Молодому предпринимателю Марии КУХОРЕНКО, девушке с аристократической внешностью и такими же манерами, всего 22 года, а ее интернет-бизнесу и того меньше — два года. То есть предпринимателем девушка стала еще на университетской скамье, когда ее проект победил в «Стартап-Уикенде» и Александр Кнырович (бизнес-ангел Сообщества бизнес-ангелов и венчурных инвесторов «БАВИН») стал инвестором идеи третьекурсницы (!) БГЭУ М.Кухоренко.

Так появилась компания “Shocos”: интернет-магазин по продаже премиум-шоколада. Хотя, на мой непросвещенный взгляд, такой эксклюзивный бизнес должен был прогореть у нас на первых же шагах — откуда, казалось бы, у народа средства на такие изыски, как шоколад ручной работы? Но молодой предприниматель Мария Кухоренко думала иначе. А именно этим — предвидением, чутьем, творческой инициативой — и отличается бизнесмен от «чайника». Впрочем, сомнения не оставляли меня до тех пор, пока я не познакомилась с бизнесгерл Кухоренко лично. Твердая сдержанность моей собеседницы вселили уважение и уверенность: у нее, а также ее проекта большие перспективы.

1. — Мария, у меня все-таки сомнения: можно ли в Беларуси разбогатеть на шоколаде? Это же забава — купить к празднику немного конфет ручной работы.

— Такого рода бизнес на самом деле имеет свои нюансы, но спрос на товар есть всегда. Конечно, надо развиваться, не бить в одну точку, а пробовать идти в разных направлениях. Вариантов множество. Надо научиться подстраиваться под своего потребителя, чутко улавливать его индивидуальные запросы.

2. — А чего хочет заказчик?

— Предельно личного отношения: скажем, чтобы на шоколадных фигурах было написано «Подарок Кате». Или вот подшипниковый завод, например, заказал у нас недавно большие подшипники из шоколада — для сувениров.

3. — Ваш шоколад ручной работы делается по индивидуальной авторской рецептуре? Она отличается от той, что существует на кондитерских фабриках?

— Разница прежде всего в том, что большие фабрики готовят фигуры из глазури. А мы — из шоколада. Это совсем другая технология, и процесс гораздо длиннее по времени. Не говоря уже о том, что шоколад вкуснее и полезнее глазури. Мы много экспериментируем: у нас есть, например, конфеты с перцем или с настоящим золотом (и оно съедобное!). Шоколад в колетах (гранулах) мы закупаем в Бельгии. Смешиваем несколько видов, импровизируем.

4. — Хватило ли вам знаний, полученных в экономическом университете, для того, чтобы начать свой бизнес?

— В основном да, ведь я заканчивала «Экономику и управление в АПК», у нас был даже курс инвестиционного проектирования, который очень пригодился при составлении бизнес-плана. Перед тем как представить свой проект инвесторам, я около месяца занималась в стартап-школе. А еще раньше ходила на курсы по маркетингу, по психологии потребителя. Сейчас подумываю о кондитерском образовании — чтобы говорить на одном языке с подчиненными. Поеду для начала в Москву.

5. — Интересно, многие ли ваши однокурсники брались за бизнес во время учебы?

— Некоторые подрабатывали как наемный персонал, а свой бизнес только обдумывали. Когда же узнали обо мне, удивились. Но удивились, я бы сказала, позитивно, стали даже подбрасывать разные идеи, говорили: «Попробуй!» К сожалению, большинство моих сверстников предпочитают развлекаться. Сужу по знакомым. И только процентов 30 — это те, кто ищет себя, посещает курсы, много читает, все время чем-то занимается и старается развиваться.

6. — А кто был вашим самым горячим доброжелателем? Кроме бизнес-ангела Александра Кныровича, естественно.

— Родители. Они, конечно, волновались — я взяла у инвестора в долг на пять лет 40 тысяч долларов. Впрочем, о том, что я выиграла стартап и занялась бизнесом, они вообще узнали по телевизору. Я не хотела их до поры до времени волновать.

7. — С бизнес-ангелом  держите связь постоянно?

— Первый год — каждый месяц. А теперь Александр все больше отпускает меня в самостоятельное плавание, видит, что справляюсь. У него несколько молодежных проектов, которые он поддержал как инвестор: дизайнерская одежда, хостелы. Говорит: ему нравится наблюдать процесс развития, а не только результат. Александр Кнырович — мой гуру. Мне нравится, как он ведет дела, я беру с него пример. Он порядочный человек. И так все о нем отзываются.

8. — Как вы решаете конфликтные вопросы в своем коллективе?

— Их, честно говоря, еще не было.

— Ну, а если само дело вдруг забуксует?

— Тогда надо кардинально поменять политику — срочно внедрять новые идеи. Реклама? Дело не в рекламе. Мы сейчас, наоборот, сократили бюджет на рекламу, у нас стало хорошо работать «сарафанное радио», стартап и так всем создал большую рекламу. Но шоколад — сезонный бизнес, зимой люди едят шоколада больше, летом — меньше. Может, думают, что шоколад растает от жары?.. Так или иначе, летом всем хочется больше фруктов. Поэтому сейчас мы создаем новый шоколад — с фруктами. В ассортименте будет также клубника в шоколаде.

9. — У вас уже случались убытки, потери?

— Моему бизнесу два года. Сначала было немного заказов — о нас мало знали. Но все равно мы выходили в ноль. А уже на следующий год заказов появилось достаточно. В убыток мы не работали никогда.

10. — Где вы научились оформлению изделий? Я видела фото вашей продукции — мои комплименты: и выглядит, и упаковано, прямо как в Европе.

— Все сама. Выбирала у поставщиков упаковку, договаривалась. И слушала пожелания клиентов. Ручной шоколад хочется оформить небанально, изысканно. В Беларуси это пока проблема — приобрести в небольших объемах нужную тебе упаковку. В основном компании продают ее от 3000 штук. А мы — начинающие, нам нужно до 500. Из-за маленького тиража взлетают цены. Поэтому упаковку привозим из России. Нюанс.

11. — Где вы нашли хороших кондитеров?

— Разместила на сайте информацию, они и нашлись. Мои кондитеры — люди заинтересованные, увлеченные делом, а не просто тянущие лямку от звонка до звонка. Им 26 и 27 лет. И еще в деле мне безвозмездно помогает мой друг. Он верный мой союзник.

12. — Ваш друг, выходит, у вас в подчинении?

— Выходит. Он принимает и развозит заказы. Он присутствовал рядом с первого моего шага в бизнесе. Мужская поддержка нужна — мой друг более критичный, жесткий. Трезвомыслящий.

13. — А вот вы готовы к тому, что наемные работники могут устроить забастовку и сказать: «Платите больше!»

— Думаю, такого не случится. Я стараюсь поощрять инициативу — у нас можно заработать премию за индивидуальную разработку ассортимента.

14. — Тем не менее вы как предприниматель уже стоите по другую сторону баррикад. Как вы считаете, забастовка — действенный метод борьбы за свои права?

— Думаю, да. Но не советую.

15. — А вы могли бы выйти на демонстрацию за свои права?

— Конечно. Правда, пока сама я участвовала только в борьбе за права животных. Дома у меня собака и кот.

16. — С тех пор, как вы стали заниматься бизнесом, изменилась ли ваша самооценка? Как вы сейчас к себе относитесь?

— Самооценка осталась на прежнем уровне — чуть выше среднего. К себе я достаточно критична. Мой девиз: всегда совершенствоваться. Знаю, что моя болевая точка — это сила воли.

17. — Значит, вы уже научились говорить себе «нет»?

— Я гораздо чаще говорю себе  «нет», чем «да». Особенно на данном этапе в плане личных покупок. Александр спрашивал, какую сумму я трачу в месяц на жизнь, беру ли деньги из бизнеса. Так вот, пока в месяц из того, что зарабатываю, лично на себя трачу меньше двух миллионов. Плюс немного, правда, помогают родители, они частные предприниматели в Рогачеве.

18. — Как вы думаете, вы можете дать взятку кому-нибудь для дела?

— М-м-м… А если я скажу правду, меня посадят?.. Да, могу. Это если честно.

19. — У вас, наверное, теперь очень изменился круг общения?

— Да, изменился. Санстанция, пожарники — прямо скажем, он стал постарше. Требовательные строгие люди. Но я чувствую себя уравновешенно. Единственное, подводит голос, особенно по телефону он слишком молодой.

20. — Как вы считаете, трудно открыть свой бизнес в Беларуси?

— Интернет-бизнес — достаточно легко, потому что для этого необходим небольшой капитал (если вы не открываете нефтяную компанию, конечно). Но азы знать все равно надо. А для этого надо пройти весь путь от начала до конца, от малого до большого. Нельзя в дело влиться «с улицы» — в бизнесе блат, знакомства не проходят. Все нужно узнать самому. И приобрести уникальность.

21. — Поговорим о конкурентах. Они есть?

— Они появились уже после открытия нашего бутика. Видимо, я давала слишком много интервью — шучу. Но я не особо по этому поводу волнуюсь, у конкурентов совсем другой ассортимент. В своем ассортименте я ежемесячно стараюсь обновлять по четыре позиции. Вот недавно у нас появилась шоколадная пицца. А для корпоратива, скажем, можно заказать шоколадный «Оскар». Это, конечно, не для частных лиц, а для компаний. Частники, они предпочитают Микки Мауса или машинку БМВ. У частных лиц бюджет до 500.000 рублей. Мы попробовали предложить им картины из шоколада — спрос оказался небольшой: картина стоит 500 долларов, это дорого, если только сотрудники, например, своему боссу ее не закажут. Хотя позиция появилась недавно, поэтому будем ждать, что покажет Новый год.

22. — А так много шоколада — целая картина — это, по-вашему, не вредно?

— Картину можно поставить и наслаждаться ее запахом. Он необыкновенный. Тем более что шоколад хранится шесть месяцев. Мои мама с папой мой шоколад вообще едят пригоршнями. Когда первый раз угостила, они удивились: «Он еще и вкусный?!»

23. — Как вы считаете, лидерами рождаются или становятся?

— Становятся, точно знаю. Я вижу, как становлюсь тверже и опытней. И более рисковой. Теперь планирую открыть кондитерский магазин. Правда, сумма долга, таким образом, возрастает, и… страх начинает посасывать под ложечкой. Но — осознанно иду на риск.

24. — Все бизнесмены хотят заработать миллион. А вы?

— Миллион — это мало. Я посчитала. Первый миллион я вложу в дело. И второй тоже. Третий, наверное, подумаю. Я в деле занята пожизненно. По крайней мере, пока не дотяну бизнес до того уровня, о каком мечтаю, должна работать без выходных. А потом займусь еще чем-нибудь. Возможно, упаковкой.

25. — Как вы думаете, у вас есть недоброжелатели, может быть, враги?

— Врагов, наверное, еще нет. А недоброжелатели — надеюсь, что есть.

— Надеетесь?

— Во-первых, я не претендую на роль образца, идеала, это было бы глупо. Во-вторых, наличие недоброжелателей говорит о том, что я не пустое место.


Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»