Поездка в Египет была своеобразным медовым месяцем: пара расписалась в феврале. 23 мая парню стало плохо, ему несколько раз вызывали врачей. 25 мая, не доехав до клиники, он умер на руках у медиков. По заключению египетской стороны, смерть наступила в результате “чрезмерного употребления алкоголя”. Однако родственники погибшего с таким решением не согласны.

Мария Колтунова рассказывает, что признаки отравления у мужа появились 23 мая уже после обеда:

– Леша тогда ел рыбу. После обеда мы пошли на море. Но он не плавал, плохо себя чувствовал и потом попросил пойти в отель. В итоге были там буквально минут 25. Позже после отдыха в номере ему стало лучше, и он поднялся в бар над ресепшном посидеть и выпить с Юрой пива.

Юрий – еще один постоялец отеля – приехал отдыхать вместе с женой из Москвы. Супружеские пары познакомились незадолго до трагедии.

– В промежутке между обедом и ужином они с этим Юрием выпили пива. Но мой муж не был сильно пьян. Просто выпил пива. Ужин начинался в 19.00, но он вернулся в номер в 18.30. От запаха еды ему там стало плохо, и он решил не есть. С того момента – вечера 23 мая, – Леша практически не ел и не пил. И тем более не употреблял спиртное. Умер он 25 мая рано утром. Какой тогда алкоголь в заключении? .. В первый день симптомы были похожи на солнечный удар. Хотя Леша и не был на солнце, тем более ходил в кепке…

Тараканы в тарелке

Во время нашего разговора Мария вспомнила одну любопытную деталь:

– На следующий день, 24 мая, когда мы пошли на завтрак, я увидела как по тарелкам бегают тараканы. Сначала заметила одного, потом другого. И сделала замечание повару и официанту.

– И как они на это отреагировали?

– Они сразу начали свое “sorry-sorry”, но потом эти же тарелки они поставили другим людям.

“Первый врач посчитал, что у моего мужа просто стресс, и вколол какие-то витамины”

На следующий день, 24 мая, вечером Алексею снова стало плохо. Тогда и был первый вызов скорой помощи:

– В 21.30 мы вышли на территорию открытого ресторана, там было караоке. Я выпила только воду, а Леша заказал себе стакан сока. Ни о каком алкоголе не было и речи. Он так и не допил сок: просто потерял сознание. Приехали медики и сделали два укола. Названия лекарства я не помню, что-то похожее на “Anti…”. Точно я теперь сказать не могу, но запомнила, что это были две ампулы цвета яблочного сока. Медиков вызывали на ресепшне отеля. Врач приехал в течение 25-30 минут. Леша тогда был в сознании. Когда приехали медики, при нас был аниматор, он более-менее владел русским языком, потому что у него самого жена – русская. Они вдвоем помогали с переводом. В принципе, переводчиком при нас должен был быть гид, но гид… это отдельная история. Ужасный гид, ужасное обращение и отношение. Приехавший врач посчитал, что у моего мужа просто стресс, и вколол ему какие-то витамины.

Мария утверждает, что перед отъездом медики попросили у женщины паспорт, а позже требовали выплатить деньги за вызов:

– Они попросили у меня паспорт, думала, что, может, это как у нас – для заполнения бланков. Но потом у меня начали требовать 80 долларов за выезд. Я попросила предоставить какой-нибудь подтверждающий документ, что они забирали эти деньги. Но в ответ они ничего не собирались мне выдавать. Я, наверное, час боролась с ними за этот паспорт, чтобы получить его обратно. В итоге я его забрала и ничего не платила.

– А вы сообщали администрации отеля о том, что медики у вас забрали паспорт и требуют деньги?

– Так это все происходило прямо на ресепшне при сотрудниках отеля! Там и вымогали деньги. Паспорт вернули только тогда, когда к нам подошел, как мне показалось, кто-то из главных в отеле. Не хозяин, но некто из администрации.

– Когда был второй вызов врача?

– Это было уже 25 мая. В 2.15 ночи. Леша разбудил меня, сказал, что ему очень плохо. И сразу же “отрубился”. Просто мгновенно. Я быстро позвала парня из соседнего номера, чтобы он присмотрел за мужем, а сама разбудила гидов. И побежали на ресепшн снова вызывать “скорую”. Звонили врачам раза четыре-пять. Это продолжалось более часа. Потом наконец приехал врач, Леша уже находился без сознания. Доктор измерил ему давление, оно было в норме. Послушал сердце, и все тоже было хорошо. Потом его перенесли в машину скорой помощи и повезли в госпиталь. Но не успели…

– Вы наблюдали какие-либо симптомы у мужа?

– Когда он потерял сознание, у него начались судороги. Очень страшные судороги и тяжелое дыхание. И возле губ выступала пена.

– Вы сообщили о каких-то замеченных кровоподтеках на теле мужа. Откуда они?

– Эти кровоподтеки и царапины остались после визита первого врача. Он место для укола даже не продезинфицировал как следует. Просто протер обычной салфеткой, которая есть в каждом номере. А царапину оставили после уколов. Я сама не понимаю, как это можно было сделать шприцем или чем еще… Также меня настораживают кровоподтеки, которые я заметила на одежде мужа и простыне.

“Гид и полицейский постоянно поторапливали подписать отказ от вскрытия”

– Когда с вами связались наши консулы?

– Я первая и сама вышла на связь с ними. 25 мая Леша умер, в тот же день я им позвонила. Правда, прошло уже полдня. Тогда я и попросила организовать мой выезд из Египта как можно раньше. Но получилось только 27-го мая рано утром. Когда мои вещи уже были на ресепшне, меня подозвали и сказали, что полицейский хочет, чтобы я подписала какую-то бумагу. Это было за несколько минут до того, как за мной заехал автобус в аэропорт с гидом и другими туристами. Полицейский пытался мне объяснить, что тело мужа разрежут, а мне это не надо. И показывал все это на себе. Когда приехал гид, полицейский пробовал разговаривать со мной через него. Но он переводил просто ужасно. Я знаю это потому, что наш знакомый переводчик делал замечания о неправильном переводе. При этом гид постоянно подгонял меня и напоминал, что в автобусе нас ждет много людей. Если бы меня кто-то предупредил, что не нужно отказываться от вскрытия в Египте, что это может потом повлиять на решение той же страховой компании, я могла поступить иначе.

– Неужели вас не предупреждали об этом в консульстве?

– Ну как, сказали, конечно, что могу согласиться, а могу и отказаться от вскрытия тела мужа в Египте. Но это не было сказано так, чтобы я точно поняла: в будущем из-за этого появятся такие вот проблемы. Вчера моя свекровь еще до обеда заплатила в кассу МИД деньги за транспортировку тела. А в 15.00 ей на телефон поступил звонок со страховой службы в России. Той самой фирмы, которая предоставляла нам страховку. Они требовали 4000 долларов за пересылку тела, которую могли бы сами нам организовать. Но моя свекровь объяснила, что деньги уже уплачены другой организации, а “содрать” деньги с нас еще за это у них не получится.

В данный момент родственники Алексея Колтунова и посольство Беларуси в Египте занимаются оформлением необходимых документов для транспортировки тела погибшего на родину.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»