«Я был на родительском собрании, когда сказали, что у входа сбили ребенка, — рассказал глава попечительского совета Дмитрий Александрович. — Все выбежали из класса. Каждый подумал: „А вдруг мой?“ Сейчас многие винят в произошедшем водителя, администрацию школы, ГАИ, родителей, проектировщиков — кого угодно. Мне кажется, трагедия подняла такую бездонную массу проблем, что и конкретно винить некого — виноваты все. Невероятное количество недоделок пересеклись в одном месте и в одно время… и мальчик погиб».

Женщина, которая принесла сегодня цветы на место происшествия, упрекала родителей-автовладельцев: «Заехали под запрещающий знак, причем почти все на джипах. Лень им 50 метров от стоянки пройти! Мой собственный сын ходил на секцию по таэквондо вместе с погибшим мальчиком. Его звали Владик, учился в 3-м „Е“. Здесь много классов и учеников тоже немало. Почему-то уроки третьего класса поставили во вторую смену. Знаю, мама его одна воспитывала, бабушка помогала. Мать вчера работала (больше ведь некому), бабушка дома была. Дети говорили, что играли в „догонялки“, когда все случилось».

— Водитель, конечно, виноват, но администрация школы куда смотрит? — вступила в беседу еще одна женщина. — Ночью абсолютно темно, никакого освещения. Могли бы и шлагбаум построить, чтобы никто не заезжал, — сразу бы проблема исчезла. Сейчас там поставили какие-то кирпичи, шины. А раньше почему не думали?

— А вы на родительских собраниях предлагали изменить ситуацию, обращались к директору?

— Если честно, нет. Пока не столкнулись с этим, как-то и не задумывались.

Мы проследили, куда ведет проезд. Он, как оказалось, не является сквозным, а приводит к продуктовому складу столовой и месту для мусорного контейнера — как и в сотнях других школ. Район новый: многие дома были возведены около трех лет назад. Строительство будет продолжаться. Прямо напротив школы, в низине, должна появиться еще одна девятиэтажка, когда — неизвестно. Проезд будто бы был запроектирован как временный: он огибает участок земли, выделенный под будущее строительство, и получилось, что при выходе из СШ №23 люди практически сразу попадают на него. Ограждения не предусмотрены.

В ГАИ утверждают, что школа считается образцовой по изучению ПДД. Именно на территории СШ №23 действует специальный детский городок, где установлены все дорожные знаки, которые необходимо знать детям, и даже функционирует настоящий светофор. Учителя проводят там специальные занятия со школьниками, особенно с младшими классами. Но как известно, детей не заставишь не играть и не бегать, сколько бы уроков по ПДД ни проводили учителя.

Мы решили обратиться к администрации школы и выяснить, что, по ее мнению, привело к ДТП. Однако в беседе с директором нам отказали: «Физические силы уже на исходе. Для нас это огромное несчастье. Знаете, сколько мы писали по поводу этой дороги? Больше просто нет сил об этом говорить».

Как раз когда мы вышли из здания, у импровизированного мемориала возле входа в школу появилась мать погибшего третьеклассника. Сложно передать горе, которое испытывает человек, столкнувшийся с такой ситуацией.

Перед тем как уйти, женщина выкрикнула: «Ненавижу эту школу!»

— Три года мы крутимся как белка в колесе и каждый раз упираемся в стену, — говорит глава попечительского совета. — Мы, как и администрация, стараемся хоть чего-нибудь добиться. Как нам осветить дорогу — выйти с фонарями? Как не давать водителям проехать и парковаться на этой дороге — перегородить ее? А тогда как завтра привезут детям хлеб? Случившееся — это вопиющий сигнал о том, что пора всем объединиться в решении проблем, с которыми сталкиваются все школы. В одиночку с этой бездной не разгребешься. Задействована масса инстанций, и все они отчасти виноваты в трагедии. Может, после аварии все начнут что-то делать.

Нельзя перекидывать все проблемы на других, родители должны быть заинтересованы, чтобы их детям было уютно, комфортно и безопасно, добавил Дмитрий Александрович. Взрослым нужно помнить, что они в ответе за детей — как за своих, так и за чужих.

Поделиться ссылкой: