«Очень неожиданное для меня предложение. Рассматриваю его как знак высокого доверия со стороны главы государства, а для себя лично — как очень серьезный жизненный вызов. Что касается рода моих прежних занятий, то я — профессиональный дипломат. Более 18 лет работал в системе дипломатической службы, из них последние 6 лет — в должности начальника управления внешней политики Администрации президента Республики Беларусь», — цитирует Рыженкова БЕЛТА.

Экс-министр спорта и туризма Беларуси Александр Григоров поделился с сайтом “Белорусские новости” своим мнением о новых назначениях в белорусском спорте. 

 «Максима я знаю еще с тех времен, когда он учился в институте. Это сын первого министра спорта — Владимира Рыженкова. Он очень приятный человек, образованный. Я с удовлетворением воспринял его назначение. Что касается Рачковского (возможный вице-президент НОК), то мы с ним, естественно, взаимодействовали, ведь он и по сей день руководит федерацией парусного спорта. Все вопросы, которые нам приходилось решать, решались оперативно, так сказать, по-генеральски. А вот о новом министре ничего не могу сказать, я с ним не знаком”.

Стремительная карьера Максима Рыженкова вряд ли случайна. Во-первых, сын бывшего министра. Во-вторых, по неофициальной информации, учился с сыном президента Виктором Лукашенко. Однако его дипломатическая карьера начиналась не очень удачно. В 2005 году, во время белорусско-польского дипломатического скандала Максим Рыженков был выслан из Польши ( он находился там в посольстве в качестве советника-посланника). Возможно, от этого идет особая нелюбовь к Польше у внешнеполитического управления Администрации президента, которое до вчерашнего дня возглавлял Рыженков, и далее по вертикали.

 
Этот парень очень шустрый. С его именем был связан вот какой инцидент. В 2002 году (Максим Рыженков тогда был еще совсем юным) в Варшаве под эгидой ОБСЕ проходили слушания по проблеме свободы печати в Беларуси. В них приняли участие члены как официальной, так и неправительственной делегации. Белорусский МИД представлял именно Рыженков. В ходе мероприятия было решено подписать петицию за освобождение журналистов Николая Маркевича и Павла Можейко, которые тогда отбывали свои сроки в белорусских колониях за клевету на белорусского президента. Обращение пустили по рядам для сбора подписей. Однако когда обращение оказалось в той части зала, где сидела официальная белорусская делегация, то где-то в районе Рыженкова оно исчезло. Такой прыти от молодого дипломата просто никто не ожидал. И его запомнили.

После высылки из Польши он работал в белорусском посольстве в Израиле, был начальником управления Америки МИД, потом перешел в Администрацию президента.

Впрочем, в спортивные разборки его давно пытались втянуть. В свое время случилась громкая история, когда воевали НИИ спорта и газета “Прессбол” (во времена министра Григорова). В ход поши самые грязные методы. Вот как описывал ситуацию главный редактор газеты Владимир Бережков. “Завтра в том же суде мы встретимся с реальным ставленником Григорова – тем же профессором Бондарем, который в рамках той же кампании по олимпийской дискриминации нашей газеты через орган Минспорта обвинил меня в смерти первого президента НОКа и министра спорта Рыженкова. Я подал иск, и тогда ответчик додумался обратиться к семье Владимира Николаевича, конкретно к его сыну – с предложением рассказать в суде о том, чего на самом деле не было, то есть лжесвидетельствовать. Но Максим Владимирович Рыженков воспитан порядочными родителями, Бондарь получил отказ”.

Будем надеяться, что спортивная карьера Рыженкова будет складываться удачнее дипломатической. По крайней мере, возможно, он хотя бы постарается, чтобы спортсмены не попали в списки невыездных. Поскольку, чтобы в него попали чиновники, на должности главы внешнеполитического управления Администрации президента он хорошо поработал. 

Поделиться ссылкой: