На многочисленных форумах дамы делятся впечатлениями о том, как легко заглотнули наживку, как поздно спохватились. Об истории 72-летней минчанки Нинель Ивановны пишет газета «СБ».

У Нинель Ивановны накануне умер горячо любимый муж. Раньше ей, писательнице, переводчице, в прошлом доценту кафедры иностранных языков, и в голову не пришло бы впутаться во всякие глобальные сети. А тут такая тоска… «Буду рада общению с порядочным одиноким человеком, можно англоязычным, ценящим литературу, творческой натурой…» — примерно так звучало ее приглашение на странице в Facebook. Очень скоро на него отозвался респектабельный американский военный, который вот-вот должен уйти в отставку и как раз «собирался навсегда поселиться в Беларуси, чтобы посвятить себя благотворительности». Изящная словесность, аристократические черты на фото, а как талантлив! Вместе с Нинель Ивановной они даже начали писать роман.

«Моя удивительная Нинель, я могу вам доверять?» — однажды поинтересовался Джозеф. Ну конечно! Доверялось получить посылку с его ценным имуществом через курьера дипломатической почтой. Но неожиданно посылка «застряла» в стране, где таможня требовала $5 тыс. за некий документ. Это были все личные сбережения Нинель Ивановны, но Джозеф, разумеется, обещал все вернуть по приезде. И пенсионерка заплатила. Но проблемы не заканчивались. Теперь груз шел якобы через английский офис компании DHL Express, где тоже ценили свои услуги: оформление бумаг потянуло в общей сложности на… $55 тыс.

Нинель Ивановна помчалась в ломбард… В одном тут же согласились помочь. В залог денежного займа выставлялась квартира в историческом центре Минска, в доме, являющемся памятником архитектуры. Через несколько дней Нинель Ивановна и индивидуальный предприниматель О. Б. скрепляли подписями документы в офисе частного нотариуса. Нинель Ивановна была уверена, что подписала договор займа под залог собственной недвижимости — классический для так называемой ломбардной ипотеки, когда свидетельство о собственности безоговорочно остается на руках у заемщика. Между тем в документах выгода заимодателя обозначалась как 0,216% в сутки. Срок возврата был назначен на 13 апреля. После этой даты каждый день просрочки стоил Нинель Ивановне пени в размере 1% от суммы. Впрочем, не это самое неприятное. В тот день, 6 марта, пенсионерка подмахнула не что иное, как договор… купли-продажи собственной квартиры за $55 тыс.

О. Б. не досаждал пенсионерке звонками, даже в день возврата долга. К тому времени, когда он все-таки решил призвать заемщицу к ответу, «натикало» уже $59 тыс.

Нинель Ивановна попросилась жить к сыну, квартира которого расположена этажом выше. Из окна наблюдала, как вышвыривают на свалку ее мебель: «А куда мне все это было забирать? Взяла сумочку, отдала ключи и ушла…»

Обратилась в милицию. От заместителя начальника Ленинского РОВД Минска О. Гергеса пришел ответ: «В действиях О. Б. признаков уголовно наказуемых деяний, предусмотренных законодательством, не установлено…» Дважды обжаловала решение в прокуратуре. Безуспешно. Подала в суд. В итоге на любые действия по квартире временно наложен арест, а заседание назначено на сентябрь…

Разве, если Нинель Ивановна намеревалась квартиру продать, а не заложить, она пришла бы в ломбард, а не в агентство недвижимости? Точку в этой истории поставит суд. Тем временем новый владелец квартиры сокрушается, что пока все не утрясется, не может толком продолжить ремонт. А Нинель Ивановна вынуждена жить в квартире сына. Еще более одинокая: говорит, никому теперь не нужна без наследства.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»