Как уже сообщалось, в субботу в Минске во время фестиваля бега “Кубок вызова”, который прошел под патронажем звезд беларусского спорта бегуньи Алины Талай и пловчихи Александры Герасимени, были задержаны четверо участников команды, представляющей столичный микрорайон Серебрянка.

Подробностями случившегося во время спортивного мероприятия со Службой информации “ЕвроБеларуси” поделился один из задержанных Кирилл Живолович:

– Есть очевидная несправедливость в том, что остальные участники нашей команды, в отличие от меня, сейчас по-прежнему находятся в Центре изоляции правонарушителей на Окрестина. Я же говорю только от своего имени, поэтому не буду делать вид, что не понимаю, за что мы были задержаны. Но при этом ни одна из интерпретаций произошедшего со стороны сотрудников ОМОНа и милиции, которые я услышал, находясь в РОВД Центрального района Минска, не имеет ничего общего с моей личной мотивацией участия в легкоатлетическом беге именно в такой майке. Я действительно за то, что там было написано: за спорт, за Беларусь и за Статкевича. И мне искренне жаль тех сотрудников, которые заподозрили нас в неких проявлениях безрассудства и в том, что наши действия были кем-то проплачены или спровоцированы. Если эти люди считают, что испуганно-депрессивное отношение ко всему происходящему в жизни является нормой, то это их личная проблема.

Наша команда была официально зарегистрирована организаторами фестиваля, как сборная Серебрянки, в ее составе готовились к бегу люди, которые живут в Серебрянке, сообща занимаются несколькими интернет-проектами и любят спорт. Эти соревнования носили название “Кубок вызова”, и каждый имел право самостоятельно определять, кому, зачем и какой вызов бросать. Очень уважаемая мною Александра Герасименя вместе с другими идейными вдохновителями этого состязания как бы невзначай бросила вызов безразличию, равнодушию и убогости, которые расползлись вокруг. И чтобы поддержать такой вызов, я был готов бежать в этом кроссе вообще в пальто или в шубе. Но я действительно считаю, что сегодня именно ситуация, в которой находится Николай Статкевич, – это и есть кубок вызова для каждого беларуса. Потому что вопрос не в майках, не в том, что это кому-то не понравилось, и даже не в том, что во многих других странах за подобные действия никого не наказывают. Главный вопрос в том, что страна не может считаться нормальной, если в ней на государственном уровне лишают людей самого ценного – времени, которого у нас и так всегда мало. И я не могу воспринимать спокойно ситуацию, в которой находятся сам Николай, его супруга Марина и другие люди, которых по чьей-то прихоти лишают самого главного – времени, которым они могли бы распоряжаться по своему усмотрению. Пока в тюрьме сидят люди за свои политические взгляды и гражданскую позицию, я не смогу умиляться “Дажынкам”, военным учениям и танцам на льду со звездами.

– Как были сформулированы претензии к вам?

– Самым распространенным способом в стране – словами “Ну, вы же все понимаете”. Немного даже удивило то, что в целом отношение к фигуре Статкевича и вообще к ситуации было достаточно лояльным и адекватным. А в официальном протоколе написано, что мы “приняли активное участие в несанкционированном пикетировании” и должны понести ответственность “за нарушение установленного порядка проведения пикетирования” по первой части статьи 23.34 КоАП РБ. Из этого я так и не понял, что и как мы пикетировали, но суд состоится в понедельник в 11 часов в Центральном суде Минска.

Честно скажу, что мне совершенно не интересно то, по какой статье и с какими свидетельскими показаниями будет проходить суд над нами. Формулировки и наказания все равно будут нелепыми. Я не собираюсь спорить в суде о том, что является санкционированным, а что несанкционированным, что можно делать, а чего нельзя. Если люди не научились отличать хорошее от плохого, то я им ничем не смогу помочь. Единственное, о чем я готов говорить с любым представителем действующего режима – это о том, что они уже достали меня своей идиотской формулировкой “Ну, вы же все понимаете”. Нет, тупости и трусости я никогда не понимал, не понимаю и понимать не хочу.

– Почему получилось так, что вы были выпущены вскоре после задержания, а Евгения Напорко, Максима Дубовского и Андрея Висловича отправили до суда в ИПС?

– Если я все правильно понимаю, то в этом весьма странном развитии событий главную роль сыграло вмешательство в ситуацию пресс-секретаря ГУВД Мингорисполкома Александра Ластовского, с которым я учился на одном курсе на журфаке. К сожалению, наши приятельские с ним отношения не поспособствовали тому, чтобы были отпущены и все остальные мои коллеги и старые друзья из Серебрянки. Могу лишь с уверенностью сказать, что каждый из них всерьез готовился и собирался участвовать именно в спортивном мероприятии, а не в каком-то “несанкционированном пикетировании”. Думаю, что, как и я, они и в дальнейшем намерены самостоятельно определять, где и в каких именно майках нам жить.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»