Почему необходимы такие частые поправки, и каких изменений ждать в этот раз, обсудили эксперты на панельной дискуссии «Как парламент изменит Кодекс об образовании».

Депутаты Палаты представителей объявили, что будут прорабатывать изменения в четырех направлениях. Это дистанционное образование, дополнение некоторых прав и обязанностей, изменение системы финансирования, совершенствование норм образования для людей с ограниченными возможностями.
 
Эксперт по праву «Либерального клуба» Никита Беляев считает, что не стоит ожидать, во-первых, положительных изменений, и, во-вторых, изменений, которые бы поменяли сложившуюся в системе образования ситуацию.
 
– Такое частое внесение изменений в Кодекс говорит о том, что документ был принят в сыром виде. Сейчас законодатели работают над ошибками, – поясняет он. –  Но какие бы ни были изменения, все равно появятся вопросы, как применить их на практике.
 
Беляев считает, что в рамках изменений, возможно, будут заполнены пробелы в системе дистанционного образования и дополнения некоторых слишком общих статей.
 
С тем, что радикальных изменений не будет, соглашается и член Общественного Болонского комитета Владимир Дунаев. Он считает, что поправки, касающиеся концепции Кодекса об образовании должны были быть приняты еще на стадии первого чтения проекта документа. Существенно что-то менять сейчас уже никто  не станет, будут заполняться пробелы и залатываться недостатки.
 
Беларусь слишком далека от Болонского процесса
 
Перед заседанием Совета по образованию при Интеграционном комитете ЕврАзЭС, министр образования Сергей Маскевич заявил, что Беларусь продолжает готовиться к вступлению в Болонский процесс. С этим категорически не согласны эксперты.
 
– Для сближения с Болонским процессом Беларуси нужно еще выполнить ряд условий, которые, кстати, пока не выносятся на повестку дня, – объясняет Владимир Дунаев. – Есть два условия для приема в клуб европейского высшего образования. Одно из них Беларусь выполняет. Это подписание Европейской культурной конвенции – она подписана еще в 1992 году. Второе условие – соответствовать целям и ценностям, основным направлениям политики европейского пространства высшего образования. Это академическая свобода, студенческая автономия и участие студентов в управлении учебным заведением. От него мы еще очень далеки.
 
По словам экспертов, до 2004 года наша система высшего образования демонстрировала определенные намеки на либерализацию и национализацию. Именно тогда и стал актуальным вопрос о присоединении к Болонскому процессу. После этого, однако, произошел коренной поворот, который все больше отдалял страну от намеченной цели.
 
Хватит ждать, надо действовать
 
Если мы будем просто ждать, то ничего не дождемся. К такому выводу пришли во время дискуссии специалисты.
 
– Для нас не столько важно изменить содержание Кодекса, сколько необходимо запустить процесс общественного участия в управлении высшей школы, – считает Владимир Дунаев. – И если стейкхолдеры: студенты, родители, работодатели –  будут заявлять о своих интересах, запросах, то они будут услышаны. Это разрушает авторитарную систему в организации образования.  Если эти группы смогут внятно донести свои требования и настаивать на их соблюдении, то можно надеяться, что власти к ним прислушаются. Кроме того, они могут включиться в процесс обсуждения внесения изменений в новую редакцию Кодекса.
 
В стране уже есть попытки инноваций в образовании. Но, как правило, они не принимают распространенную форму. В 2002 году в БГУИРе  был создан Центр дистанционного обучения, работающий в рамках факультета заочного, вечернего и дистанционного обучения, было разработано и принято «Положение о дистанционном обучении в БГУИР». С некоторыми изменениями оно вполне могло бы стать национальным.  
 
В европейской модели образования, например, существуют национальные рамки квалификации –  это профессиональные стандарты, которые  разрабатываются сообществами работодателей. Именно они являются основой для разработки образовательных стандартов университетов. Таким образом, работодатели высказывают свои требования по каким-то компетенциям в подготовке кадров.
 
– Министерство труда и соцзащиты пытается пробить эти новые подходы к системе квалификации, – рассказывает член Владимир Дунаев. – Но пока эти проекты могли бы реализовываться только в рамках экспериментальных программ.
 
Проблема в том, что беларусские работодатели даже не знают, что такое профессиональные стандарты. Поэтому они не могут добиваться от выпускников необходимого для них уровня подготовки. Специалисты считают, что надо помочь работодателям консолидироваться, организовать на отстаивание своих интересов в подготовке кадров.
 
Какими бы ни были изменения, внесенные в Кодекс об образовании в этот раз, пока общество не будет более активным в выражении своих интересов и отстаивании позиций, концептуальной трансформации в системе образования не получится.
 
Для начала сами студенты, их родители, работодатели и бизнес-сообщества должны понять, чего они хотят от нашего образования и разрабатывать варианты осуществления своих планов, продвигать свои идеи.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»