово-экономическим партнером РФ, но и не отказывается от помощи Киеву (не торпедировать же из-за Украины саммит). Однако судьба второго транша уже была решена. 28 января деньги так и не дошли до Украины. Более того, Москва вполне четко дала понять, что пока нет главы украинского правительства, то не будет и денег… Естественно, тут же возник вопрос: «А зачем премьер-министр, если денег нет».

В итоге все замерло: власть, оппозиция, Евросоюз. Уже отменены «репрессивные законы», партия регионов своим голосованием пошла практически на все возможные в данных условиях уступки, но майдан продолжает жить в центре украинской столицы. Ждут денег.

А тем временем, лидер «Батькившины» А. Яценюк, попросил Европу разработать для Украины схему, подобную плану Маршалла. Авось подкинут… Понятно, что если убрать майдан, то никто уже не пустит на порог.

Россия

Россия остается едва ли не главным фактором решения украинского политического кризиса. Создав многоступенчатую систему поддержки украинской государственности, она исходит исключительно из своих интересов, в числе которых остается сохранение суверенной и независимой Украины – богатой и платёжеспособной страны-партнера, а не суммы рванных кусков, истекающих беженцами и криминалом. Но с другой стороны, график траншей, в случае развития на Украине негативного сценария, всегда можно остановить или вообще свернуть… Москва не верит В. Януковичу.

В тоже время, стоит напомнить, что В. Янукович, закрутив два года назад интригу с европейским выбором Украины, в итоге добился результата, на который он и не рассчитывал. Дело в том, что партия регионов хотела, чтобы у российского истэблишмента появилось и закрепилось ощущение, что украинский политический класс и население Украины неуклонно поворачиваются к Евросоюзу и виновата в этом исключительно «жадная» Москва, которая своей политикой (дорогой газ, доступ к российскому рынку, предоставление кредитов) сама стимулирует «уход» Киева к Брюсселю. Иными словами, при резком увеличении дотирования Украины со стороны России «европейский процесс» Украины можно остановить и даже предотвратить.

Однако, как всегда бывает в украинской внутренней и внешней политике – «переперчили». Итогом стало то, что российские власти, а вместе с ними едва ли не вся Россия решили, что Украина окончательно потеряна и она вся целиком уходит в Евросоюз. Ну, если это так, то какой смысл тратиться на геополитические маневры Киева…

Выделенные 15 млрд. долларов по сути являются оплатой европейского тура Украины. «Бабу с воза…»

Главный фактор

В ходе противостояния на майдане были развеяны целый ряд иллюзий и потерпели крушения длинный список версий. Часть из них относилась к будущему самой Украины. В частности, не подтвердилось утверждение, что Украина находится на грани развала. Все эксцессы в ряде областей республики (захваты областных администраций) не носили сепаратистский характер. Борьба за власть по-прежнему концентрируется в Киеве, хотя глубокий анализ событий в различных регионах Украины говорит о том, что фактически современная Украина де-факто является федерацией.

Нет и угрозы гражданской войны, о которой совсем недавно говорили, как о почти свершившимся деле. Гражданская война не в интересах как внутренних, так и внешних игроков украинского кризиса.

Однако было бы ошибкой видеть в майдане и событиях вокруг него только раскол в среде украинских элит и политического класса. На самом деле основным двигателем событий, происходящих в центре украинской столицы являются широкие народные массы Украины, которые независимо от места жительств, вероисповедания или политических пристрастий буквально жаждут скорейших социально-экономических перемен.

В республике сложилась столь сложная ситуация с заработной платой, безработицей, ценами, что любые власти, которые окажутся в Киеве будут вынуждены действовать в пожарном порядке, так как лимит времени за 23 года независимости и суверенитета республики исчерпан.

Майдан, который оказался в определённой степени увязан с системой действующей на Украине власти, на самом деле является вершиной скрытой борьбы за выживания не только правящих элит, но и самого независимого украинского государства. Отсюда и поиски волшебной политической формулы, которая должна удовлетворить всех, включая метания между президентско-парламентской или парламентско-президентской республикой. Постоянные переписывания Конституции на самом деле призваны вырвать у украинского народа еще один мандат времени на новый эксперимент, пусть уже в русле европейской интеграции. Так происходит борьба за новую иллюзию о будущей «процветающей Украине» уже в европейской семье, где республика окажется в одном ряду с Тунисом, Турцией и т.д. На самом деле, сохраняется вероятность того, что рано или поздно население страны, обезумевшее от накопившихся социально-экономических проблем, заявит: «Чума на оба ваших дома!».

Тем временем, страна уже третье десятилетие ходит по кругу– новые выборы, новый майдан, новые надежды на Европу и на российские деньги…

А. Суздальцев, Москва, 02.02.14


Няма запісаў для адлюстравання