Украина: привычка ходить налево

2

«Универсальное объяснение»

21 ноября 2013 года официальный Киев устами премьера Николая Азарова объявил о прерывания подготовки к заключению соглашения об ассоциации с Евросоюзом. В принятом постановлении отмечалось, что такой шаг руководство страны предприняло «в интересах национальной безопасности Украины». Более того, правительство этой страны заявило о необходимости развития экономических отношений с Россией и СНГ.

Итак, в сложном и противоречивом продвижении Украины к ассоциированному членству с Европейским союзом образовалась пауза, которую как на Востоке, так и на Западе поспешили объявить решительным геополитическим поворотом Украины. Дело в том, что в тот же день, находящийся в Вене президент Украины В. Янукович подтвердил, что «Украина шла и будет продолжать идти путем евроинтеграции». События в Киеве стали основной международной новостью минимум на неделю.

Прежде всего, привлекли внимание крайне эмоциональные комментарии, которыми оказались переполнеными европейское и российское информационное пространство. Одним из первых отреагировал телеканал «Евроньюс», который объявил о завершении европейского тренда суверенной Украина, как результат политико-экономического давления со стороны России. Этот момент является исключительно важным, так как представляет собой универсальное объяснение провала (?) европейской политики по расширению Евросоюза на восток, где втягивание Украины в сферу европейского интеграционного процесса было ключевым проектом.

«Универсальное объяснение» резкого геополитического поворота Украины на Восток сродни простым политическим решениям и поэтому, как все простые решения, имеет эффект бумеранга. Оно носит разрушительный для имиджа и консолидированной внешней политики Евросоюза характер. С одной стороны, «универсальное объяснение» демонстрирует ограниченность интеграционного потенциала Брюсселя, включая привлекательность европейских ценностей и готовность компенсировать социально-экономические проблемы стран, выражающих готовность присоединиться к европейскому интеграционному проекту. С другой стороны, данное «универсальное объяснение» в устах высших чиновников Евросоюза является фактически официальным признанием России сверхдержавой, способной реально противостоять Евросоюзу, да и США, на просторах Евразии.

Попутно, буквально демонизируется и российское руководство в лице президента России В. Путина. На этом фоне политический истэблишмент Европы заговорил о новом внешнеполитическом успехе современной России, который произошел буквально через два месяца после сирийской «разрядки». Стоит напомнить, что в разгар сирийского противостояния госсекретарь США Джон Керри отметил, что: «Мы представляем две могущественные страны, две мировые державы, и есть такие вопросы, как Иран, Северная Корея, Сирия, вопросы мира, в которых именно наши две страны могут изменить ситуацию».

Однако, не все так просто. Нельзя забывать, что европейская бюрократия также ищет оправдания своему провалу. Ведь почти два года в Киеве в формате ротации постоянно находилось практически все руководство Европейского союза, представители ЕС присутствовали на дебатах в Верховной Раде, на заседаниях правительства, на партийных мероприятиях. Кроме того, не стоит забывать о двух десятилетиях упорной работы сотен НГО, активно осваивающих европейские гранты, по европеизации украинской молодежи и общественности. Можно говорить, что Евросоюз своими структурами вполне интегрировался в политическое поле суверенной Украины, ставя перед руководством страны конкретные условия и даже ультиматумы. Самый известный из них – выход из тюрьмы Юлии Тимошенко.

На определенном этапе эволюции общества произошла частичная консолидация украинского политического класса. Идея вступления в ассоциированное членство с Евросоюзом приобрело характер национальной идеи. Вхождение в интеграционное поле Брюсселя украинскими элитами воспринимается в качестве политической и социально-экономической панацеи, способной с одной стороны содействовать сохранению суверенитета республики, а с другой — при помощи европейских инвестиций и технологий вывести Украину на лидирующие экономические позиции в Восточной Европе.

В данном случае свою роль играет и российский фактор, который постоянно стимулирует Киев ко все новым внешнеполитическим «скачкам». В этом плане стоит напомнить историю вступления Украины в ВТО, куда Киев, не считаясь с последствиями для собственной экономики, стремился попасть обязательно раньше Москвы.

Российский взгляд

Если рассматривать новый геополитический поворот Украины исключительно в формате срабатывания «универсальной формулы», то можно было бы ожидать от федерального руководства, российского политического класса и экспертного сообщества консолидированной и эмоциональной констатации успеха. Однако этого не произошло…

Естественно, ряд традиционных специалистов по Украине, часть из которых пять – шесть лет назад провозглашала распад единого украинского государства, в унисон с Брюсселем успели объявить окончательный поворот Киева к Таможенному союзу, что, в итоге, и выплеснулось на экраны федеральных каналов. Но данную эйфорию не поддержал Кремль, занявший подчеркнуто осторожную и недоверчивую позицию. В этом плане стоит напомнить мнение В. Путина, высказанное им на встрече с писателями 21 ноября: «Мы не против суверенного выбора Украины, каким бы он ни был».

Не будет новостью и то, что в контексте тенденций изоляционизма, которые все более заметны в среде российского политического класса и разделяемы солидной частью населения России, нетерпимо относящегося к мигрантам и бесконечному субсидированию соседних государств, имеются и альтернативные мнения. В частности, с одной стороны считается, что Украину все равно не удержать в орбите евразийской интеграции, так как украинский политический класс консолидирован вокруг европейской идеи и видит будущее своей страны исключительно в рамках Европейского союза. С другой стороны, иждивенческие потребности Киева российской экономикой удовлетворить невозможно, если только сознательно не превращать Россию в украинскую колонию.

Кроме того, сказывается известное недоверие к Киеву, который, в свою очередь, является, безусловно, непревзойденным мастером лимитрофного внешнеполитического балансирования на постсоветском пространстве. Стоит напомнить, что с начала 2013 года Киев не раз публично намекал Москве и Брюсселю о готовности поменять геополитический вектор при условии тех или иных бонусов. Но и Евросоюз был уверен, что Украине деваться некуда… и не торопился. Уверенности европейским чиновникам придавали безрезультатные итоги целой череды российско-украинских переговоров на уровне президентов и правительств.

Россия, оказавшись перед угрозой потери если не потенциального союзника, то хотя бы естественного и понятного партнера, больше полутора лет потратила на уговоры Киева. Учитывалось, что экономики двух стран очень связаны, находятся на близком технологическом уровне. Почти 25% российского ВПК завязано на украинских поставщиках, украинская ядерная энергетика не может, пока, во всяком случае, обойтись без топливной и технологической поддержки, «Газпром» еще несколько лет, пока не построен Южный поток, не сможет обойтись без транзитных услуг украинской газотранспортной системы.

Есть и интеграционный аспект. Учитывая, что Украина имеет радикально иной спектр экспортных товаров, чем у России и Казахстана, участие Киева в евразийской интеграции было бы идеальным и перевело бы интеграционный проект на совершенно иной уровень. Тогда как в «европейском формате», Украина объективно выступает в роли проводника конкурентных евразийской интеграции проектов, включая «Восточное партнерство».

В геополитическом плане уход Украины в другую «семью», в которую Россию никогда не пустят и куда Москва не собирается вступать, резко осложняет позиционирование России, как великой державы, как на региональном, так и на глобальном уровне. В целом, «уход» Украины ослабляет Россию, но попытки удержать её в создавшихся условиях разорило бы Россию, превратив федерацию в сырьевой придаток Евросоюза и рынок для европейских товаров.

Между тем, в 2012 и первой половине 2013 года Украине предлагались огромные привилегии на российском рынке и беспрецедентные энергетические субсидии. Украину даже ввели в Таможенный союз, но в роли наблюдателя, что в свою очередь подстегнуло Евросоюз (Браво, Янукович!). Однако на каком-то этапе возникло ощущение, что чем больше льгот и дотаций Москва предлагала Киеву, тем более напористо и неприступно вела себя южная соседка…

Информационный бумеранг

В России не уловили момент проевропейской консолидации украинских элит. Москва долго не понимала, что она, в данном случае, напрасно тратит время и силы. Необходимо отдать должное и украинской стороне, которая длительное время откровенно морочила россиянам голову, создавая впечатление, что Киев потрясен аргументами Москвы и вот-вот примет судьбоносное геополитическое решение в пользу Таможенного союза. Только потом пришло осознание того, что в понимании украинского политического класса российская государственность носит срочный, непродолжительный характер; федерация деградирует и распадается, политическое руководство авторитарно и неэффективно, экономика сырьевая и технологически отсталая; на мировой арене роль России крайне незначительна.

В политическом плане на Россию была возложена ответственность не только за современные политические и социально-экономические проблемы Украины, но и исторические обиды. Свою роль сыграла почти двадцатилетняя антироссийская кампания украинских СМИ, где Россия выставлялась не только продолжателем СССР, но и наследницей всех пороков советского периода. Геополитический союз с такой страной казался невозможным в принципе.

Видимо тут сказался очень интересный информационный феномен, характерный для политических классов и правящих элит стран постсоветского пространства – попадание в своеобразную пропагандистско-информационную камеру-обскуру, где все изображение можно видеть вверх ногами. Десятилетиями проводя жесткую антироссийскую пропаганду, политические элиты стран СНГ в итоге сами попали под её влияние, рассматривая ведущую страну региона через «щель» пропагандистского «занавеса». В итоге, «видится» только то, что хочется видеть, происходит почти естественная подмена информации пропагандой. Боле того, правящие круги и политический класс становится жертвой собственной пропаганды. Естественно, Европа традиционно активно содействует такого рода самообману, имея собственные интересы на постсоветском пространстве.

Находясь в плену специфических и односторонних взглядов на Россию и её роль в Восточной Европе, вряд ли стоило ожидать от Киева реального понимания обстановки. Логика украинского политического бомонда на первый взгляд выглядит вполне реалистичной: действительно, зачем принимать какие-то финансово-ресурсные дотации от державы, стоящей на грани распада и которая, естественно, владеет огромными ресурсами солидной части Евразии не по праву, а силу исторической случайности. Ведь нахождение Украины в ассоциации с Европой, где Киев может всегда рассчитывать на поддержку Брюсселя, и так обеспечит Украине наиболее благоприятный доступ к ресурсам России и российскому рынку. Россия, оставшись в одиночестве, с Евросоюзом не справится и Киев вовремя переходит на сторону будущего «победителя». Естественно, представленный выше «скелет» основных мнений, присущих современному украинскому истеблишменту, несколько упрощен и даже брутален, но вряд ли противоречит общему настрою Киева.

С лета 2013 года Россия сменила «пряник» на «кнут» и быстро объяснила Киеву, что российский рынок не является для Украины «полем чудес» и торговать на нем является привилегией, а не снисходительной «поддержкой» «голодных москалей».

В тестовом режиме российская таможня продемонстрировала украинским экспортерам, чем для них обернется их европейский статус – полноценным таможенным оформлением, как с любой страной Евросоюза.

Украине напомнили, что одновременное нахождение страны в двух зонах свободной торговли – СНГ и ЕС, превращает её в открытый и фактически легальный контрабандный коридор, с чем Россия мириться не будет и приложит максимум усилий для защиты своего рынка, т.е. рынка Таможенного союза и своих производителей, не забывая белорусских и казахстанских.

Новая Греция

Реакция Киева оказалась бурной, так как в данном случае никаких иллюзий украинская элита не испытывала: «голая и босая» Украина, без контроля над российским энергетическим транзитом, без доступа к российским ресурсам и российскому рынку, Европе не нужна, так как представляет огромную головную боль – новая Греция. Именно Москва должна была, преклоняясь в священном трепете перед европейским выбором Киева, оплатить украинский дрейф на Запад. Это воспринималось в украинской элите по умолчанию, что сразу почувствовалось на российско-украинских встречах различного уровня осенью 2013 года.

Весь комплекс предупреждений со стороны России, Киев представил миру в качестве примера давления Москвы на выбравшую «свободу» Украину. Возникла парадоксальная ситуация – вроде дама на развод подала, но столоваться предпочитает по старому месту жительства, да ещё и на алименты намекает. Но трогать её нельзя… общественность заругает…

Европейское давление

Но к октябрю правительство Украины столкнулось как раз с массированным давлением Евросоюза: проблема Тимошенко оказалась для В. Януковича индикатором отношения к нему лично и партии регионов в частности со стороны Брюсселя.

Стоит напомнить, что долгое время Европа вообще требовала немедленного освобождения Ю. Тимошенко, считая её политической узницей. Затем, когда процесс «ассоциирования» набрал темп, вопрос об освобождении Ю. Тимошенко был переформатирован в необходимость её срочного лечения в Германии. Иначе, мол, умрет в заточении, что неприемлемо для процесса евроинтеграции.

Понятно, что вышедшая на свободу Ю. Тимошенко сразу ставит под вопрос переизбрание В. Януковича на второй срок. Видимо до украинского правительства стала доходить мысль, что оппозиция и Брюссель держат их за «мавров», которые, после того как «сделают дело», «должны уйти». Европе не нужна Украина с В. Януковичем и партией регионов у власти. Вот этот момент (вопрос о власти в ассоциированной с Евросоюзом Украине) и стал главным препятствием для продолжения процесса подготовки к подписанию соглашений об ассоциации в Вильнюсе.

Показательно то, что второй довод для торможения процесса «ассоциирования» с Евросоюзом – нежелание Брюсселя компенсировать убытки от поворота страны на Запад, были озвучено премьером Н. Азаровым прямо в Верховной Раде уже после провала законов, открывающих дверь тюремной камеры Ю. Тимошенко.

Вряд ли кто будет спорить с Н. Азаровым. Еще не войдя в ассоциацию с Евросоюзом и не создав с ним зону свободной торговли, Украина уже потеряла 25% товарооборота с Россией, то есть начался процесс остановки предприятий, растет безработица, бюджета на 2014 год фактически нет. При этом Брюссель упорно делает вид, что это его не касается, предоставляя Киеву самому разбираться с Москвой.

Отчаяние украинского руководства можно понять. Мы имеем современный вариант Золушки, которую пригласили на бал, где будет решаться её судьба, но вот ехать не в чем и не на чем. Последней попыткой Киева решить проблему её экономического выживания было предложение о трехсторонних переговорах по торгово-экономическому сотрудничеству между представителями России, Украины и Евросоюза, но Мачехе и Прекрасной Фее не суждено было обсудить судьбу украинской Золушки. 23 ноября Брюссель отверг данную идею… Круг замкнулся.

Что дальше?

Прежде всего, необходимо уяснить, что ни о каком решительном повороте Украины к Таможенному союзу и России говорить не приходится. Не может весь украинский политический класс и элитные группировки делать мгновенно столь судьбоносные внешнеполитические повороты.

Кроме того, не стоит драматизировать сегодняшнюю экономическую ситуацию в стране и тем более нагнетать страсти в отношении будущего украинской экономики. Украина, безусловно, справится с надвигающимися трудностями. Страна уже не первый год импортирует газ по мировой цене… Вопрос только в приемлемости экономических и, как следствие, политических издержек на пути евроинтеграции и переформатирования отношений с Россией.

Понятно, что Киев сделал паузу, рассчитывая на реакцию Востока и Запада. В идеале, украинское правительство должно было получить от Москвы гарантии поставки газа по «белорусской» цене и гарантии украинского экспорта на европейский рынок от Брюсселя – типичный лимитрофный расклад. Но с таким багажом Киев вполне мог бы продолжить «ассоциироваться с Евросоюзом. Понятно, что Украина заинтересована не столько в европейских ценностях, которые она вполне может внедрять у себя дома и без кураторства Европы, а в деньгах.

Можно будет говорить об окончательном повороте Украины на Восток, если вдруг появится заявление Киева с просьбой о приеме в Таможенный союз… Однако, весьма сомнительно, что оно вообще будет когда-то оформлено.

Однако, ситуация с европейским вектором Украиной оказалась модельной. Видимо, время постоянного метания стран СНГ между Востоком и Западом исчерпало себя. И Москва и Брюссель настроены требовать от своих партнеров на постсоветском пространстве определенности. России, во всяком случае, хотелось бы иметь более четкую ясность в современном статусе Украины. Стоит напомнить, что это относится не только к Киеву.

Выступая 15 ноября на международном факультете Белорусского государственного университета, министр иностранных дел Беларуси В. Макей заявил, что «после саммита Восточного партнерства в Вильнюсе мы не должны допустить одностороннего крена, а продолжать балансировать между Европейским и Таможенным союзами». Видимо, министр забыл, что республика уже находится в Таможенном союзе, но привычка «ходить налево» неистребима…


Няма запісаў для адлюстравання