Андрей Егоров: Народ не доверяет власти, но больше доверять все равно некому

6

Согласно последнему, декабрьскому соцопросу, проведенному Независимым институтом социально-политических и экономических исследований (НИСЭПИ), впервые в прошлом году количество беларусов, которые не доверяют президенту, значительно превысило количество доверяющих – 47.5% против 37.7% (в марте было 43.2% против 43.4%, в июне – 40.6% против 48.9%, в сентябре – 36.7% против 46.7 %). Электоральный рейтинг Лукашенко впервые с марта 2012 года снова начал заметно снижаться – в июне 2012 года за него готовы были голосовать 29.7% респондентов, в декабре – 31.5, в марте 2013 года – 33.4%, в июне – 37.3%, в сентябре – 42.6% , в декабре – вновь только 34.8%.

О рейтинге Лукашенко и состоянии беларусского общества в интервью Службе информации «ЕвроБеларуси» рассуждает директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров.

– Чем вызвано очередное падение доверия к беларусскому руководителю и его рейтинга?
 
– Рейтинг президента зависит от материального благополучия, кризисных ожиданий людей. Сейчас ожидание кризиса растет, поэтому беларусы реагируют соответственно – возлагают ответственность за настоящие и ожидаемые проблемы на беларусское правительство и президента. Соответственно, рейтинг власти падает.
 
– Социологи давно заметили волнообразный характер рейтинга Лукашенко: то взлет, то падение, то прилив, то отлив. При этом политика  Лукашенко особо не меняется: авторитаризм во всех его проявлениях налицо. Почему тогда рейтинг прыгает то вверх, то вниз, если в государстве ничего не меняется?
 
– Не меняются общеполитические условия в стране, а вот в экономической составляющей постоянно происходят изменения. И люди обращают внимание не на общеполитическую ситуацию, а на то, что структура властвования не приносит улучшения их жизни, роста благосостояния. До 2011 года нынешний режим обеспечивал нормальный уровень существования, но сейчас власть не в состоянии это делать. По своему экономическому самочувствию люди и оценивают власть.
 
– Параллельно с падением рейтинга Лукашенко респонденты констатируют ухудшение экономического самочувствия. Прямая связь между ростом доходов населения и рейтингом Лукашенко налицо: за январь-август 2013 года реальные зарплаты населения выросли почти на 20%, в сентябре рейтинг Лукашенко вырос до 43%, а доверие повысилось до 47%. Получается, что рейтинг Лукашенко измеряется длиной рубля в кармане беларуса?
 
– В общем и целом – да. Но не только длиной рубля.
 
Рейтинг измеряется также ощущением стабильности и ожиданиями стабильности или нестабильности. Если ничего не предвещает ухудшения ситуации, люди относятся к действующей власти лояльно. Это нормальная тенденция не только для Беларуси, но и для цивилизованных стран.
 
– Но такое отношение можно расценить и по-другому – мы реально превратились в нацию потребителей, для которой, помимо денег, других ценностей не осталось. Как этот показатель характеризует состояние беларусского общества?
 
– Главная задача любого правительства – обеспечить нормальное благосостояние своего народа, рост жизненного уровня, приумножение народного богатства.
Если правительство не справляется со своей задачей, в демократических странах люди голосуют за другое правительство, за другую партию – выбирают новое руководство, способное справиться с поставленными задачами.
 
В Беларуси ситуация такова, что нет альтернативных сил на политическом поле, люди их не видят. Как бы плохо беларусы не относились к правительству и президенту, они все равно делают ставку на них – больше просто не на кого. Даже если беларусы не доверяют действующему президенту, и это недоверие только возрастает, им не на кого возлагать свои надежды, кроме как на действующего президента. Получается такой парадокс.
 
В соответствии с пирамидой потребностей по Маслоу, человек не может испытывать потребности высокого уровня, пока нуждается в более примитивных вещах. Первичные, или базовые потребности – безопасность, благосостояние, питание, семья. Люди не  усматривают связи между гарантиями базовых потребностей со свободами, демократией, правами человека. Беларусы не понимают, что рост их благосостояния обеспечивается разделением власти, правами человека, демократией. Не понимая этой связи, люди реализуют свои базовые потребности: физиология (утоление голода, жажды, сексуальной потребности), безопасность, потребность в привязанности и любви, а также в принадлежности какой-либо социальной группе…
 
– Сергей Николюк пришел к выводу, что налицо симптомы кризиса легитимности власти, а ситуация напоминает предперестроечный Советский союз. Лично вы видите кризис легитимности власти?
 
– Нет никакого кризиса легитимности. Для наличия, прихода такого кризиса нужны альтернативные силы, нужна идеологическая альтернатива. У беларусов нет возможности поменять ориентацию на противоположную, развернуться в другую сторону, нет другой персональной альтернативы: а кто может вывести страну из кризиса?  Поэтому беларусы и пребывают в амбивалентном состоянии: недовольны, но ничего изменить не могут.
 
Вот и получается: мы не доверяем Лукашенко, но никто, кроме него, не выведет страну из кризиса. Пусть рейтинг Лукашенко и падает, но полной утраты доверия нет: рейтинги Лукашенко на таком уровне фиксировались и раньше, но, тем не менее, они не привели к катастрофическим последствиям для правящего режима.
 
– Почему падение популярности власти не влечет за собой стремления народа к переменам? Или падение рейтинга – это, скорее, сигнал Лукашенко, что срочно нужно искать деньги, а не свидетельство роста самосознания населения?
 
– Согласен: падение рейтинга Лукашенко – сигнал ему, что нужно переходить к активным действиям.
 
Но почему падение рейтинга не приводит к действиям, способным привести к переменам в стране? Готовность к действиям зависит от состояния политической сцены. А на политической сцене нет альтернативных сил, готовых к действиям, подкрепленным стратегией и знаниями. На политической сцене не представлена такая сила, поэтому не на что обращать внимание, не за кем идти.
 
Беларусы отказываются доверять президенту и правительству, но будут ждать от них действий. По принципу: не доверяем Лукашенко, но больше доверять все равно некому.
 
– Что на самом деле измеряет рейтинг Лукашенко? И стоит ли придавать этому показателю глубинный смысл?
 
– Стоит наблюдать, как меняется рейтинг, как меняются контрастные отношения между обществом и властью. Насколько люди согласны с действующей системой власти и жизни.
 
Но это отнюдь не единственный фактор, по которому можно оценивать состояние общества и страны.
 фото perunica.ru

Няма запісаў для адлюстравання