Перспектив для решения проблемы абсолютной бедности в Беларуси нет

Как отмечается в исследовании, серьезным ударом по бедным слоям населения стал кризис 2011 года, по результатам которого показатели уровня абсолютной бедности подтверждают ухудшение экономического положения населения Беларуси.

В нашей стране в качестве черты абсолютной бедности (согласно принятой в публикациях Белстата терминологии – малообеспеченности) используется средний размер бюджета прожиточного минимума. В исследовании для расчета черты абсолютной бедности используются среднегодовые индивидуальные значения БПМ исходя из принадлежности к определенным группам населения. Например, в среднем на душу населения БПМ составляет 880 030 рублей, а для трудоспособного населения – 963 130 рублей, для пенсионеров – 727 250 рублей.

Согласно оценкам экспертов, бедность, рассчитанная с учетом различий в бюджетах прожиточного минимума для разных групп населения, в 2011 году выросла до 6,9% (6,5% — в 2010 году). Бедным признается только домохозяйство, чей среднегодовой доход был ниже среднегодовой черты бедности. Абсолютная бедность выросла еще сильнее – с 5,2 до 7,3% населения. Более высокий рост бедности по официальной статистике объясняется особенностями расчета данного показателя.

Экономист Глеб Шиманович отмечает, что динамика уровня абсолютной бедности в Беларуси быстро снижалась с 2000 года, причиной чего были высокие темпы роста экономики, сопровождающиеся регулированием рынка труда и перераспределением доходов в рамках экономики. В 2011 году ситуация существенно изменилась, и по данным Белстата уровень абсолютной бедности значительно вырос. После прохождения пика кризиса острота проблемы смягчилась. Однако уровень бедности держится на достаточно высоком уровне и не снизился до той планки, которая была до кризиса 2011 года, отметил экономист.

«Перспектив для решения проблемы абсолютной бедности в Беларуси нет. И хотя в стране быстрыми темпами росла заработная плата и пенсии в 2012 году, этого роста оказалось недостаточно для снижения бедности», — отметил Шиманович.

Относительная бедность населения в 2011 году сократилась. С учетом корректировки доходов согласно национальной шкале эквивалентности, уровень относительной бедности в Беларуси в 2011 года составил 11,4% (12,2% — в 2010 году).

В Европе другая бедность

Эксперты Исследовательского Центра ИПМ отмечают, что Беларусь оценивает бедность несколько иначе, чем это делают в европейских странах. Наши люди за многие услуги (разве что исключая предоставляемые ЖКХ) и товары платят столько же, как в Европе. Однако черта относительной бедности в Беларуси наступает при гораздо более низких доходах, чем во многих европейских странах, в том числе прибалтийских, Румынии, не говоря уже про Скандинавию.

Невысокие запросы позволяют белорусам не чувствовать себя бедными

И при этом белорусы часто не чувствуют себя бедными — в силу невысоких запросов, отмечают эксперты. Если обратить внимание на изменение общественного мнения, то, как показывают данные НИСЭПИ, после кризиса 2011 года значительная часть населения отмечает улучшение материального положения. В июне 2012 года улучшение материального положения за последние три месяца отметили 12,8%, а в сентябре 14,7% опрошенных. Ухудшение — 31,9% и 25% соответственно. Это значительно меньше, чем в сентябре прошлого года, когда ухудшение материального положения отмечали 73,7% опрошенных.

Невысокие запросы позволяют белорусам не чувствовать себя бедными

Одинокие родители, пенсионеры и безработные — самые бедные

У абсолютно бедных слоев населения снизилась обеспеченность собственным жильем, что частично объясняется ростом бедности среди людей, проживающих в общежитиях. Произошло ухудшение доступа к коммунальным услугам. Наличие бытовой техники в малообеспеченных домохозяйствах сохранилось на достаточно высоком уровне, но данные выборочного обследования домохозяйств не позволяют делать вывода о качестве данной техники. Наиболее бедные ущемлены лишь в доступе к компьютеру и личному автомобилю. При этом в большей степени это относится к населению, которое бедно относительно, но не бедно абсолютно. Большинство в данной группе составляют люди пенсионного возраста, а также жители сельской местности, потребность которых в компьютере или автомобиле не столь высока.

«Наиболее пострадавшими от кризиса группами населения стали люди в возрасте старше трудоспособного, жители сельской местности, домохозяйства, состоящие из одного человека, и неполные семьи. Уровень абсолютной бедности среди пенсионеров остался невысоким, но снижение пенсий в реальном выражении резко ухудшило их положение относительно других групп населения», — говорится в исследовании.

Особенно уязвимо сельское население. В особенности это относится к одиноким пенсионерам, которые лишены экономии от масштаба, возникающей в более крупных домохозяйствах. Большая доля людей в нетрудоспособном возрасте в сельской местности предопределила ухудшение положения жителей сельской местности в целом. Кроме того, в сельской местности сохраняются проблемы на рынке труда, что делает местное население крайне уязвимым к кризисным явлениям в экономике.

Наконец, уровень бедности среди безработных в Беларуси значительно выше, чем среди большинства других категорий населения. Кризис, однако, не привел к ухудшению материального положения незанятого населения: оно либо и без того было относительно плохое, либо эти люди полагались на доходы других участников домохозяйства.

Шиманович отметил, что сравнение показателей относительной бедности Беларуси со странами Европы позволило сделать вывод о неблагоприятном материальном положении женщин в условиях экономического кризиса. Разрыв в относительной бедности женщин и мужчин в Беларуси существенно вырос в 2011 году и стал одним из самых высоких среди стран Европы, по которым были доступны данные на момент подготовки отчета. С одной стороны, это связано со структурой занятости женщин, которые преобладают в низкооплачиваемых «бюджетных» секторах. С другой, женщин больше среди людей в возрасте старше трудоспособного, что также негативно сказалось на динамике их доходов в сравнении с доходами мужчинам.

От бедности белорусы бегут за границу, а соцпомощь неэффективна

Каким образом население преодолевает трудности? Эксперты отмечают, что увеличилась зависимость социально уязвимых групп от материальной помощи родных и близких, в том числе в форме переводов трудовых мигрантов. Также потерю денежных доходов люди компенсируют на огородах, обрабатывая грядки.

Говоря о роли социальных трансфертов в снижении уровня бедности, Шиманович отметил, что она осталась неизменной. Это объясняется выросшей в условиях кризиса адресностью, и соответственно эффективностью, как денежных пособий, так и льгот. Наиболее эффективным инструментом остаются пособия на детей. Шиманович отметил, что если бы пособия не индексировались, постоянно увеличиваясь, бедность в целом в стране имела бы большие масштабы.

Тем не менее, сравнение с другими странами Европы показывает, что общий эффект от системы социальной защиты в Беларуси остается достаточно низким. Шиманович отметил, что у нас благодаря соцпомощи бедность снижается на 25%, а в ЕС в два раза. С одной стороны, это объясняется небольшим охватом малообеспеченного населения системой адресной социальной поддержки, вместо которой используются инструменты экономической политики по регулированию рынка труда. С другой стороны, важную роль играет низкое доверие населения к инструментам социальной политики государства и выбор в пользу самостоятельного преодоления материальных трудностей, говорится в исследовании.

Невысокие запросы позволяют белорусам не чувствовать себя бедными

 

В 2013 году бедных меньше не станет

Прогноз на 2013 год не внушает оптимизма — бедных меньше не станет, отмечают эксперты. Директор Исследовательского Центра ИПМ Александр Чубрик подчеркнул, что кризисные явления 2011 года — это не то, что случилось однажды и гарантированно не повторится в нашей стране никогда. Рост экономики замедляется даже согласно оптимистическому сценарию, отметил Чубрик. По его словам, с высокой долей вероятности «обещанные 500 долларов зарплаты уже к концу 2013 года начнут рассасываться». Значит, 2011 год может нам еще аукнуться.

Ассоциированный эксперт Исследовательского центра экономист Дмитрий Крук также отметил, что в настоящее время наблюдается тенденция замедления устойчивого долгосрочного экономического роста. В числе прочего проблема вызвана тем, что рост в прежние годы был обусловлен накоплением капитала, а не производительностью. В Беларуси также сохраняется значительная долларизация экономики: 60% депозитов в белорусских банках хранятся в долларах США. Кроме того, в стране наблюдается высокий уровень инфляционных ожиданий, что уже сегодня, так или иначе, влияет на решения, принимаемые как физическими, так и юридическими лицами. Попросту говоря, любой внутренний или внешний фактор на рынке может спровоцировать резкие движения и изменения поведения участников рынка. «В этом есть ловушка для монетарной политики», — отмечает Круг.

В Беларуси согласно прогнозу экспертов рост ВВП составит не более 2,1%. Причем этот рост будет обеспечен исключительно за счет факторов внутреннего спроса, тогда как «экспорт будет давать негативный вклад». При этом инфляция прогнозируется около 20% при курсе доллара 9800 (среднегодовая 9 250). Крук отметил, что это «реально только при отсутствии шоков — внешних и внутренних».

В целом замедление роста экономики означает, что в дальнейшем государство не сможет обеспечивать такой рост зарплат, как это было в 2011 и 2012 годах, отмечает Глеб Шиманович. «В экономике Беларуси в настоящее время наблюдается стагнация. Существуют внешние риски, в случае срабатывания которых экономика может свалиться в проблемы 2011 года, когда проблемы только обострятся. И материальное положение представителей социальных слоев, которые зависят от государственной поддержки — пенсионеров, одиноких родителей, детей, а также тех, кто зависит от государства как работодателя, — ухудшится», — резюмировал Шиманович.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»