Так лидер правозащитного учреждения «Платформ Инновейшн» Андрей Бондаренко прокомментировал информацию об изъятом письме из тюрьмы экс-кандидата в президенты Николая Статкевича, которую распространили независимые интернет-ресурсы.

В этом письме, как сообщается, политзаключенный рассказал о преступлениях, которые творятся за «колючкой».

Корреспондент сайта «Товарищ.online» встретился с Андреем Бондаренко, организация которого как раз и занимается проблемами, творящимися в «местах не столь отдаленных», и задал ему несколько вопросов.    

– Не могу не выразить восхищение Николаем Статкевичем. То, каким образом в белорусских колониях и СИЗО выбивают «нужные» показания ни для кого не секрет. Мы неоднакратно заявляли о фактах пыток и угроз в отношении заключенных, в том числе и угроз сексуального характера. Но одно дело проводить работу, находясь на свободе, другое – будучи заключенным. Нужно иметь соответствующее мужество, чтобы не побояться рассказывать о подобных преступлениях, оставаясь заложником в тюрьме.

– То есть, вы подтверждаете, что запугивание, вымогательство – это реальность нынешней пенитенциарной системы нашей страны?

– Я уверенно могу подтвердить, и как бывший заключенный, и как руководитель правозащитной организации, что в белорусских тюрьмах и колониях повсеместно практикуются угрозы, шантаж и давление на заключенных. В отношении политзаключенных такое давление возрастает в разы, поскольку сотрудники администраций получают негласные указания на «работу с политзаключенными» с целью написания ими «прошений».

– Почему «органы» не реагирует на такие сообщения, ведь явно это не единичные случаи, и жалобы, скорее всего, были?

– Говорить о реакции прокуратуры на подобные факты просто бессмысленно. В нашем государстве это чисто формальный орган, который существует скорее для устрашения, нежели для защиты законных прав граждан. Поэтому питать иллюзии, что прокуратура разберется не имеет никакого смысла.

– Но есть же еще и Департамент исполнения наказания…

– ДИН находится в очень неловком положении. Там прекрасно известно, каким образом выбиваются показания, знают о существовании «пресс-хат», об угрозах сексуального насилия и т.д. Более того, большинство руководящего состава инспекции сейчас – люди, которые выстраивали эту систему и сами ее распространяли. Соответственно признать очевидное для них сродни самоубийству. В таком случае самое меньшее, что их ожидает – служебное несоответствие. Ведь не сами же начальники колоний решились на пытки политзаключенных. Вне всякого сомнения ДИН должен был отдавать соответствующие распоряжения и контролировать «ход событий».

– В конце прошлого года в Грузии разразился грандиозный скандал, когда в СМИ просочилась информация о пытках в тюрьмах. Тысячи людей вышли на улицу. Правящая, на тот момент, партия Михаила Саакашвили, в том числе и поэтому, потерпела поражение на парламентских выборах. Скажите, на Ваш взгляд, в Беларуси такое возможно?

– Повторение событий в Грузии вряд ли возможно в Беларуси. Общество запугано. Все знают, что власть готова пойти на беспрецедентные меры для собственной защиты. А в данном случае речь идет как раз о защите, поскольку приказ о добывании «прошений» шел с самых верхов. Поэтому исполнителей в обиду никто не даст. Но, стоит признать, недовольство происходящим в стране возрастает. Все понимают, что в угоду кому-то страдают безвинные люди.

– Какое наказание должны нести сотрудники администраций колоний и тюрем?

– Любой преступник должен сидеть в тюрьме. И нет разницы, какой пост он занимал или занимает. Те, кто применял пытки в отношении заключенных должны понести наказание. В их действиях усматривается состав статьи 426 Уголовного кодекса Республики Беларусь (Превышение власти или служебных полномочий.) И эти люди, как и остальные, должны отдавать себе отчет, что отвечать за эти преступления все равно придется.


Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»