Лешек Шерепка: Все зависит от Беларуси

2

Посол объяснил, почему:

Без ЕС — никуда
 
Нужно сказать, что отношения с Беларуси и Польши зависят от отношений Беларуси с Евросоюзом. Тут мы и отмечаем, что за последний год у нас ничего не поменялось: мы находимся в тупике. Мы надеемся на то, что белорусская сторона ответит позитивно на наши предложения.
 
Мы думаем, что белорусская сторона не использует  те возможности, которые у нее есть. Что бы там не говорили, Европейский Союз – это самый большой рынок в мире, и, наверное, рынок очень технологически продвинутый. Когда Беларусь говорит о том, чтобы модернизировать свою экономику и находить новые рынки сбыта, то, наверное, самый подходящий рынок и самая подходящая возможность – это Евросоюз. Так что, по нашему мнению, эти возможности Беларусь использует не до конца.
 
О саммите Восточного партнерства
 
Сейчас, как вы знаете, мы находимся в преддверии саммита стран Восточного партнерства в Вильнюсе. Я надеюсь, что это будет новый толчок для того, чтобы сверить свои позиции, и, может быть, найти какую-то возможность для сотрудничества между Евросоюзом и Беларусью.
 
Для нас Восточное партнерство – это очень существенная идея. Мы и шведы были отцами этой идеи. И вы знаете, что где-то три недели назад Беларусь посетили политические директора МИД Польши и Швеции. Этот визит был связан с подготовкой к саммиту и проходил в рамках более широкой акции, потому что дипломаты из Польши и Швеции посетили или посетят всех партнеров Восточного партнерства. Так что тут вы видите, что мы смотрим на Беларусь, как на очень существенного партнера в рамках Восточного партнерства. Мы будем делать все, от нас зависящее, чтобы немножко сдвинуть с места отношения между Беларусью и ЕС.
 
О месте Беларуси на саммите ВП
 
Когда мы говорим о том внимании, которое уделяет Брюссель Беларуси.… Есть о чем говорить, или нет? Когда мы говорим об Украине, там мы говорим об ассоциации с ЕС, о зоне свободной торговли, о визовом режиме. То есть, о конкретных проектах законов. Есть о чем говорить. А о чем можно говорить с Беларусью, если два года назад мы передали ей предложение об облегчении визового режима, и в течение всего этого времени не получили никакого ответа?
 
Беларусь не имеет никакого соглашения об отношениях с Евросоюзом. Это первоначальный шаг, который сделали все страны, даже Россия такое соглашение имеет. Документы о партнерских отношениях, все страны это имеют, базисные документы – Беларусь не имеет.
 
Можно было бы и про это говорить, но есть условия начала полномасштабного диалога. Условия и пожелания ЕС же не встречают здесь понимания. Мы, наверное, могли бы поговорить, и Беларусь не была бы в центре внимания, если бы белорусская сторона была заинтересована в том, чтобы интенсифицировать этот диалог. А когда такого желания и такой заинтересованности нет, то, что мы можем самостоятельно сделать?
 
Когда мы говорим о Вильнюсе, то там есть, наверное, срочные вопросы, которые надо решать. Это вопросы с Украиной, вопросы с Молдовой, и, наверное, это более существенно. Потому что, когда мы смотрим на данный процесс, то видим «партнерство разных скоростей». Беларусь в конце такого процесса. И это не зависит от нас, потому что возможности для всех стран равные. Насколько страны заинтересованы, чтобы использовать эти возможности – вопрос только за вами.
 
Что будет после саммита?
 
Вы знаете, мы предложили план действий в отношении Беларуси. Беларусь на этот план не ответила. Так что сейчас трудно говорить, каким будет это место в перспективе. Мы надеемся, что в будущем Беларусь положительно ответит на наши предложения, и тогда нам будет, о чем говорить. И мы, наверное, я имею в виду Польшу, которую я здесь репрезентую, будем очень охотно использовать все возможности, чтобы втягивать Беларусь в программу Восточного партнерства.
 
О сотрудничестве «без  Брюсселя»
 
Вы знаете, мы как соседи, мы приговорены к сотрудничеству с Беларусью. Что бы ни говорили, у нас есть общая граница, у нас есть белорусские меньшинства, у вас есть польские меньшинства, так что всегда возникают проблемы, которые надо решать. В этом году, я бы сказал, что у нас есть какой-то сдвиг в отношениях, потому что в рамках программы добрососедства летом в Польше мы имели возможность принимать двух белорусских замминистров – сельского хозяйства и экономики. В этом году на экономический форум в Крынице также приехал министр экономики Беларуси.
 
Но все-таки я бы сказал, что мы недовольны уровнем отношений Беларуси и Польши. Однако, опять же, в отношениях Польши и Евросоюза, Польша немногое может сделать в отношениях с Беларусью без ответных шагов белорусской стороны.
 
Я бы хотел подчеркнуть, что Беларусь является для Польши очень существенным партнером в экономическом плане. Это третий рынок для Польши на Востоке после России и Украины. По нашим подсчетам, товарооборот Беларуси и Польши за первые восемь месяцев этого года превысил два миллиарда долларов. И по прогнозам, он приблизится к трем миллиардам в год. Польский экспорт в Беларусь по нашим данным – потому что вы знаете, наши данные и цифры белорусской стороны несколько отличаются, — экспорт достиг полутора миллиардов долларов. Насколько я знаю, Польша стоит на шестом месте как экономический партнер Беларуси вообще в мире.
 
Каким должен быть товарооборот? Сложно сказать. Но вы посмотрите на своих граждан, которые приезжают покупать товары в Польшу и на какие суммы они там покупают  – это тоже товарооборот. Если бы тут были условия, чтобы открыть польские магазины, когда бы польские предприятия могли войти на белорусский рынок более свободно, чем сейчас – наверное, ваши граждане не ездили бы в Польшу.
 
Видно, что есть резерв, и громадный резерв. Увеличить товарооборот в три раза можно было бы спокойно за несколько лет. Если бы был более благосклонный инвестиционный климат, более спокойные политические отношения, открытая граница, и так далее. Но на все это нужно желание белоруской стороны.
 
Визы и граница
 
Я говорил уже, что у нас общая граница. И, по моему убеждению, граница должна быть шансом, а не препятствием к двусторонним отношениям. Поэтому мы выступаем за максимальное упрощение визового режима вплоть до отмены виз. Мы сторонники полной отмены виз в отношениях с Беларусью, и можем говорить об этом компетентно, потому что перед тем, как Польша вошла в Шенгенскую зону, у нас не было виз. И эта система работала!
 
Сейчас, как вы знаете, Польша отказалась от платы за национальные визы, и мы сторонники того, чтобы вести переговоры с Беларусью о либерализации в области визовой политики. От нас это зависит не до конца, потому что это должно быть общее решение всех стран Евросоюза, а ожидая этого решения, мы пытаемся облегчить белорусам возможность получения польской визы.
 
Наши консулы работают в этом отношении очень интенсивно, и я хочу отметить, что в прошлом году нами было выдано 350 тысяч виз – это 42% всех виз, выданных всеми посольствами стран ЕС. В этом году за первые полгода это 180 тысяч. Так что если тенденция будет такая же, это до конца года будет выдано 360 тысяч виз. Я уже говорил, мы работаем в этом плане на пределе, мы не можем так быстро увеличивать количество виз, у нас ограничены ресурсы, есть кадровые вопросы, и так далее. Вы должны понять, что эффективная визовая политика не может проводиться без доброжелательного отношения и содействия принимающей стороны. Так что, если не будет каких-то дружественных жестов с белоруской стороны, мы не можем слишком многого в этой области сделать, улучшить эту систему, которая, как я знаю, с вашей стороны вызывает много замечаний и критики.
 
Может быть, сделать колл-центры, аутсорсинг? Мы думаем над улучшением этой системы. Единственное, чего мы не можем здесь сделать – это ошибок. Потому что это громадный масштаб: 3,5% граждан Беларуси имеют польские визы. Я надеюсь, что, может быть, мы организуем с белорусской стороной консульские консультации, чтобы довести до белорусской стороны наши ожидания в этом вопросе.
 
Но когда мы говорим об этих вопросах, мы всегда ждем ответ на вопрос, связанный с реализацией малого приграничного движения. Я тут пошутил, когда в первый раз давал пресс-конференцию, что с Россией мы начали этот процесс позже, но мы быстрее это внедрим. Так и получилось, и это правда. На границе с Калининградской областью эта система уже работает, и имеет положительное влияние как на Калининградскую область, так и на соседствующие с ней польские воеводства.
 
Очень существенно, чтобы был порядок на границе. В первую очередь, правовой порядок. А я хочу обратить внимание, что у нас, прежде всего, нет закона про правовой порядок на границе Польши и Беларуси. Есть закон еще советский, но он уже не отвечает никаким требованиям современности. Например, нужно ремонтировать мост на границе, – мы не знаем, как это делать. Потому что закона нет. А органы, которые могли бы заниматься этим, не работают.
 
Мы хотели бы, чтобы люди могли легко переходить границу. Но, когда есть проблемы и с пересечением границы, это тоже тормозит сотрудничество.
 
Деньги для Беларуси
 
Для Польши Беларусь также является приоритетом, когда мы говорим про техническую помощь. Вы знаете, что все страны ЕС обязаны часть своего ВВП передавать как техническую помощь другим странам. В рамках этой помощи Беларусь является приоритетной страной. И в этом плане мы говорим где-то о сумме в 30 млн. евро ежегодно.
 
Белорусские зоны, названные «еврорегионами», «Буг», «Неман» и «Беловежская пуща» получили очень много возможностей, когда мы в отношении них внедрили программу Евросоюза «Crossborder cooperation». Там есть несколько десятков милилонов евро на разного рода проекты. Это польско-украинско-белорусский проект, который завершается в этом году, но может быть продолжен. Но вы знаете, здесь с белорусской стороны есть какие-то боюрократические препятствия, чтобы эти проекты быстро получали «добро» с самых высоких уровней на их реализацию. Иногда это не способствует сотрудничеству, и очень мешает нашей политике. Когда мы говорим в Брюсселе, что «Crossborder cooperation» — это хорошая программа, и надо на нее давать больше денег, а мы не используем даже те деньги, которые есть, потому что не можем их использовать из-за бюрократических препятствий беларусской стороны, то мы не имеем аргументов в Брюсселе.
 
Так что сначала надо использовать те деньги, которые есть. Надо, чтобы было влияние групп, которые заинтересованы в этом сотрудничестве с белорусской стороны, прежде всего.
 
Мы бы хотели в будущем году, весной, сделать форум городов-побратимов. Это не только приграничные города Беларуси и Польши, но прежде всего они. Потому что там налажено сотрудничество. Но как это будет происходить, мы не знаем, поскольку руководителем Ассоциации городов-побратимов является господин Батура.
 
Мы постоянно подчеркиваем, что у нас громадный потенциал для развития. Но для его реализации должно быть желание обеих сторон.

Няма запісаў для адлюстравання