Сегодня мы уже готовы выращивать ГМО-продукты в промышленных масштабах. Так когда нам “грозит” увидеть генномодифицированный картофель на нашем столе? И не едим ли мы ГМО-продукты не по своей воле уже сейчас?


В Беларуси ГМ-продукты не запрещены. То есть любые страны могут ввозить, а любые магазины продавать ГМ-картофель, сою, кукурузу и любые продукты питания из них. Лишь соблюдать условие – на упаковке должно быть сообщение о том, что продукт содержит ГМО.
 
Однако, уверяют специалисты, генномодифицированных продуктов в наших магазинах, на рынках и, соответственно, на наших столах нет.
 
“Дело в том, что при ввозе в нашу страну продуктов, импортеры должны сообщать Министерству природных ресурсов и охраны окружающей среды о содержании ГМО, – рассказывает заместитель начальника управления биологического разнообразия Минприроды Наталья Жаркина. – Я уже даже и не вcпомню, когда такие документы поступали”. То есть, даже импортные бульба и помидоры, равно как и чипсы-печенье, у нас не генномодифицированные. Если, конечно, импортеры честны с нами. Однако кто может гарантировать, что в поступающих на наши прилавки товарах из США, где очень распространены трансгены (в Штатах их не разграничивают с обычными продуктами), нет ГМО?
 
На наличие ГМО в Беларуси проверяют продукты питания, в которых содержится соя и кукуруза. “Анализы полученных результатов показывают, что в среднем по стране генномодифицированные источники есть только в примерно 1% продукции (с содержанием сои или кукурузы. – TUT.BY) и в подавляющем числе случаев – это генетически модифицированная соя”, – сообщает заместитель директора по научной работе Института генетики и цитологии НАН Беларуси Валентина Лемеш. И даже корма для животных в Беларуси только в 1% случаев содержат генномодифицированные ингредиенты, говорит специалист. То есть за сою, кукурузу и продукты с ними можно не волноваться – все это обязательно проверяется и без экспертного заключения в продажу не поступит.
 
Однако это касается лишь только этих овощей. Все остальные продукты питания на наличие генномодифицированных организмов у нас не проверяют.
 
Несколько лет назад, правда, специалисты проверили на наличие ГМО рапс, рис и помидоры. “Был проведен мониторинг по всей республике, и нигде не было выявлено ни одного случая содержания ГМО. Так что тогда определили, что необходимости в дополнительных проверках нет. Тем более, что проверить каждый продукт на наличие трансгенов – это очень затратно”, – говорит Валентина Лемеш.
 
Однако отрасль не стоит на месте. И полностью исключить того, что трансгены уже проникли в наши желудки, нельзя. Особенно высок риск встретить ГМО среди продуктов, привезенных из стран, где очень распространены ГМО (Китай, Индия, США). 
 

Какие ГМО выращиваются в Беларуси?


Трансгенные культуры выращиваются в Беларуси уже достаточно давно – на опытных полигонах. Начинали с картофеля. В первую очередь, стояла задача вырастить корнеплод, устойчивый к насекомым (например, к колорадскому жуку). Затем была создана картошка, устойчивая к грибку, а также – к парше серебристой, черной ножке. В общем, было получено 77 трансгенных линий картошки сорта “Скарб”, некоторые из которых показали высокий уровень устойчивости к возбудителям фитофторозы.
 
Также в Беларуси уже выращен трансгенный лен-долгунец, 8 линий трансгенного рапса. Сейчас Институт генетики и цитологии совместно с БГУ создают трансгенный рапс с геном интерферона – этот рапс предполагается использовать в качестве корма птицам для поднятия иммунитета.
 
“Генномодифицированных видов уже очень много, – рассказывает Валентина Лемеш. Но в больших количествах выращивается более 20 видов растений”.
 
Многие знают, что в Беларуси выведены трансгенные козы, молоко от которых содержит лактоферрин, необходимый для детей, у которых не усваивается молоко. Поголовье этих животных постепенно увеличивается, рассказал главный зоотехник управления по племенному делу в животноводстве Минсельхозпрода Александр Мельников.
 
 

Полигоны для испытаний трансгенов

В этом году в Беларуси появится уже второй по счету полигон для испытания трансгенных растений, рассказывает Валентина Лемеш. Один такой полигон уже несколько лет работает в Центральном ботаническом саду. Там выращивается трансгенная клюква с повышенной сахаристостью и голубика.
 
Новый полигон, паспорт которого сейчас оформляется, – это три сотки земли на улице Скорины, 34, в Минске. Здесь будут выращивать трансгенный картофель и лен. Кстати, полигон будет обнесен 2-метровой стеной и оборудован системой видеонаблюдения, чтобы туда невозможно было проникнуть. Специалисты будут вести мониторинг насекомых (в радиусе 500 метров) и растений (в радиусе 300 метров) вокруг испытательных полигонов. А оборудование и сельхозтехника, которые закуплены, планируют использовать только для обработки трансгенных растений.
 
Серьезные испытания в этом направлении ведут сегодня в РУП “НАПЦ НАН Беларуси по картофелеводству и плодоовощеводству”. “Они заключили договор с центром “Биоинженерия” Российской академии наук и начиная с 2006 года получили три белорусских сорта генномодифицированного картофеля, – рассказывает начальник управления растениеводства Минсельхозпрода Александр Белоусов. – Сейчас на лабораторных участках проводятся исследования по оценке безопасности трансгенных растений и по согласованию с Минприроды им выделяют опытное поле”.
 
 

Когда трансгенное многообразие будут выращивать в Беларуси в промышленных масштабах?


“У нас не стоит задача в ближайшие год-два перейти на генномодифицированную продукцию”, – рассказывает Александр Белоусов. – Все испытания в стране проводятся для того, чтобы Беларусь не отстала в сравнении с другими европейскими странами. Посмотрите, Европа тоже сильно не идет на производство трансгенов, там жесткие требования. Но исследования они ведут, так и мы будем вести”.
 
Специалист уверяет, что в переходе на промышленные масштабы нет необходимости. “У нас есть хозяйства, которые получают 500-600 центнеров хорошего товарного картофеля. Есть крупные сельскохозяйственные хозяйства, которые получают по 80-90 центнеров зерна с гектара, в прошлом году мы получили по республике в среднем 60 центнеров кукурузы”.
 
Ближайшие год-два, обещают специалисты, белорусских трансгенов на наших столах не будет.
 
Но так или иначе, цель исследования РУП “НАПЦ НАН Беларуси по картофелеводству и плодоовощеводству” совместно с центром “Биоинженерия” РАН – испытания новых трансгенных растений, рассказывает Александр Белоусов. “Возможно, в 2017-2018 году эти сорта пойдут в производство, так мне рассказал директор центра Колядко Иван Иванович”. При этом ставится задача продавать излишки сельхозпродукции за пределы республики, отмечает Александр Белоусов. Еще одна задача – в промышленных масштабах выделять лактоферрин из молока трансгенных коз, говорит Александр Мельников.
 
Но сегодня специалистов терзают и такие сомнения: “Если в России нельзя производить генномодифицированные растения, но ввозить их можно, то мы уже теперь не знаем: трансгенное растение – не трансгенное. Нужно делать какой-то мониторинг выращивания”, – говорит Валентина Лемеш. То же можно сказать и о Беларуси. 
 
Кстати, как бы мы не хотели оградить себя от генномодифицированных продуктов, многие из нас их уже используют. Так, сегодня почти все пациенты с сахарным диабетом получают именно генномодифицированный инсулин. Об этом рассказала начальник отдела биологических испытаний управления инновационного развития РУП “Белмедпрепараты” Минздрава Елена Литвинова.

Поделиться ссылкой: