– В Беларуси мои услуги оказались не нужны. Поэтому когда ко мне обратились из родного Петрозаводска, то с удовольствием согласился. Я ведь там рос, уехал из Карелии в 15 лет.

На данный момент моя работа все больше удаленная, по интернету. Пишу планы, консультирую команду. Занимаюсь вопросами обеспечения. Мне приятно быть полезным тому региону, где я родился. Конечно, хотелось бы еще когда-нибудь пригодиться и в Беларуси, но, видимо, здесь медалисты чемпионатов мира не нужны.

– У вас был конфликт с руководством биатлонной федерации?

– Просто я всегда говорю то, что думаю, называю вещи своими именами. Но мало кому это нравится. А мне жаль, что белорусский биатлон теряет свои традиции, школу.

Если года-три четыре назад я видел какие-то экстренные пути исправления ситуации, то сейчас все куда сложнее. Особенно с мужским биатлоном, который у нас практически угроблен.

– Почему так вышло?

– Вы же видите, что у нас ищут спасения за границей, а своих специалистов не ценят. То французов зовут, то немцев, будто они лучше знают психологию и менталитет белорусских спортсменов. Но самое обидное, что потрудившись у нас и отправляясь восвояси, багаж знаний, полученных во время работы в Беларуси, они увезут с собой.

Тот же Рафаэль Пуаре с трудом продержался у нас всего один год, а потом перекрестился и сбежал, не доработав свой контракт. Но самое интересное, что до сих пор никто не признался, кто был инициатором и организатором приглашения Пуаре в Беларусь. Хотя когда он принимал приглашение, ни с кем из наших опытных биатлонистов не советовался, наверное, надеялся, тут у нас чудо сотворить. А потом якобы открыл всем глаза, заявив, что у нас тут низкий уровень мужского биатлона, и что все с нуля надо начинать. Так ведь мы и сами об этом знаем.

Я ведь практически то же самое бывшему министру спорта Олегу Качану сказал, когда перед назначением Пуаре он пригласил меня и предлагал возглавить сборную. Правда, заявив при этом, что из олимпийского Сочи нам надо привезти две награды. Пытался сказать ему, что нет у нас спортсменов, способных выполнять такие задачи, в десятку даже попасть за счастье было бы. Но министр возразил: “Президент приказал – медали! Значит, надо выполнять”.

Над этим приглашением Качана я долго смеялся. С горечью…

Самое главное, что у нас потеряно – это кадры. Вот у меня две дочки, хотел бы отдать их в биатлон или лыжные гонки, но не знаю, кому. Приходится самому их натаскивать. Желание у них есть, девчонки они крепкие. Благо, мама и папа заслуженные биатлонисты. Но то, что сейчас происходит в лыжных гонках и биатлоне, удручает. Перспективы не просматривается.

– Ваше сотрудничество с командой Карелии в будущем может стать более тесным?

– Помогаю им, чем могу, там меня ценят. И для меня опять же практика, которая поможет не терять квалификацию. Но я все-таки живу я в Беларуси. Хотелось бы здесь и работать.

Поделиться ссылкой: